Московское городское отделение Общероссийской физкультурно-спортивной общественной организации 
Федерация Славянских боевых искусств «Тризна»



ЛИТЕРАТУРА КАЗАЧЬЕГО КЛУБА СКАРБ

СТАТЬИ

О КАЗАЧЬЕМ СПАСЕ

   Случай с поимкой пули не вымысел, а живой факт семилетней давности, когда один их нынешних «характерников» демонстрировал это в тире МВД. Меня очень позабавило, когда представил, как это сделают хваленые «восточники» или дутые американские киносупермены. 
Сюжет в моем романе о том, что владеющий Казачьим Спасом владеет Пространством и Временем, способен поймать рукой пулю и уходить от пуль - реальный. Спасом владели многие Георгиевские кавалеры: Чапаев, Думенко, Шкуро, дед Кадочникова (полный бант) Георгия и многие другие. Я знаком с людьми, которые сохранили эту удивительную боевую традицию до наших дней. По воспоминаниям очевидцев, Чапаев не раз плясал Барыню на бруствере окопа в Империалистическую войну под тремя немецкими пулеметами и уходил от струй (холодеет затылок). В середине восьмидесятых годов видел кинохронику, как Шкуро захватил Киев и ехал впереди войска на коне. Вдруг из подворотни выскочил "революционер" с маузером, вскинул его, намереваясь стрелять. Шкуро молниеносно выхватил шашку, взмахи ее почти не было видны, вложил в ножны и поехал. На кадрах у стрелявшего отвалилась рука, потом голова, потом тело раздвоилось и он упал. Шкуро даже не оглянулся. В начале "перестройки" министр МВД, кажется Бакатин, велел привезти в МВД человека, владеющего СПАСом. Тот поставил условие, чтобы собрали 20 лучших спецназовцев, владеющих разными школами. Мой друг, Володя Ф. сопровождал рукопашника, лет 47, невысокго роста, даже с заметным брюшком. Когда они пришли, 20 бойцов разминались. СПАСовец прошел сквозь них, лег на маты и... уснул. Минут через десять, Бакатин разбудил его и приказал начинать. Тот посмотрел на часы и говорит: - Мне жена наказала еще колбасы купить, времени мало, я начну сразу с восьми. - Нет, вот тебе боец, черный пояс каратэ... - Я начну с восьми. Восемь качков обступили его, пересмеиваются от его тщедушного вида. Три минуты боя и все лежали пластом, даже не прикоснувшись к противнику, они его просто не видели. После этого он так всех "зачаровал", что двдцать спецназовцев начали серьезно лупить друг друга. Все злые, ничего не поймут. Тогда гость говорит: - Ладно, спорить мне с вами некогда, у вас тут тир есть? -Есть.. - Пошли. Гость повесил на пулеуловитель простую газету, встал метрах в полутора от нее и попросил выстрелить из пистолета в газету. Команда была дана и прозвучал выстрел... Выстрел-то прозвучал, но не было щелчка пули и газета оказалась целой, без повреждения. Гость разжал кулак и поднес пулю с нарезами. Что тут началось! Толпа "наехала" на стрелявшего офицера, дескать, тот заранее договорился с гостем, передал ему пулю, а сам стрелял холостым. Требовали повторить... Но СПАСовец категорически отказался и покинул здание. У меня есть архивные пленки из рассказов стариков-казаков о том, как владеющие "казачьей наукой" держали удары пуль из винтовок и карабинов, на теле оставался только синяк, гимнастерка с дыркой, а казак живой. Так называемые "бескровные одежды", гимнастерки хранили в сундуках, как ордена. Эта игра называлась "Играть в зайца". Трое казаков выезжали в степь и говорили: - Ну, кто нынче будет зайцем? - Ну, я - отзывался один из них. - Разоблачайся.. Он спешивался, снимал портупею, оставался в гиммнастерке и отбегал от друзей метров на тридцать-сорок. Входил в состояние Стос, а двое выпускали по его корпусу по полной обойме. Он в это время бегал, делал все возможное, чтобы друзья промазали. Казак на сто метров попадал из карабина в пятак. После того, как они выпускали по "зайцу" по пять пуль, подъезжали к нему, спешивались и все трое тщательно считали дырки на гимнастерке. Если до десяти не хватало хоть одной, "Заяц" укорно говорил: - О, братцы, стреляете вы плохо... И даже за один промах, двое стрелков десять дней поили "Зайцу" коня, варили кулеш... А гимнастерка укладывалась дома в особый сундук, когда собирались характерники, владеющие Спасом к хозяину, он поочередно доставал из сундука прошитые пулями гимнастерки и гутарил: - Вот в этой я был Зайцем в таком-то годе, в этой с теми-то стрелками. Еще одна игра в бескровные одежды называлась "Капусту рубить", все те же двое поначалу гладили шашками "Капусту", а когда тот входил в состояние, рубили... Гимнастерка распадалась на полосы, но на теле оставались только красные полосы, как от кнута. В конце рубки, они сдергивали бескровные одежды с него и почему-то выливали на Капусту ведро воды, а гимнастерку укладывали в другой сундук. Есть сведения, что у одного человека хранятся два сундука дедовских гимнастерок... без единой капли крови. Самое интересное, что это не бред, не легенда... а явь! Владеющий Временем казак... хлопок и... пропадает из виду. Сам он попадает как в кисель... но это уже тайна Рода. Казачьей наукой владели пластуны, они пробирались перед атакой австрийской конницы на их исходные рубежи и маскировались так в траве, что ряды конницы выстраивались для атаки, не замечая казаков. Тогда они вскакивали, держа на спине бриткую шашку острием вверх и бежали под пузами лошадей под рядами, а сзади рушились эти ряды, атака срывалась, а пластуны опять исчезали в траве. Товарищи хохлы пытаются сейчас присвоить себе Спас, но он появился еще со времен князя Святослава, да и ранее наша цивилизация владела этим боем. Есть исторические сведения, что 50 воинов Святослава окружила 10 тысячное войско врагов и потребовали сдаться, наведя на воинов луки. Они ответилаи, что сами себя порубят. Разделись до пояса сели на коней и стали скакать по кругу, в ритуальной рубке. Потом мгновенно разбились на пятерки и веером врубились во врагов, оставляя просеки... Выскочив из круг, развернули коней и рубили просеки к центру... Десятитысячное войско в панике бежало. Летописец константировал, что русов не брали ни мечи ни стрелы, тела их были... бескровны. Кстати о "хохлах", эти чубы (такой же оселец был и у Святослава), был признак п о с в я щ е н и я, чуб могли носить только посвященные в эту казачью науку. Русы верили, что за этот чуб в последний миг жизни, Бог вытаскивает на небо его душу. Турки, персы, греки, мидяне и прочие недруги тех времен знали об этом. В случае, если казак попадал раненый в плен, они мгновенно срезали ему оселец и тот попадал в наивную простарцию, что не попадет к своему Богу. Есть сведения, что когда характерники скакали на конях в атаку, чубы у них стояли вертикально??? Вот вам загадка, в которой кроется основной Спас. Давайте вернемся к Казачьему Спасу У яицких казаков он назывался "Казачья Наука". Как правило, передавалась от деда - внуку. По моим сведениям, Казачий Спас - это особое мировоззрение на природу и окружающий мир. В некоторых правилах из этой науки проступали древние ведические верования. К примеру, моего знакомого Юру, спасовец обучал в кисловодском парке. Они шли по тропинке и тут, наставник, попросил принести ему палку, придавленную упавшим деревом (обломок его же ветви). Юра рад стараться, кинулся исполнять волю учителя, обломил палку и принес... на что спасовец посетовал: "Ты нарушил все законы Спаса... Ты должен был представить и увидеть, сколько лет росло это дерево и ветвь, сколько солнечной энергии оно получало, сколько раз набухали почки и лопались, рвались силой молодые побеги, опять теряли листья... зима, мороз... снова повторение цикла, опять солнечные свет... Ты должен был, мгновенно прожить жизнь дерева от побега до его смерти… Ты должен был попросить разрешения у дерева, у солнца, у ветра, у ручья - взять эту палку, тогда бы ты принес мне меч! И с этим мечом можно было противостоять - стальному мечу. Но... ты проявил а г р е с с и ю, а это несовместимо со Спасом и... принес мне трухлявую палку". 
   Основные принципы Спаса описаны мною в романе "Княжий остров". 

   Деды расказывали, что в наших станицах, "ишшо до леварюции", атаманы были вроде председателей сельсоветов... он был главным в мирное время. Но, при сполохе, в начале войны, главным становился походный, войсковой атаман. Посвящению и выбору этого атамана, у казаков был особый, древнейший ритуал. Тайным советом стариков отбирались семеро кандидатов. Они выезжали на конях в степь, гнали волчью стаю и отбивали матерого... Кто первый плетью очумеет волка (надо было точно попасть вшитой в плеть пулей ему по носу на скаку), спрыгуть с коня на волка и "стреножить" зверя, тот становился основным претендентом. Подскакивали остальные. Двое садились верхом на волка, передний держал его за уши. А казак, стреноживший, стновился перед ощеренной мордой на колени, читал молитву, неотрывно глядя зверю в глаза и... медленно убивал его кинжалом в сердце. По поверьям, в этот момент, из глаз в глаза, переходила в будущего походного атамана вся волчья сила и хватка. По словам дедов, с таким атаманом почти не было потерь в боях, было много побед, его не брала пуля и шашка... Но... приходило опять мирное время, походный атаман, прошедший такую инициацию редко мог жить мирной жизнью... Чудил, продолжал воевать, бузить и т.д. Когда становилось невмоготу, решаением совета старейшин... его убивали серебряной пулей. А к новой войне, готовили другого... Еще один интересный казачий обряд. Мне рассказывали, как в станице Кумылженской казаки уходили на "позиции" в 1914 году. 
   За сутки до отправки на фронт, каждый шел к своей бабке и она писала ему в ладанку обережную молитву. Утром, все уходящие на фронт собирались у реки Хопер (строго без баб и лишних людей), каждый приносил со своего двора петуха и дробовик. По очереди, они привязывали петуху под крыло свою молитву из ладанки и с убойной дистанции стреляли из ружей по ним. Были случаи когда дробовые заряды кувыркали птиц, но они вскакивали, отряхались и были живы... значит, молитва крепкая. Если петух погибал - казак шел к тем бабкам, чьи петухи выжили. По преданиям, все вернулись с войны живыми 

ДЕД 

   «Дед»… Так его с глубоким уважением и любовью называют многие ученики рукопашного боя. Алексей Кадочников – живая легенда Русской Победы. Я его увидел впервые в середине восьмидесятых годов на сцене Центрального дома литераторов в Москве, где он со своими учениками провел потрясающее показательное выступление. В зале сидели кадровые военные и курсанты пограничного училища, на сцене вихрем летали автоматы, саперные лопаты, штык-ножи и шашки. Кадочникова атаковали со всех сторон сразу несколько бойцов и, всех он легко валил, отнимая оружие голыми руками. Курсанты рядом недоверчиво шептали: «цирк, клоуны… они все заранее договорились и поддаются ему»… Какие же были у них растерянные лица, когда сами поднялись на сцену и бросились с оружием на Алексеевича. Его-то ученики умели правильно падать и кувыркаться, чтобы ослабить удар, а курсанты-скептики летали и грохались на доски сцены, как мешки с картошкой. А ведь это были уже получившие стандартную боевую подготовку старшекурсники, почти офицеры пограничных войск. Видимо с той поры именно пограничники стали самыми верными учениками русского стиля боевых искусств. Стиля Алексея Кадочникова. Его основная и святая для нашей Родины заслуга, что в период самой оголтелой пропаганды и внедрения восточных единоборств, Кадочников убедительно и мощно доказал, что наши предки имели куда более грозное оружие, он поднял этот русский бой на небывалую высоту и, обучил ему тысячи воинов. Свидетельство тому многие благодарные письма от офицеров и солдат, которые прошли ад Афганистана, «горячие точки», Чечню, а выжили благодаря своему учителю. Один эпизод из первой чеченской войны… был окружен дом, у наших солдат кончились патроны… Офицер дал короткую тренировку своим ребятам и, они разом выпрыгнули из окон со штык-ножами на головы отборных дудаевцев, вырезали бандитов и прорвались, не понеся потерь. А если бы все воины в той войне владели этим искусством побеждать?! Отчаянно дрались казаки-терцы, их боевое умение, перемещение под пулеметами «крокодилом», приводило в панику «волков». Казачий «счет» в Приднестровье – 1:26; за одного убитого казака ложились в землю 26 противников. Что стоил один только «Цыган», который вычислял снайпера «на живца»; надевал легкий бронежилет по одежду, провоцировал их на выстрел, в совершенстве владел рукопашным боем, «чуял» пулю, уходил от нее и притворялся мертвым. Потом лежал неподвижно, в ожидании снайпера, когда приползет за его документами. Румыны оценили казачье удостоверение в 8 тысяч долларов... и снайпера приползали... Здесь следует особо обратить внимание, что стиль Кадочникова – боевое оружие, что нельзя устраивать соревнований по русскому рукопашному бою, что это не спорт, а взрыв ума и силы на грани жизни и смерти. Это очень серьезное духовное и физическое оружие. Русское! С обязательной победой! Оно молитвенно глубоко и уходит корнями в века и века боевого прошлого нашего Отечества. Ни один народ мира столько не воевал, сколько пришлось на долю нашим предкам. Рукопашный бой оттачивался тысячелетиями, в битвах с захватчиками святоотеческих пространств, кои пытались посягнуть на них и удобряли русскую землю своей жадной плотью. Это оружие хранится в каждом из нас, как клинок в ножнах, оно тонко запеленовано до поры родовой памятью, умением пращуров стоять насмерть «за други своя», за землю родимую. Оно смертельно опасно, и прав Кадочников, говоря, что для спорта и показухи оно не годится, ибо лезвие этого клинка так отточено в подсознании нашем, что может невольно поразить противника даже на тренировках. Известный писатель-фронтовик Дмитрий Жуков, рассказывал мне страшную историю, я приведу ее как пример. После войны в Одесском военном округе проводились масштабные учения с выбросом из самолетов огромного десанта. Среди военнослужащих были еще фронтовики… И когда условные противники сошлись в рукопашной схватке, погибло более сотни человек, они порубили друг друга саперными лопатками. Об этой грани и предостерегает Кадочников… Нельзя играть в войну шутейно… Надо уметь воевать, знать противника, в мгновение вычислить его и победить… Только победа, ибо впереди еще выполнение основной боевой задачи, а ее не выполнить нельзя… Судьбе было угодно еще раз свести нас с Алексеем Алексеевичем в середине девяностых годов в станице Азовской, на Кубани, где Кадочников тренировал учеников школы академика Щетинина. В то время вышел в свет мой новый роман «Княжий остров» и, выше многих похвал, стали его слова, что этим романом он награждает своих лучших учеников перед строем… Случай с поимкой пули не вымысел, а живой факт семилетней давности, когда один их нынешних «характерников» демонстрировал это в тире МВД. Меня очень позабавило, когда представил, как это сделают хваленые «восточники» или дутые американские киносупермены. Кстати, о боевиках… После трагедии 11 сентября, Америку накрыла еще более страшная духовная трагедия… Поднимая каждое утро на своих ранчо звездно-полосатый флаг, они свято верили, что Шварценегер и Сталоне – крутые и бесстрашные парни, символы Америки, национальные герои… А когда те испугались летать на самолетах… это всех повергло в шок… У кичливых американов рухнули в душах столпы национального духа, а это пострашнее падения башен и принесет неисчислимый в долларах урон... Наши национальные герои-самородки: Калашников, Кадочников, тренер прославленных хоккеистов Тихонов… Обратите внимание, ведь они похожи физически друг на друга, как родные братья. Что это? Это могучее родовое древо, питаемые соками пращуров и их необоримым Духом. Кстати, Калашников сказал так: «Я сделал железку, а Кадочников вдохнул в автомат душу». И ведь действительно так, автомат Калашникова в руках Алексеича на тренировках становится одухотворенным, живым… И вот что интересно, я много раз бывал на семинарах Кадочникова, снял много видеофильмов, и все время поражался его молодости, энергии, он в схватках кажется моложе всех, стремительнее всех, – неотразим и непобедим. Это воин милостью Божьей, послан нам в науку и умение, сражаться в самых безвыходных ситуациях. Упомянул я «Казачий Спас» не случайно, эта тайная и могучая боевая школа передавалась только от деда – внуку, ребятишки готовились к посвящению с раннего детства и, не все были способны воспринять эту силу. Отбирали самых смышленых, у кого мысль работала быстрее света… По многим источникам с Дона, Кубани и Терека, где я собирал материалы для своих книг, «характерниками» были почти все Георгиевские кавалеры, имевшие полный бант крестов. Чапаев под тремя немецкими пулеметами плясал «Барыню» на бруствере окопа, чуя свои пули и уклоняясь от них. «Спасом» владел Думенко, 25-летний казачий полковник Васищев. У меня есть аудиозаписи рассказов стариков-очевидцев взятия Васищевым станицы Наурской в начале двадцатых годов. Когда он на площади спрыгнул с коня при большом стечении народа, расстегнул пояс и встряхнулся, под ноги градом осыпались пули, а вся черкеска была в дырах от них… Дед Алексея Кадочникова – полный Георгиевский кавалер, родом из уральских казаков. Он передал рукопашную науку своему сыну Алексею и внуку Алексею. Сам дед ремонтировал и делал самолеты, сын и сноха – летчики, имеет за спиной летную школу и внук – Алексей Алексеевич Кадочников. Его отец во время войны уложил в рукопашной схватке под Одессой сразу пятерых немцев. Так что основная боевая школа Алексея Кадочникова – Родовая. Он так ее смог развернуть и усовершенствовать, так поднять, такой радостью заразить народ России, что у нас все есть свое, более мощное и непобедимое боевое учение. Ведь не зря же японцы с десяток лет назад предлагали Кадочникову полтора миллиона долларов только за то, чтобы снять на видеокамеры все, что он умеет делать… «Дед» вежливо им отказал… У него, растет внук – Алексей… Но не только ему он передаст свою гениальную школу. Он стал родным Дедом для тысяч спецназовцев, пограничников, сотрудников ГРУ, ФСБ, МВД и несть числа его благодарным внукам, стерегущим Отечество от врагов и бандитов. Дед поднял знамя Русского Духа из мерзости и грязи оголтелой «перестройки», когда разваливали армию и поливали офицеров помоями, он свято верил и верит, что наш воин – непобедим, надо только уметь воевать, маскироваться, метко стрелять, видеть мины под ногами и в прицеле – врага… А уж когда дойдет дело до рукопашки – надо уметь управлять временем и пространством, как это лихо умели Георгиевские кавалеры… Надо быть бдительными и держать порох сухим… А потому надо учиться воевать у Кадочникова: стремительно, дерзко, ловко, по-боевому жестко… на последней грани… чтобы выжить самому и Победить! Низкий поклон ему от всего нашего народа, от всей России, чьих сынов он своими трудами спасал и спасет… 

АЛЕКСЕЙ КАДОЧНИКОВ 

   «Россия, Русь-Отечество наше, народ наш, каждый Россиянин и я со всеми вместе переживаем ныне лютые времена утраты и забвения славной истории Отечества нашего, которая нами самими же искажена, забыта, попрана и поругана. Нет нам оправдания, нет нам прощения. До каких же пор мы, русские люди, будем в безумии низвергаться в бездонную пропасть, обламывая ветви, - коими мы сами являемся, - с могучего древа, которое и есть наша Родина, святая Русь наша? Или в своем падении мы хотим достигнуть умопомрачения, когда своими руками начнем расщеплять и дробить этот могучий ствол, на котором держится Отечество, чтобы докопаться до корня и уничтожить его? Это ли мы хотим, люди русские? Неужели мы забыли, что корень святости русской, есть святая Православная Вера – истинная вера во единаго Бога Отца Вседержителя, во единаго Господа нашего Иисуса Христа – Сына Божия Единородного и в Духа Святаго Господа Животворящего. Неужели мы запамятовали, что стволом могучего древа, - Святой Руси нашей, - является Русская Православная Церковь – дочь истинной единой Святой, Соборной Апостольской Церкви. Или не крещены мы единым святым крещением во оставлении грехов и не чаем всем сердцем воскресения мертвых и жизни будущаго века. Святая Русь есть страна-Церковь, Православная Церковь Христова. Каждое чадо ее, - от Государя Православного Царя-Помазанника Божия до воина, крестьянина, - смысл жизни своей видят в творении воли Божией, каждый день в жизни по Богу во благочестии и чистоте. Эту Веру, Отечество свое с оружием в руках защищали наши отцы, деды, прадеды и прапрадеды. Защищали правду Божию, не щадя жизни своей, не боясь врагов. Не в силе Бог, а в правде. Защищали в полках Александра Невского и Дмитрия Донского. Защищали вместе с Иоанном Грозным в Казанском походе. Защищали чудо-богатыри, православные воины Александра Суворова. Что дает русскому солдату смелость и силу, и определяет лучшие качества его? Ответ один: Православная вера. Вера отцов. Кто вдохновлял отважных и укреплял малодушных, освящая дело защиты Отчества как религиозный долг каждого, способного носить оружие? Кто научил русского человека, русского воина быть: верным – без лести, мужественным – без жестокости, щедрым – без расточительства, стойким – без фанатизма, сильным – без гордости, милосердным – без тщеславия, ревностным – без гнева злобы? – Церковь Православная! Так очнемся же, люди русские, да падем ниц перед Богом в слезном покаянии! Братия и сестры, внимите себя, вернитесь к себе и прислушайтесь к сердцу своему! Неужели мы не узрим в сердцах своих Церковную основу всего русского бытия, неужели нам не станет ясно: то, что хотят возродить, - под именем русским, - люди, отвергающие православную духовность и Церковь, не есть русское и не сеть Россия. Возрождение Православной веры в наших сердцах есть единственный путь к возрождению идеалов Святой Руси – многострадальной Отчизны нашей. Страны, Божественное предназначение которой – отстоять, сохранить и защитить Веру Православную. А по сему, Русь Святая, храни Веру Православную, в ней твое спасение. На Отчизну нашу, Россию, излей благодать Твою, Боже! Аминь, аминь, аминь». 

Православный христианин Алексей Кадочников 


   Запорожцы говорили, например, что между ними всегда были так называемые “характерники”, которых ни огонь, ни вода, ни сабля, ни обыкновенная пуля, кроме серебряной, не брали. Такие “характерники” могли отпирать без ключей замки, плавать на лодках по полу, как по морским волнам, перебираться через реки на суконных войлоках или рогожевых циновках, брать в голые руки каленые ядра, видеть за несколько верст вокруг себя посредством особых “верцадел”, жить на дне рек, влазить и вылазить из туго завязанных и даже зашитых мешков, “перекидаться” в котов, превращать людей в кусты, всадников в птиц, влазить в обыкновенное ведро и плыть в нем под водою сотни, тысячи верст. “Много говорили запорожцы и о силе своих богатырей. Богатыри у них были такие, каким равных нигде не было. Они толстейшие желзные полосы, что снопы в поле, вокруг шеи ляхов скручивали; они страшно тугие луку, над которыми в Польше несколько человек напрасно силились, играючи натягивали. У них в Сичи между другими багатырями жил Васюринский козарлюга; то был такой силач, что когда он причащался, то 4 человека поддерживали священника, чтобы он не упал от одного духа богатыря, потому что он только дохнет, и от того дыхания человек с ног упадет. А когда разоряли Сичь, так там был такой силач, который одним дыханием мог бы убить человека. Как подошел он к причастию, не затаив дыхание, то священник едва с причастием не упал навзничь. “Кто ты таков, старче?”—“Что ж, батюшка, я такой-то”. “Изыди же из сего града, а то узнают о тебе, то погибнешь”. Война для козака была столь же необходима, как птице крылья, как рыбе вода. Без войны козак — не козак, без войны лыцарь не лыцарь. Козак не столько не боялся, а любил войну. Он заботился не только о том, чтобы спасти себе жизнь, сколько о том, чтобы умереть в бою, как умирают истые рыцари на войне. т. е. чтоб о нем сказали: “Умiв шарпати, умшiв i вмерти, не скиглячи”. “От казали, неначе воно боляче, як шкуру з живого чоловiка здирають, а воно мов комашня кусае”... 

Из трехтомника "История запорожских козаков" 

Разместил: Сергеев Ю.В. www.knyaj.ru 
Мои статьи взяты из нашего сайта www.predistoria.org, 
заходите к нашему костру, там еще много есть интересного.

22.12.16 | 19:15:05

05.07.16 | 10:20:35

12.04.16 | 15:27:26

31.03.14 | 15:55:47

05.12.13 | 14:06:25


ГоловнаяНовостиСсылкиКонтактыКарта сайта


Работает на Amiro CMS - Free