Московское городское отделение Общероссийской физкультурно-спортивной общественной организации 
Федерация Славянских боевых искусств «Тризна»



ЛИТЕРАТУРА КАЗАЧЬЕГО КЛУБА СКАРБ

ИСТОРИЧЕСКАЯ

ЗАБЫТАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Дмитрий Ефремов

    От автора:

  Забегая вперёд должен сказать, что в этой работе делается попытка раскрыть одну из самых загадочных и неизученных по сей день страниц человеческой истории, которую можно было бы назвать одним, давно укоренившимся в науке термином – «прото». Найдётся немало других, неменее популярных научных оборотов: индоевропейская, до индоевропейская и т.д. Тем не менее, у этого       «до…» есть одно вполне закономерное, и даже, собственное название, связанное с вполне реальным именем, коим называл себя когда-то очень давно, и вплоть до нашего времени, один загадочный и неизученный народ. Имя его умышленно не раскрывается сразу, хотя, кому нетерпится, могут это сделать с лёгкостью, пролистав несколько страниц. Конечно, тайны никакой нет, но есть объективная необходимость постепенного осмысления этого феномена, который с убедительным постоянством всплывает в самых разных культурах и эпохах. Этим феноменом является народ, до сей поры остающийся в тени хорошо известных нам цивилизаций. При этом возникает объективная необходимость умозрительного контакта с теми культурами, в которых этот народ проявляет себя как культурообразующий: Греции, Египта, Китая…, где умышленно не используется эпитет «древние», поскольку действительная древность остаётся неразгаданной и скрытой, стократно древней, чем выше перечисленные. В следствие этого факта появляется повод обобщённого экскурса «видеоряда», затрагивающего эти культуры. Столь же очевидно и то, что исторический экскурс, быть может, набивший изрядную оскомину у критиков, затрагивает не столько историю, сколько культурно-этнические проявления ушедших народов, их социально-политические характеристики, и даже, морально-нравственные аспекты. В этом случае данную работу можно было-бы назвать историко-филосовским эссэ, вырисовывающим даже не портрет народа «икс» как такового, а его портретное отражение, или отображение, как на Туринской плащанице, в других исторических реалиях. Но разглядывая этот мир прошлого, во многом непонятный,  с высоты современного практицизма, может возникнуть вполне резонный вопрос:                   

    Есть ли смысл отыскивать в прошедших эпохах то, что не соответствует сегоднешнему времени. И  почему это прошлое, с практической точки зрения, никак не применимое к современной жизни, тем не менее, интересует людей? Причём не только какое-то своё прошлое, связанное с собственной историей и географией, но и древность запредельных, неизвестных народов, удалённых географически и культурно, имеющих не такую религию, не такой язык, и вообще, народа  «с другой планеты». Неужели одно только любопытство вынуждает собирать и фиксировать эти разбросанные по земле «крохи»? Быть может, этому есть какое-то другое, более веское обоснование? Вопрос этот не праздный, и любая информация, затрагивающая прошлое, всегда вызывает живой интерес в любом обществе. Отсюда и трактовки того или иного исторического сюжета, которые зачастую приводят к спорам и длительной полемике, будоража сознание не только искушённой научной общественности, но и простых людей. Давая примеры и социального устройства общества, и культуры в целом, история человечества является фундаментом сегодняшней действительности, и стоит только изменить под ним почву, как реальность начнёт искажаться, как будто она связана именно с нашим представлением о прошлом. Если  же представить относительность существования времени, то всё, что было, есть и будет - может оказаться в тесном контакте и взаимодействии, словно в клубке переплетённых нитей[i].

 

                              Предисловие, или размышление на заданную тему.

 

    История, это не хроника текущих событий, а их интерпритация и осмысление. Посему, реальность такова, что именно из нашего понимания прошлого, а не из самого прошлого, вытекает наше будущее. Отсюда можно предположить, что будущее легко формировать, почти не вмешиваясь в события, всего лишь трактуя их по своему усмотрению. Из этого следует, что история как область познания является не менее важной, чем экономика или политика, поскольку способна отражать под любым углом хронику как текущих событий, так и давно прошедших. Находясь на кончике пера, в руке пристрастной, она становится таким же мощным оружием, как острое копьё или современный военный корабль, переходя из чисто научной плоскости в социально-нравственную. Посему, данное повествование не претендует на научность и является, как уже было сказано, более философским размышлением, нежели историческим эссе. Это попытка понять, как некие минувшие события отражались в сознании народов самых разных эпох; то, что принято в научной среде называть мифотворчеством. Именно в нём, т.н. мифотворчестве, консервировались и, как следствие, искажались, а точнее зашифровывались, реальные картины истории человечества. Разумеется, каждый народ имеет право на свою неповторимую историю, и каждый народ желает видеть себя в контексте исторических событий, в ритме которых формировалась современная цивилизация. Точно так же этот народ может привязывать себя и свою историю к той реальности, в которой находится сегодня. Скажем, поляки всегда переживают утрату некогда великодержавных замашек Речи Посполитой. Армяне не могут простить туркам геноцида и захвата своей национальной святыни - Арарата, а в России до сих пор не могут уразуметь, как из-под ног уплыл целый полуостров Крым. Не сегодня – завтра отправятся в плавание Курилы. Налицо тот факт, что в природе нет ничего застывшего и постоянного. К сожалению (или к счастью), не каждому народу удаётся связывать свою реальность с прошлым, и потому по земле, словно тени, прошли строем не десятки, а  сотни государств и народов, канув в лету. И дело совсем не в том, что из этой игры выбывает слабый. Налицо процесс эволюции, результаты которой видятся лишь на большом расстоянии.

    Имея право на жизнь, каждый из нас желает знать, что является правом и гарантией на будущее или стимулом для него? Что может быть и должно стать мотивацией продолжения жизни, и что мешает этому процессу? Возможно, наша природная скромность и самокритичность, которая вполне может играть больше отрицательного, чем положительного в жизни социума, а может, те самые замашки на великодержавность, которые прибавляют уверенности в себе, но отпугивают соседей.

    Ответы на эти вопросы лежат в области истории, где и род, и город, и народ в целом всегда вооружены главным стимулом для осознания  важности своего будущего – продолжать свой род, а ещё точнее – совершенствовать его, т.е. улучшать. Однако этот процесс совершенствования никак нельзя сравнивать с банальным украшением своего брачного костюма, хотя в той же природе это имеет огромное значение. Процесс этот, безусловно, важный, так как связан с эволюцией самой природы в целом. Выходит, что совершенствование общества и отдельного человека  есть постоянное изменение, результатом которого должна стать или какая-нибудь катастрофа глобального масштаба, или гармония и единство с окружающим миром. Впрочем, эти рассуждения лишены доказательной базы и затрагивают, опять же, область философии, нежели истории. Пока же идёт непрекращающаяся мышиная возня между соседями, поскольку усидеть на «одном стуле» всем очень сложно. И даже если все мы - далёкие родственники, ужиться в одном доме с каждым годом всё труднее. И сегодня, пользуясь бытовой фразеологией, кому-то приходится ютиться в прихожей на половичке.

    Конечно, это аллегория. Что же касается реальности, то нам, русским по происхождению и по духу, следует разобраться с мотивами своего будущего и подумать, почему мы занимаем одну восьмую часть суши и как нас до сих пор не согнали с такого насиженного места, и всё время пытаются это сделать. Отчего на наши головы валятся всё время революции, ереси, смутные времена, терроризм и прочие напасти. И почему из наших паспортов и сознания всё время пытаются вычеркнуть графу "национальность"? Как будто это объект позорной принадлежности.

    Так много вопросов, и ответы на них зависят от того, как мы себе представляем наше прошлое:  государства, города и даже семьи, которые можно сравнить с колыбелью, где нас когда-то убаюкивали.

    Всё это далёкое прошлое, пусть даже лично наше, можно элементарно исказить, и тогда жизнь превращается в ад, а мы, не осознавая этого, начинаем незаметно жариться на углях этого ада и роптать на свою судьбу.

    Из того, что история уже давно, а может, быть всегда, являлась областью политики, конечно же, не следует, что каждый археолог, географ или лингвист есть политик и обманщик. Но там, где эта трудолюбивая братия собирает по крупицам прошлое в общую мозаику под названием «цивилизация», всегда найдётся некто, кому захочется внести свою коррективу и извлечь из этого выгоду; перепутать листы в хронологии, удалить из летописи неугодное имя, изменить дату важного события и т.п.

    К сожалению, сегодня под совершенствованием понимается не только духовное развитие, красота наших городов и костюмов, но и быстрый танк, а когда-то, возможно, и дубина с железными шипами. От прозы жизни не уйти, и поэтому нам хочется, чтобы всё было красиво, даже дубина. Иногда, правда, забывая о красоте, мы меняем деревянные двери на железные, зарешёчиваем окна, подражая соседям, воруем у тех, кто делает надёжнее и красивее, и даже отнимаем, в том числе и красивых женщин, хоть и не имеем на то никакого права. И в этом случае уж точно без аллегории не обойтись, поскольку реальность всё равно субъективна. Но если придумать телевизор или газету, то её – реальность - можно сделать вполне объективным достоянием всего общества. И тогда неизвестно откуда появляется общественное мнение, о котором никто и не подозревает в обществе, и невидимые ручки тех, кто этим мнением манипулирует. И всё же каждый человек постигает реальность через свой личный субъективизм и аллегорию. Через сравнение, окрашивая чёрно-белое кино бегущих дней красочным слоем своих представлений и фантазий, возникающих на основе сопоставлений с прошлым и прожитым, и превращает однообразную хронику жизни в яркую сказку. А какой ребёнок не любит сказок? Таких нет. И все мы, даже в старости, продолжаем оставаться детьми, и нуждаемся в сказках. И не надо нам на ночь говорить о пользе простокваши или о курсе рубля или доллара. От этого можно и сон потерять. Возможно, в нас срабатывает генетическая память далёкого прошлого, и мы интуитивно тянемся к своим корням и источникам, которые дают нам новые силы для осмысления реальности, не всегда понятной при первом взгляде. Но самым удивительным свойством сказок является их кристальная чистота и лаконичность, и каким бы не становился мир, в котором мы пребываем, народные сказки остаются неизменными и недоступными для зла, как скрытая основа древнего храма.  Разумеется, сказка ложь, да в ней намёк… Но что значит эта известная любому ребёнку поговорка? И всегда ли сказка ложь? Быть может это как раз та вынужденная маскировка унылой повседневности, превращающая её в яркий обучающий плакат, мимо которого уже будет нельзя не пройти случайному прохожему. Повод подумать не только над сюжетом, но и подумать тем сознанием, которое было у людей десятки тысячь лет назад.  

    Итак, сказка, т.е. искажённая реальность, а точнее, закодированная в символы и образы картина, доступная только ребёнку, способному не только понимать, но и растворяться в её сюжетах, с элементами аллегории и фантастики – это ли не путь к постижению современной картины мира. Единственная возможность сформировать и осознать себя как личность в этом мире. Сказка - это ещё и сконцентрированная энергонесущая мысль, формирующая общественное сознание и даже национальную идею. И потому сказка не является простым вымыслом, а скорее историей в образах, поскольку не всегда объективна, вернее, всегда субъективна. Под воздействием времени в ней происходит своеобразная шлифовка тех представлений о реальности и трансформация их в единый художественный образ, исказить который, в отличие от всевозможных летописей, уже невозможно. При этом следует отметить особую живучесть не только сказочных образов, но и самих сказок, невредимо проходящих через сито тёмных веков, репрессии и культурные революции. Говоря о сказках, былинах и различных мифах, можно с определённостью заявить, что эти источники народной мудрости, переработанные временем, являются такой же частью истории, как и летописи Ипатия, Нестора или записки Страбона, поскольку оставлены для нас в назидание. Они такие же реальные свидетели времени, как и собор Василия Блаженного или иконы Андрея Рублёва. Неоспоримые доказательства нашего древнего присутствия на земле в оформленном человеческом виде. Близкие по содержанию мысли высказывал ещё в 19 веке крупнейший швейцарский учёный Иоганн Бахофен, утверждавший в своём «Материнском праве», что мифологическая традиция должна быть признана как достоверное и совершенно независимое от воздействия свободной творческой фантазии свидетельство древнего времени, ибо оно подтверждено и проверено исторически бесспорными фактами. Обращая свой взор к матриархатным истокам человеческого прошлого, Бахофен утверждал, что есть изначальная, более великая и более важная действительность: лишь она может показать нам древние времена, и хотя в мифах всё переиначено, завуалировано, - они порождены реальной исторической эпохой и помогают реконструировать эту древнюю эпоху в тех её фрагментах, где отсутствуют материальные археологические свидетельства.

    Особенно ценным качеством сказок и мифов является то, что они развивались вместе с языком, и если говорить о русской культуре, и языке в особенности, то в нём в самых разных формах смогла сохраниться та самая древнейшая история, о которой идёт речь.  Длительное время взаимодействуя с самыми разными культурами этот язык непрерывно обогащался, и как следствие, обогащал другие культуры. Неизгладимые отпечатки его присутствия, оказывается, без труда можно обнаружить во всех современных языках, и не удивительно, какой интерес в последние годы вызвал в среде лингвистов этот феномен. Английский, немецкий, французский и многие другие европейские языки буквально сочатся русскими корнями, вследствие чего выясняется, с одной стороны, очевидная, а с другой, невероятная картина. Выводы, что, дескать, был общий язык «индоевропейский», от которого всем досталось по чуть-чуть, звучат как-то не очень убедительно. И если называть вещи своими именами, то придётся признать, что народа – индоевропейцев, никогда небыло, не могло быть, и, наверное, не будет. Вот как отзывался об этом «феномене» сербский учёный историк Радивой Пешич «Теория индоевропейского языка – это ширма, за которой политики постарались спратать истинные ценности славянской цивилизации». Подобныю мысль высказывает и современный русский историк Юрий Петухов, утверждающий, что это всего лишь термин, фантом, превращённый с помощью хитроумных баснописцев на всевозможных научных симпозиумах  в реальность, причем историческую. Подобную оценку индоевропеизму даёт известный политолог и историк Валерий Михайлович Дёмин. Это тот самый случай, когда желаемое принимают за действительность. В то же время действительный фигурант древней истории, сведения о котором есть практически в любой культуре, по-прежнему остаётся в тени.

    Задача этой работы как можно ярче высветить этот народ и выяснить, насколько близко к этим истокам находится наша русская культура.   

    Надо сказать, что когда речь заходит о первоэтносе, всё учёное сообщество становится очень агрессивным и раздражительным. Копаясь в артефактах тысячелетней давности, делая свои, порой нелепые выводы, историки как будто не замечают и не понимают, что это всего лишь вчерашний день истории человечества. Древность Египта, Шумера или Греции по сути уже не древность, а вполне оформленная и понятная во времени реальность, мало чем отличающаяся от нашей. Тем более, если о ней уже столько известно. Несмотря на это, “цивилизации” эти до сих пор подают на стол всеядной общественности как заросших слоем древнего лишайника исполинов, возникших из небытия, в то время как все они буквально пронизаны чем-то единым, действительно древним и загадочным. Именно поэтому мифы и легенды неизмеримо больше содержат правды и объёма, чем самые огромные египетские пирамиды, о которых, конечно же, ещё будет сказано. Разумеется, не всё в мифах в прямом смысле является историй. К примеру, миф о Сизифе, закатывающем на большую гору круглый камень. Возможно, древние сказители хотели сказать о чём-то таком, что могло научить нерадивое потомство морали и нравственности, пользуясь дозволенным языком аллегорий. В этом случае миф приобретает свойство сказки с той лишь разницей, что всё-таки претендует на историчность главного героя. Отличие  же сказки от мифа может быть в том, что она есть не только искаженная временем реальность, но украшенная художественно с помощью языка. И чем богаче язык, тем многообразней и замысловатее становится реальность. Трансформация и осмысление этой реальности со временем делает сюжет ещё более неправдоподобным, т.е. сказочным. С течением времени сказители добавляют в эти сюжеты ещё и свои оценки, запутывая их ещё больше, превращая реальность в то, что сегодня принято называть поучением. То есть, в самой народной среде сказка не столько история или замысловатый сюжет, искажённый временем, сколько поучительный документ, на основе которого в народе происходит формирование стереотипов мышления и поведения по принципу – своё, не свой, злой не злой и т.д. Но хотим мы того или нет, она хранит актуальные свидетельства прошлого, передаваемые в аллегориях и закодированных формулах. Отсюда сказка являет собой особый жанр литературы и имеет свои законы. Вместе с тем сказка есть способ непосредственного общения со слушателем, при котором возникает особое духовное единство слушателя и рассказчика. При анализе подобных «памятников» важно уловить информацию в синтезе непосредственно отраженного факта и творческого взгляда на давно минувшее событие. В этом случае нельзя отбрасывать и расчленять всё литературное и волшебное, сказочное оставляя для исследования лишь фактологическую часть. Важно увидеть в этой форме способ мышления и способ констатации фактов, существовавший, быть может, не одну тысячу лет назад, распознать стоящую за ними информацию.

    С мифом происходит иное, поскольку уже в момент его возникновения существует огромная пропасть между пересказанной реальностью и её осмыслением теми, кто пытался когда-то её запечатлеть в стихах или прозе. Именно поэтому нам непонятно содержание мифа о Сизифе. Несмотря на это, миф - такой же атрибут истории, как и пирамиды Египта, смысл которых, несмотря на полную реальность,  до сих пор разгадать никто не в силах.

    Когда мы с увлечением читаем про Миноса, того, кто жестоко грабил бедных греков, отнимая у жителей Эллады молодое потомство (надо думать, лучших его представителей), то почему-то с лёгкостью и доверием ребёнка верим в то, что этот тиран скармливал это потомство рогатому человекоподобному зверю Минотавру. Бедные греки были ещё детьми сами в сравнении с минойской культурой и, наверное, не могли понять и осознать того, почему их молодёжь, непорочная и чистая, так сильно кого-то интересует. Может быть, они даже не знали, что бык - это травоядное животное и мясо не ест в любом виде. Мифы появились потом, а в начале была реальность, которую греки не способны были осознать своим детским разумом. Так же, как и сегодня – сначала переворот семнадцатого года - и миллионы жертв, а потом  - искаженное его осмысление и раздробление общества.

    Право же, трудно себе представить высокоразвитых критян, имевших великолепие одежд, тонкое искусство настенной живописи и уникальную архитектуру, и вдруг, занимающихся поеданием девственников. Кстати, подобные "страшилки" и мы читали в недалёком детстве: о бабах Ёжках и Кощеях Бессмертных. И что поразительно, тоже неравнодушных к молодым и непорочным юношам и девушкам. Заметим, что возникновение в лоне народного творчества подобных историй происходило повсеместно, как будто мысль могла  разноситься при помощи мобильной связи по всей земле. Правда, в каждой деревне у сказки могли быть свои особые версии, с особыми подробностями, что вполне можно отнести к способности народа придумывать. Но может, и не оттого, а по причине совершенно разных исторических прототипов. Возможно, в сказках фигурировал не один прообраз, а несколько, корни которых могли, как в примере с Критом, уходить в очень далёкое прошлое. Нечто подобное наблюдается и в древнем Египте, правда, в более жестокой форме, в Ветхом Завете, где Авраам почему-то решает принести в жертву своего любимого сына. И пусть это всего лишь красивая легенда, свидетельствующая о бесконечной любви к Богу; в ней, несмотря на литературность, скрывается нечто загадочное и куда более высокое, чем слепая преданность к дедушке, сидящему на облаке. Возможно, это отражение неправильно понятой и впоследствии неверно истолкованной древней традиции. Но какой? И принесение в жертву первенцев в Древнем Египте также, на первый взгляд, выглядит жестокой акцией по отношению к евреям. На самом деле, возможно, это варварский обычай – ритуал, сохранивший в себе отголосок чего-то очень серьёзного, не относящегося к политическим претензиям или слепому религиозному фанатизму, а скорее, к социальной сфере бытия, касавшейся не только  продолжения рода, но и его совершенствования и чистоты. Непонимание уже тогда древних традиций, превратившихся в ритуалы, в этом случае свидетельствует о короткой человеческой памяти и консервативности человеческого сознания, не способного понять, что цивилизация не однородное явление, и в ней всегда есть место и «варварам», и далеко ушедшим, просветлённым народам. И в этом контексте пример с критянами и греками вполне обоснован.

    Сегодня для современных европейцев будет дикой и негуманной традиция, которая сохранилась в Индии, где женщинам по сей день запрещено выходить замуж второй раз. Не зная истинных причин такого запрета, сегодня и сами индийцы протестуют против старой традиции. Они просто забыли, а быть может, и не знали, лишь слепо подчиняясь обычаям, что организм женщины способен накапливать в себе и хранить всю жизнь на генетическом уровне всю информацию о первом мужчине и передавать её будущему ребёнку, от кого бы он ни был зачат. В этом случае можно привести простой жизненный пример со стеклянной банкой. Её предварительно моют с мылом, прежде чем идти в магазин за молоком, которое, разумеется, должно быть чистым. Но организм человека не банка, и с простым мылом врядли удасться отмыться от «греха».

    Не акцентируя особого внимания на отдельных культурных традициях, попробуем найти общие исходные корни русской культуры с тем невидимым «фантомом», который смотрит на нас из глубины тысячелетий. Для этого воспользуемся наиболее близким и доступным источником доказательств – языком. Попробуем увидеть его таким же материальным и осязаемым, как греческие храмы и скульптуры. Как египетские пирамиды и подземные надгробные фрески: те атрибуты истории, где, казалось бы, ни слова, ни полслова не сказано о существовании чего-то русского. Впрочем, задача повествования вовсе не в том, чтобы «примазаться» к великим древностям или узурпировать право на них. Задача лишь в том, чтобы в этом великом прошлом, как в зеркальной глади воды, разглядеть своё собственное отражение, столь же естественное и для других народов. Возможно, это изображение позволит найти каждому из нас ответ на самый важный вопрос бытия.

    Обратимся к русскому языку, чтобы на примерах схожести и идентичности форм проследить не только общую основу, но и ту языковую, а следовательно, и культурную миссию, которая так усиленно замалчивается, не замечается и искажается сегодня.

    В самом деле, может показаться странным повсеместное существование практически во всех европейских языках корня рус, рас, рос. Разумеется, с точки зрения профессионального языковеда такая взаимозаменяемость гласных может вызвать, как минимум, сомнение в определённых случаях. Когда же речь заходит об этносах и культурах, то есть понятиях глобального масштаба, то размышления по такому поводу измеряются десятками и сотнями книг. Несмотря на это, факт остаётся фактом - корень этот настолько распространён по миру, что невольно возникает предположение о его искусственном посеве из космоса, чего, конечно же, здравый ум допустить не может. В то же время трудно себе представит, что это произошло само по себе. Можно открыть телефонную книгу любого европейского государства и убедиться, насколько естественным является этот корень для огромного числа европейских фамилий и имён. Особенно наглядно это видно на примере  известных личностей: Россини, Россилини, Росси, Руссо, Растрелли, Руставели,  Руссиеро, Рошфор, Россарио, Барбаросс, Де-Ла-Рош, Руссос, Россель, Рошаль, Роше, Росс... В этот ряд не попали имена арабского происхождения, но таковые тоже имеются.

     Забегая вперёд, выскажем предположение, что когда-то, обладая определённым смыслом, этот корень мог являться атрибутом привилегии. Сегодня владельцы таких фамилий вряд ли будут выделять себя из толпы, да это и ни к чему, но само собой возникает предположение:  достаться они могли от тех, кого когда-то, по какой-то важной причине, называли русами и кто имел в древнем обществе большое влияние. Возможно, это предположение не корректно по отношению к современным носителям, но в таком случае весьма любопытен пример с  фамилией известного греческого певца Демиса Руссоса. Из его биографии известно, что предки певца когда-то проживали в Египте. Немного смущает окончание ос, но, как выясняется, оно типично не только для  греческих фамилий. Также оно характерно для литовских, с изменением гласной – ус, юс, ис, испанских - ес и даже белорусских – ас  (Банионис, Мацкявичус, Родригес, Рамирес, Филиппас и т.д.). Наличие этого окончания не может носить случайного характера и, вероятнее всего, оно придавало когда-то именам законченный, оформленный, в смысловом плане, вид. Подобно тому, как сегодня заканчивается большинство русских фамилий на  ов. Кстати, в Авесте ас - это обозначение мирового закона, божественной гармонии и взаимосвязи явлений природы, в которой человек желал быть органичным.

    Вполне очевидно, что в «недалёком» прошлом каждая буква и каждый звук в имени человека имели значение и были его визитной карточкой, а потому стоит задать вопрос, из каких соображений тот же кубинский руководитель Фидель Кастро имеет в конце своей необычной фамилии окончание Рус. Вряд ли это дань прежней кубино-советской дружбы. Наверное, оно досталось знаменитому Команданте по наследству. Нельзя забывать, что перед нами ещё и яркий представитель своего народа, как принято говорить сегодня - пассионарий.

    Не менее содержательными являются и географические названия (по сути, те же  имена), для которых существует особая область науки – топонимика. Здесь в самых различных формах встречается всё тот же корень рус. Пруссия, Боруссия, Белоруссия, Пуруса (река в южной Америке) Эльбрус, Кипрус, Загрос, Рослаген, Россинген, Росток, Рослин… Не менее красочными и содержательными могут быть и события, среди которых можно назвать Наурус, национальный праздник, своеобразный новый год у тюркских народов, который празднуется каждый год. Надо заметить, что как и во многих других словах, возникших в древние времена, данная лексема оказывается очень многозначной, поскольку, приспосабливаясь к определённой языковой группе, она могла приобретать массу оттенков и значений. Влага, слёзы, растения, цвет; палитра данного сочетания звуков поистине бесконечна и универсальна, поскольку смогла прижиться в самых разных культурах, в том числе и славянских. Конечно, нельзя забывать, что и сам русский народ также является носителем этого древнего понятия – белый, чистый, т.е. изначальный. В этом случае очень важно раскрыть саму суть данной формулировки, поскольку без понимания этого очень важного, даже ключевого слова, не будет понятна логика последующего повествования. Как ни печельно, но современное языковое поле смысла слова рус полностью не раскрывает. Не дают ответа и те этимологические словори, на которые любят ссылаться современные специалисты в области языка. В этом случае необходимо привлечение дополнительного материала, касающегося не только истории этноса, но и его религиозных, сакральных сторон. Той филосовской практики, которую можно назвать народной, и которую сегодня старательно обходят стороной официальные научные круги. Именно там могут храниться важные сведения, позволяющие  решить наболевший вопрос: откуда есть пошла земля русская. Решая его следует сразу задать правильную установку на то, что мы – русские, такие же древние как и все остальные, населяющие нашу планету, и что у всех у нас, похожих на ветки большого дерева, единый ствол. И если это так, то присущее в древности одному народу, будет столь же характерным и для другого народа. То есть, если что-то встречаем у китайцев, отыскиваем у индийцев, или славян. За примером далеко ходить не надо, возмём явление, прошедшее в древности через все традиции. Это сведения (мифы) о потопе, встречающиеся практически у всех народов. Как известно, ничто так не объединяет, как всеобщая беда. Если верить легендам, то оказывается, что нашу землю не только затапливало, но и высушивало. Об этом также сохранилось немало свидетельств, отражённых в самых разных древних мифах, правда, все они вполне могут повествовать о разных периодах. И всё же версия о страшном катаклизме никем не опровергнута. В свете этих предположений любопытна теория о том, что одно из земных потрясений привело не просто к изменению климата, а ещё и к генетической деформации человечества, после которой на земле действительно наступили тёмные времена, исчислявшиеся не веками, а тысячелетиями. В культурах самых разных народов есть немало информации об этом страшном периоде. И что удивительно, всегда находится герой или героиня, сумевшая навести порядок на земле. Так в финно-угорском эпосе хорошо сохранились сведения об огненном потопе, жидкой огненной массе, достигшей неба. Нечто похожее происходит на страницах китайской древней хроники, где с катастрофой подобного рода успешно справляется женщина по имени Нюй-Ва. Наверное у каждого народа сохранилось в памяти что-то от земной трагедии, и охватить всё невозможно, да и не обязательно. Однако в некоторых источниках есть такие подробности, которые совпадают с традицией, о которой собственно, и ведётся повествование. Так много интересного сохранилось о древних событиях в саамском эпосе: «когда злоба людская усилилась», центр земли дрогнул от ужаса, так что верхние слои земли провалились, и многие люди упали в эти пещеры, что бы там погибнуть». И Юмбел, верховный бог Небесный спустился на землю… Его ужасный гнев вспыхнул, как красные, синие и зелёные огненные змеи, и люди прятали свои лица, и дети кричали от страха. Разгневанный бог говорил: «Я переверну этот мир. Я заставлю реки течь вспять; я заставлю море собраться огромную как башня стену, которую обрушу на ваших злобных земных детей и таким образом уничтожу их и всю жизнь».

      Конечно же, информация такого рода всегда будет оставаться легендой, поскольку проверить её документально сегодня невозможно, и всё же, подобно тому, как археологи по кусочкам собирают разбитые вазы, точно так же, по крупицам, не пропуская ни одной мелочи, необходимо воссоздавать и эту страшную картину прошлого земли. Не менее спорным для выводов можно считать и имя «героя спасителя», котороё, быть может, пройдя через сито времени, утратило своё первоначальное звучание, однако, под слоем вековой патины всё ещё способно скрывать свой древний смысл. Именно поэтому логика и анализ всей последующей истории, сконцентрированной в мифах и сказаниях, могут вывести на правильный путь и доказать правдивость древних легенд и их фигурантов. Возможно, человечество на тот момент не было таким разобщённым и жило единой целью. Именно целью, поскольку глобальное потрясение могло объединить силы лучших представителей в стремлении спасти людей как вид, восстановить утраченные черты и облик прежнего человечества, его генетическую основу.

    Важно заметить, что по одной из легенд всё это удалось именно белой расе, инстинктивно к которой причисляет себя всякий цивилизованный европеец. Кстати, то самое слово раса, содержащее в себе зачатки нездорового расизма, как раз и отражает суть того, что когда-то она была единственной, белой, отличной от всех остальных, находящихся в состоянии распада и деградации вызванной катастрофой. Разумеется, это ни в коей мере не относится ни к одному народу сегодня, поскольку все они, или почти все, прошли тот самый путь генетической реставрации, результатом которой является наш современный культурный облик с той лишь разницей, что цвет кожи и характер всё же сохранились как отличительная особенность отдельных этнических групп. В генетическом же плане мы все практически идентичны. Конечно, теория о подобной катастрофе и её последствиях может кому-то не понравиться. Не всякий способен в одно мгновение отказаться от прежних убеждений, забыть школьные уроки и лекции в университете. Но история человечества - это миллиарды крупиц, каждая из которых чудом, но продолжает хранить память об этой катастрофе. Есть эти крупицы и в сказках, и мифах. А потому, просеивая этот бесконечно огромный материал, со временем можно сложить из этих мельчайших кристалов подлинную мозаику истории и высветить тех, кто был реальным художником и творцом общечеловеческих ценностей. Примечательно то, что в русском языке сегодня сохранилось огромное множество доказательств, дающих повод и право причислять нашу культуру к разряду древнейших.

    Для начала возьмём несколько синонимов к слову белый. Это и светлый, и святой, а ещё и былой, былинный, то есть очень давний, древний. Возможно, подобное толкование может кого-то не устроить, но всё же, версия имеет право на существование, и косвенным образом раскрывает суть понятия «белая раса». Здесь же следует добавить, что раса в первоначальном значении этого понятия обозначает благородство. То есть, рождение по законам Рода и Крови. Остаётся разобраться, где эта “белая раса” смогла не только выжить, но и претворить в действие столь грандиозный план, результатом которого является наш современный цивилизованный мир.

    Да, Египет действительно древний, и пирамиды, возможно, стоят гораздо дольше, чем мы себе это можем представить. Но раз об этом никто не помнит, то это ещё раз доказывает, что у человечества существует провал в памяти, самый что ни на есть конкретный, и тогда и Египет, и Шумер, и Грецию мы рассматриваем, уже не включая в их историю всё, что было до этого провала.

    Глядя на пирамиды и всё, что их окружает, не возникает даже мысли о той незримой связи, которая действительно существует между русской и египетской цивилизацией. Представим, что когда-то пирамиды были облицованы белым камнем и выглядели куда нарядней, чем сегодня. Часть этой облицовки ёще сохранилась в верхней части, и если дополнить вершину этих гигантов магическим камнем Бен-Бен, что олицетворяло мужское семя и плодородие, то зрелище действительно потрясало, особенно когда этот магический символ начинал действовать на мужчин. Кстати, если кто-то хочет примерить это «арабское» слово на русскую языковую форму и не утратить при этом заложенного смысла, то достаточно впереди поставить всего одну букву е. Столь же ярко и понятно для русского сознания назывались и сами пирамиды в комплексе - Ростау. Как мы видим, звучит вполне по-русски. Может быть, город Ростов в сегодняшнем обличии не такой древний, как пирамиды, но смысл своего названия он сохранил во всей своей красе. Таких Ростау, надо думать, немало было на земле, если мы понимаем под названием какое-то глобальное значение, присущее объектам сакрального характера. К сожалению, смысл и назначение пирамид сегодня утрачены, и возможно, уже в третьем тысячелетии до нашей эры его помнили смутно. Нечто подобное могло происходить и в Мексике, где тоже имеются пирамиды. Следует сказать, что пирамид в древнем мире было не так мало, и по-видимому, они играли на земле не только эстетическое значение.

    В середине девяностых годов прошлого столетия на Алтае было сделано одно удивительное открытие: вскрыто захоронение т.н. “алтайской принцессы”. Открытие буквально взбудоражило научное сообщество, правда, потом, как обычно, всё затихло, и о принцессе в средствах массовой информации забыли на долгие годы. Несмотря на это, работа по изучению находки продолжается и по сей день. Любопытно, что анализ ДНК, взятого с мумии, а также, антропологическая реконструкция черепа, сделанная в лаборатории Герасимова, к разочарованию местных жителей, считавших «принцессу» своей прародительницей, выявили абсолютно европейский облик, что опять же не вязалось с общепринятой исторической концепцией. Откуда де в середине Азии, в окружении монголоидов, представитель европейского этноса, к тому же женщина. При этом ни для кого не показалось странным то обстоятельство, что задолго до этого события на огромной сибирской территории было найдено немало образцов той же письменности, так называемых сибирских рун, почему-то очень похожих на руны европейские. Особый интерес у исследователей тогда вызвали необычные татуировки на теле древней «колдуньи», изображавшие змееподобные существа, характерные как для культуры ацтеков центральной Америки, так и для Древнего Египта, а также её головной убор, очень похожий на украшение египетских фараонов. Может показаться странным и неправдоподобным, но, по мнению местных краеведов, территория Алтая буквально напичкана древними захоронениями, остатками пирамид и памятников, наподобие Стоунхенджа или Карнака. Там даже речки имеют странные названия. Правда, согласно нашей теории, в этом ничего странного нет. Скажем, на Алтае есть речка Каир, и вряд ли это название перекочевало из Египта. Упоминание Египта в этом случае тем более актуально, что и имя «принцессы» имеет незримую связь с египетской культурой. В народе её знают как защитницу – Очи булла, но есть и другое имя – Кадын, которое с лёгкостью просматривается в имени египетской богини Серабат эль Кадин. Как в укокской долине могли появиться египетские названия и имена, для учёных остаётся загадка. Думается, что в этом деле мешает стереотип мышления, где Азия и монголоидный антропологический тип отождествляют как одно целое. Но древность выявляет совсем другую реальность. Нечто подобное наблюдается и на территории Хакассии, где огромное количество захоронений скрывает именно «европейский» облик древних обитателей Сибири. В связи с этим напрашивается логический вопрос, где же были предки теперешних жителей этого региона. Правильнее сказать, на каком уровне? В данном случае следует признать неэтичность и нелогичность такого вопроса, поскольку сегодня, по инерции, все мы ищем себе подобных опираясь, как правило, на внешность и регион проживания, а это скорее всего, недопустимо, если мы говорим о древности.

 

                                                              Русский Египет

  

    Как известно, у земли есть своя энергетическая система в виде некой сетевой структуры, и то, что сегодня принято называть меридианами и параллелями, древние знали не хуже нашего. Они вполне могли знать эту структуру и пользоваться ею через посредничество конструкций, которые мы сегодня называем пирамидами. В недрах русской культуры сохранился удивительный народ (название которого умышленно, до поры до времени умалчивается), в памяти которого сохранились предания о том, что когда-то очень давно существовали противоречия между последователями четырёхгранных и трёхгранных пирамид. Косвенным образом эти противоречия оказались причиной катастрофы, вызванной действием особого вещества – солнечного бальзама, с помощью которого возводились эти и многие другие грандиозные сооружения. Это особое вещество обладало удивительной способностью - лишать предметы силы тяжести. Обработанные «бальзамом» глыбы в дневное время можно было транспортировать на большие расстояния. Однако это вещество обладало и негативным свойством – радиацией - и было губительно для организма человека, что однажды сыграло свою разрушительную роль в истории человечества. Под воздействием какого-то космического объекта, оказавшегося в непозволительной близости от земли, этот бальзам вышел из подземных хранилищ, и буквально испепелил поверхность планеты. Вспомним саамскую легенду, как Юмбел испепелил поверхность земли, и как люди проваливались в подземные пещеры. В двух совершенно разных по происхождению источниках угадывается один тот же сценарий земной катастрофы. Результаты её глобального воздействия даже сегодня нетрудно разглядеть по всему экваториальному поясу; пустыни Гоби, Наска, Сахара, Кара-Кум не могли получиться случайно, сами собой, и как выясняется, примерно в одно и то же время. То, что произошло с планетой трудно представить, поскольку близость космического объекта спровоцировала смещение земной оси, и как следствие – потоп. Но это, как оказалось, было половиной беды, а в сравнении с действием солнечного бальзама, можно сказать обычным делом, поскольку, как выясняется, потопы повторялись чуть ли не матеметической последовательностью на протяжении всей истории земли. Но их человечество переживало и отстраивалось заново. Но вот с мутацией, и засухой, вызванной действием солнечного бальзама,  когда радиоактивная пыль годами заслоняла солнце, отравляя всё живое, человек сталкивался впервые. Последствия видны и сегодня, и утрата поверхности планеты, засыпанной песками невосполнима.  Когда-то эти земли были цветущими оазисами с уникальной древнейшей культурой, на тот момент, быть может, единой для всех. Но из-за воздействия «солнечного бальзама» от этой цивилизации остались только высохшие русла рек, хорошо читаемые со спутников, да гигантские плиты. Можно предположить, что многие мегалитические постройки Средиземноморья и севера Африки были созданы при помощи солнечного бальзама. Особенно бросается в глаза знаменитый Храм Юпитера, сооружённый на огромных плитах, поднять которые немыслимо даже при помощи современных средств. Неподалёку от этого храма, который ещё называют Баальбекским комплексом, в каменоломнях, находится ещё одна плита. Вес её в несколько раз превышает тех, что несут на себе постройку античного периода. Это ли не реальное доказательство существования в древности другой планеты, и другой цивилизации. По-прежнему ждут объяснения десятки, да что там, сотни дольменов и кромлехов на территории Евразии, в том числе и знаменитый Стоухендж. Тоже самое можно сказать и о пирамидах Египта.  

     Может показаться невероятным, но согласно сохранившейся легенде, пирамиды сооружались не только на юге. Помнят о них и на севере, на берегах Волги и Оки. Там, в энергонасыщенных зонах сооружались пирамиды, которые называли Гара. При этом окончание ра отражало особое почитание, а точнее зависимость древних от солнца и его невидимого, проникающего во всё и вся белого света. Такие пирамиды были своеобразными улавливателями этого света, энергией, обладающей невероятной силой воздействия. Глубоко продуманные в размерах и пропорциях, и имея в основании правильный треугольник, эти конструкции отражали суть древнейшего на планете мировоззрения, где в основе мировосприятия лежал незримый свет и его проявление в иерархии природных стихий. Стихий первого уровня – Огня, Воды, Земли и Воздуха, служивших для произрастания стихий второго уровня: Растительного, Животного мира и человека. Человек в свою очередь нёс в себе третичный свет, который служил основой для стихий третьего уровня – Мысли и Сознания, переходящих в Разум и Свет.

     Чётко ориентируясь по сторонам света, эти пирамиды имели огромное значение в жизни древних жителей Поволжья. Поскольку вокруг каждого такого сооружения формировалась духовная среда, то со временем эти места становились и местом проживания людей, а потому многие реки на Руси и города в том числе также оканчиваются на слог Ра. К примеру, Печёра, Вишера, Кимра, Самара, Мещёра, Одра (современный Одр) и многие другие. И здесь уместен сравнительный анализ и та ключевая фраза о противоречиях, которые привели планету к катастрофе. Думается, главной причиной была гордыня и неуёмное стремлениеотдельных личностей к безграничной власти, и не только над людьми, но и над стихиями. Взгляд служителей культа четырёхгранных пирамид, сводился к признанию отдельных стихий – Огня, Воды, Земли и Воздуха, с возвышающейся над ними вершиной – Человеком – Творцом. Ему позволялось путём генетического вмешательтва творить совершенных животных и людей с разумом или силой животных. От того-то и вырастали из земли как колоссы всевозможные сооружения типа пирамид, а там, где нет чувства меры, главного чувства, делающего нас существами высшего порядка, там и до беды не далеко. Во многих мифах сохранилась информация о грандиозной катастрофе, причиной которой оказалась человеческая гордыня. Сюда же вплетается предание об Атлантиде, и её противостоянии с Гипербореей. И кто кого, атланты гипербореев, или наоборот, это уже детали. В результате мы имеем уже свершившийся факт – разрушение древнего мира и той целосности, которая была свойственна золотому веку. Забвение истинных ценностей и недоразрушенную картинку: Египта, Китая, Мезоамерики и др. 

    Конечно, когда речь заходит о глубокой древности, к примеру, египетской, то следует признать, что у этой цивилизации есть свои неповторимые особенности, не похожие ни на что. Но тогда откуда взялось такое тенденциозное название главы? И правомерно ли из одной только сходности звучаний некоторых топонимов и наличия пирамид делать вывод о том, что древние египтяне были русскими, точнее руссами. Вспомним, однако, что и реку Нил когда-то тоже называли коротким звуком Ра. Известно также, что египетская знать ранних царств была светловолосой, с типично европейскими чертами, и из этого вряд ли стоит делать сенсацию. В связи с этим мы непроизвольно возвращаемся к той самой, изначальной светлой, или белой расе, которой чудом удалось сохранить себя после глобального природного потрясения.

    Сегодня, анализируя древние культуры, в том числе Египта, мы по инерции сравниваем их со своей сегодняшней реальностью или с той, которая дошла до нас уже в искаженном варианте через неоднократно пересказанные и переписанные очерки «древних» авторов. Нечто подобное происходило и в рамках русской культуры. Достаточно привести  в пример то, как усиленно “занимались”, а точнее искажали русскую историю немцы во времена правления династии Романовых. Россия сегодня так же далека от той, что была пятьсот лет назад, как и современный арабский Египет от «древнего». Важно понимать, что сохранившаяся архитектура Египта не знает аналога, и её вполне можно назвать самобытной, тогда как русская архитектура того периода, по ряду причин, не сохранилась. Единственная среда, которая может быть показателем тождества, это язык и мифы, и здесь немало серьёзной работы. Но даже поверхностное соприкосновение с языком выявляет близость культур. В этом случае следует прямо заявить, что язык - это такой же исторический памятник, как и другие атрибуты культуры. Язык – это ещё и система знаний об окружающем мире и о человеке самом. Конечно, и он находится всё время в движении под влиянием внешних факторов, воздействия других языков, т.е. естественной эволюции. Но у него есть одно  уникальное свойство, как бы застывать в определённых социальных и этнических слоях, и чем многонациональнее государство, тем больше вероятности сохранения в нём древних языковых форм. Благодаря этому человечество имеет возможность в живую общаться с древними архаическими формами языка.   

    Для начала рассмотрим само название египетского государства. На языке коренных жителей оно звучит как Айджиптос. Из него легко вычленяется корень айги, который, надо заметить, легко ложится на русскую языковую матрицу. Есть место ему и в народном мифотворчестве. К примеру, жену Диомеда Троянского, фигуранта знаменитой эпопеи Гомера, звали Айгиалея, что звучит и красиво, и вполне по-славянски. На русской же почве это прежде всего имя бабы Яги, но уже не злой и безобразной старухи, а древней богини земли. Образ этот, по мнению новгородского историка В. Дёмина, можно назвать всеохватывающим русскую культуру, поскольку корни его лежат ещё в матриархальной среде единого когда-то евразийского социума. Именно это и является причиной существования этого древнего имени в таких, казалось бы, разных культурах. Однако разными их сделало не только время, но и почва, то есть сама земля, впитавшая в себя информацию, может быть, не одной сотни тысяч лет. Её климатические условия. Есть место этому имени и в чукотско–эскимосском мифотворчестве, где одну из представительниц мира духов звали Айёга.

     Показательно то, что в переводе с египетского – Айджиптос понимается, как земля. Гипта, является женской ипостасью бога земли и плодородия Геба, при этом имя этого египетского божества легко выводится из древнего словянского названия мужского полового органа – гебес. Есть и ещё одно красноречивое подтверждение общего исходного начала, и тоже в названии. Хемь или Кемь также является названием этой страны и переводится как земля, и если учитывать свойства согласных менять своё звучание (беглость), то выйдет также по-русски – земь, или земля. Но и первая форма в русском языке также сохранила своё звучание; на Кольском полуострове, где бывшая Кемьская волость и город Кемь свидетельствуют о том, что земля эта в культурном понимании не менее древняя, чем египетская. Найденные на территории Кольского полуострова мегалитические постройки российские учёные, без сомнения, причисляют к древнейшему гиперборейскому периоду истории. И поскольку любые названия связаны с деятельностью человека, и с его возможностью передвижения по земле, то можно предположить, что таких «Кемских волостей» в самых разных уголках планеты было немало. К неменее древнему периоду можно отнести и город Кемь, остатки которого были обнаружены на полуострове, прилегающем к Дарданэльскому проливу. Согласно народным преданиям, его построил Эней, легендарный предводитель этрусков, покинувших разорённую Трою.  Лексема км сохранилась также в названии мифического Камелота в Шотландии, которым правил король Артур. Имя этого «мифического», а точнее, легендарного  героя не случайно возникает в данном повествовании, поскольку в нём так же усматривается древний славянский след, и в рамках этого языка имеет целых два значения.  В славянской языковой форме имя Артур может иметь целых два значения, что повидимому, явилось результатом переосмысления и  огромного пласта времени, через который прошло это имя. В одном из вариантов, скорее всего поздних, Артур, это - Ярый Тур, в другом его зашифрованное, табуированное имя – медведь. В этом случае может показаться странным, как славянская культура могла оказаться так далеко от берегов Волги. В контексте данной работы, думается, эти сомнения исчезнут. А пока лишь добавим, что лексема кем  сохранилась и в названии современного Кемерова, где на языке коренных жителей региона это означает горячий камень. Столь же явственна она и в названии зауральского народа коми, без сомнения, древнего и самобытного. Ещё одним примером является имя маленького подмосковного городка Кимры, в древнем звучании – Кимра, что в переводе может звучать как Солнечная земля. Рядом с волжскими Кимрами можно поставить и египетский Кемер, а заодно припомнить и земли Индокитая, населённые воинственными кхмерами. Местные племена лишь наследники древней культуры, пришедшей из Индии, а в искажённом придыхательной согласной названии народа всё та же форма, обозначающая землю. Вернее, одна из форм. Лексема эта имеет обширный географический диапазон, и объяснять это одним только египетским влиянием будет неверно. Скорее всего, она сохранила в себе ту архаичную форму восприятия мира, которая позволяла безошибочно и точно идентифицировать окружающий мир в определённом схематическом ключе, доступном всем, кто имел человеческий разум. Расширяя диапазон воздействия культуры, в которой когда-то поклонялись  богине Айджиптос (Айгиптос), вспомним ещё и пантеон греческих богов, одно место в котором занимала богиня земли Гея, в честь которой впоследствии назвали науку об изучении поверхности земли. В основе этого имени прочно лежит слог Га.

    Га - это ещё и богиня реки, и потому огромное количество рек, и не только в России, но и за её пределами имеют в себе этот универсальный корень. Ещё до революции многие отечественные исследователи задавались вопросом о том, с каким народом и периодом могло быть связано это явление, и не находя ответа на этот вопрос, либо закрывали его, либо «ударялись» в область фантастики. Между тем слог га живёт в русском языке изначально, формируя в заданном ключе тысячи слов, в том числе и названия рек, таких как Волга, Молога, Онега, Пинега, Свияга, Индога, Самарга. Столь же естественно окончание га в названии реки Хуан-хе, где хе есть придыхательная форма произношения окончания. Кстати хе в китайском языке обозначает реку, и таких названий в Китае очень много. Если предположить, что смена социального мироустройства (матриархата на патриархат) повлекла за собой замену женских окончаний на мужские, то в этом списке окажутся и Меконг, и Ганг, и Конго, и многие другие. Точно так же этот слог фигурирует и в середине названий: Ангара, Ниагара, Сильгара (древнее название притока Амура Шилки), Сунгари, и многих других. Эти примеры ещё раз подтверждают тот факт, что когда-то люди пользовались одной определённой схемой при передаче смыслового содержания объектов или явлений, которые имели разные свойства (проявления силы) воздействующие на людей. Наверное, это было уникальное время неразделённой природной и социальной среды, в которой человек был более гармоничным, чем сегодня. В сравнении с этим временем Египет всего лишь вчерашний день.

     До прихода арабов небо в Египте называли коротким словом - набка. Здесь и комментарии не нужны. Если солнце двигалось за горизонтом, в невидимом пространстве, то его величали лаконично - сокр, что по-русски означает сокрытый. В зените его называли коротко - Ра, и это правильно, поскольку оно вызывало радость и было её источником для всего живого. Впрочем, и само слово радость, содержит понятие белого солнечного света ра и его достижения человеком. К сожалению, мы сегодня без оглядки выбрасываем в архивы много забытых слов, так и не распознав их красоты и ценности. Меняется предметный мир, и он влечет неизбежно утрату многих важных понятий и значений, а вместе с этим мы всё больше теряем связь с землёй, с тем, что называется жизнью. А ведь наш язык, его смысловое поле, то есть информационная часть каждого слова, напрямую связаны с энергией самой земли и космоса, из чего и пошла традиция о божественном происхождении слова и человеческой речи.

    Когда-то для египтян главным богом был Ра. Для русского человека это и радость, и рай, и радуга, и радужка глаза, и даже работа. Точно так же, как и лексема га, ра нашла своё отражение в названиях и земель, и рек, таких как Печёра, Вишера, Кура, Амур(а), Уссури(ра), Сунгари, Миссури, Амударья, Сырдарья, да и сама Волга также называлась в древности Ра. Как ни пытаются историки придумать какой-то таинственный народ, неизвестно откуда появившийся и столь же таинственно исчезнувший,  русский язык продолжает сохранять память о былом единстве и величии древней культуры. Только вот почему-то об этом принято помалкивать, особенно в школе.

 

                                                                     Зёрна.

 

    Наверное, никто не будет возражать, если самым главным в списке слов поставить слово хлеб, или еда. В целом они отражают суть одного явления. На Руси всегда говорили, «хлеб всему голова». А когда-то это слово и обозначало еду. К примеру, в Египте и еда, и жизнь значились одним коротким словом эш. С учётом беглости гласных не трудно увидеть близость, а точнее, идентичность с русским прототипом ешь. Для того, кому вдруг такой пример близости показался обычным совпадением, можно привести пример из тюркского языка, где обедать, или просто, есть, кушать, звучит почти по-египетски, или по-русски (как угодно) – ош. Таким же близким, очевидно, был для нас в древности и язык хеттов, современников египетских фараонов и библейских царей. Небо у хеттов звучало как небис, почти как у нас сегодня - небеса. Дулуга, значит длинный, то есть, долгий. Хаста – кость, тая - красть (таить), петар – перо, тари это по-русски  три. После таких примеров стоит ли удивляться, почему один из мифологических персонажей древних хеттов носил имя - Камрусепа. Заметим, что и здесь лексема км неслучайна. Камрусепа высшее божество, она помогает богу солнца. Особенно важно, что Камрусепа устраняет зло на земле. Это отголосок людской памяти о катастрофе. Она «развязывает» и горы. Тоесть, устраняет хаос, оставленный после великих планетарных потрясений.   Этот, наиболее древний архаический образ, связанный с силами природы, хетты почитали как высшее божество.  Не менее красочным может быть пример с фригийцами, жителями исчезнувшей Руссены, когда-то населявшими Малую Азию и входящими в знаменитый союз Троянского сопротивления. Занимая одни из самых плодородных земель Малой Азии, фригийцы не раз упоминаются в хрониках этого древнего государства. Свой хлеб они называли словом бек, и не удивительно, что у тех же англичан того, кто занимался выпечкой хлеба, величали «бек-ер», а на Руси «пек-арь». Кстати, перечисляя участвующие в Троянской войне народы, Гомер ни словом не обмолвился об индоевропейцах, а посему, тем, кто по-прежнему склоняется к культурной миссии этого «фантома», попросим придумать что-нибудь более правдоподобное. А совпадений в языках действительно много, но увидеть их удаётся не всякому. Любопытно, что фригийцев, по словам Геродота, в древности называли бригами, которых, небеспочвенно, многие историки отождествляют с ругами (руссами). Трудно сказать какую древность имел в виду Геродот, описывая Греко-Персидские войны, но упоминая о древнем имени фригийцев историк неожиданным образом высветил всё тот же корень рус, о чём ещё будет сказано. Пока же добавим мнение очень авторитетного в научном мире историка А.И. Немировского, считавшего, что среди прочих малоазийских народов, фригийцам родственны иллирийцы, фракийцы, а так же этруски.

    Удивляясь языковому многообразию и непохожести культур, частенько можно наткнуться на необъяснимые на первый взгляд аналогии. К примеру, то, что мы считаем молоком, у индейцев одного из племён южной Америки ассоциировалось с женской грудью, и потому молоко там называли «сися». Другой пример взят из арабского языка, где слово «харам» обозначает «святой». На Руси средоточием святости, как правило, были храмы, типологически имеющие общую основу с русскими хоромами. Те же корневые согласные ХР присутствуют в имени Иисуса Христа, и даже в слове кровь, и если вспомнить, что до возникновения христианства поклонялись солнечному огню, то вполне закономерна замена первой гласной – ГР, отчего возникает богатый семантический куст – гореть, гара, яр, ярила и т.д. Отсюда и первоначальное предназначение храма как хранилища огня.

    В языках очень часто значение и название предмета путаются, как бы меняются местами, где следствие становится причиной, из-за чего обычный читатель не сразу может увидеть параллели. Возьмём английское щип - корабль. В контексте русской речи это щепа, т.е. дерево, то, из чего корабль сделан. А щип с длинным протягом  гласной будет означать овцу, ту, что надо регулярно ощипывать, получая шерсть. Разумеется, подобные размышления и выводы для профессионального лингвиста будут выглядеть, по меньшей мере, дилетантскими, что, впрочем, не всегда отрицательно сказывается на самой науке, привнося в неё свежие идеи. У французов грязного человека называют сале. Может быть потому, что причиной грязной одежды могла быть её засаленность? У англичан суд, как государственное судебное учреждение произносится как «дум». И это правильно, если верить тому, что в суде принимают действительно, верные и обдуманные решения. В России, если вспомнить, все важные дела всегда обсуждались, не где-нибудь, а в Думах. Причина и следствие менялись местами не только в недавнем прошлом. Есть этому явлению место и в древних, забытых языках. Например, в том же хеттском, где слово сиват обозначало день. Если понимать его в рамках русского языка, то сиват, это свет, то есть, причина дня, и даже, его сущностная основа. Как видим, форма и содержание имеют тождество, правда, не всегда современный вариант перевода может это подтвердить. Некоторые примеры настолько красочны, что не нуждаются в каком-то переводе, пусть даже речь идёт о разнице во времени, в несколько тысячелетий. Большое расстояние в этом случае тоже не помеха, и пример с русской и египетской культурой, где одним из самых значительных религиозно-мифологических персонажей Древнего Египта является Бата, подтверждает это в который раз. Этот древнейший из богов на берегах Нила египтяне изображали в виде быка. В славянской традиции его имя Велес, и ему, как одной из ипостасей единого бога творца древние русы приносили клятву. Не вызовет спора и мысль о том, что египетский Бата и русское батя (отец) имеют единый древний источник происхождения. Другой не менее известный и популярный персонаж Птах – бог земли и плодородия. Его традиционно украшали птичьей головой. Но самым любимым символом у египтян и по сей день считается сокол Гор, или Горус, где имя сокола может произноситься как Хорус, то есть хороший, белый, свой. В своё время красочный и убедительный экскурс в русско-египетскую этимологию дал Ю. Петухов, рассматривая культуру и этническую среду Древнего Египта как культуру древних русов. Имея своё собственное мнение на историю древнего Средиземноморья, известный российский историк приводит фактические доказательства тождества культур, где аналоги этого древнейшего символа можно встретить и в русской символике и, конечно же, в именах.

    Хорус, он же Рарог (Ра-рог) – Рюрик, и далее в славянской традиции Рарашек, он же Рерик, и далее в российскую историю - Эрик, Юрик, Ярослав, Георгий и т.д. Важно подчеркнуть, что изображался сокол всегда белым, сохраняя память о первичном цвете материнского этноса, и всегда короновался красным солнцем. Другое египетское имя сокола Сокар. И если брать во внимане тот факт, что в древнеегипетском языке отсутствует буква Л, то в этом имени слышится русское название Сокол.

    Приведённые примеры вполне позволяют думать, что каким бы ни был Древний Египет разнообразным и далёким от нас, культура его была близкой русскому человеку, и не потому ли на Руси имя Нил считается своим и родным.  

    И ещё хочется сказать, что наше представление о цивилизации базируется традиционно на тех картинах, которые нам предлогает сегодня окружающий нас предметный мир. Но это не даёт полного понимания культуры. Ведь культура - это и песни, и обряды, и традиции. В связи с этим следует провести параллель между такими понятиями как культура и цивилизация, где греческий перевод слова «цивилизация» означает буквально "привитая", - перешедшая из дикого состояния в культурное Подобно тому, как прививают на дикий ствол культурную ветвь. Если правильно осознать представление древних греков о культурности народа, то следует признать, что они не только допускали, но и твёрдо знали, что их цивилизация была привитой. Однако в человеческом плане "привить" - значит куда больше, чем совершенствование одной только физиологии субъекта. Намного важнее сформировать духовную основу личности; как раз то, что проповедовали и Конфуций, перестроивший мировоззрение большинства современных китайцев, и Будда, будивший уснувшие духовные качества. Предметный мир в этом отношении является вторичным, более того, не всегда положительно характеризующим облик культуры. Ведь если воспринимать землю живым организмом, а это бесспорно так, то разве гуманно нагромождать на её поверхности всякие пирамиды, небоскрёбы, и прочий бетонный хаос. Наши далёкие предки наверняка это понимали, считая, что идеальное общество после себя должно оставить землю чистой, первозданной. Именно по этой причине древние арии, покидая насиженные и обжитые места, не строили дорог каменных и сжигали дотла все свои постройки. И то, что древняя русская цивилизация не сохранила после себя пирамид, только делает ей честь. Этим она освободила нас от ненужной работы по расчистке территории, доказывая, что самое ценное должно быть воплощено именно в человеке. К тому же, бросая на произвол судьбы подобные сооружения, древние могли подвергать немалой опасности местное население, находящееся, быть может, на более низком уровне развития. Представим себе оставленный где-нибудь в сельве Амазонки автомат Калашникова, да ещё с патронами. Напомним, что пирамиды всегда находились в состоянии воздействия на окружающую среду, а стало быть, влияли и на поведение людей. Стоит ли удивляться тому, как неспокойно сегодня на Ближнем Востоке, в непосредственной близости от пирамид. А потому уже не такими дикими выглядят поступки «варваров», сметавших со своего пути всё незнакомое и чуждое. Этим-то древняя русская цивилизация и отличается от современных форм её проявления.

    В поисках параллелей Египта и России, вспомним о тех самых фараонах, чьё имя можно понимать как Первые. Начальная согласная, как обычно, скрывает знакомую форму слова. Достаточно греческую f поменять на русское п, и всё сразу становится на свои места. Фараон, это русский Перун, или Первун, что более древнее в своем звучании и значении. Кстати,  в английском языке “первый”, звучит как “фёрст”. Палец на руке в русском языке также называют перст, отчего кольцо иногда называют перстнем. Как мы видим, замена согласной не является вымученной натяжкой. Это естественная трансформация одного и того же звука, представленная в разных формах. К примеру, фуфайку раньше без стыда называли пуфайкой и даже куфайкой. Польское имя Стефан соответствует русскому Степан, при том, что, окончание пан, имеющее немаловажное значение в этих, и многих других именах, могло звучать как фан, и даже бан, а по сему совсем не случайно известную всему древнему миру птицу Феникс египтяне называли коротко Бану. Кстати, в древности египтян считали самым весёлым народом, в культуре которого была лишь одна, первая и последняя, жалобная траурная песня. В ней оплакивался сын первого египетского царя, а во времена Геродота её пели и на Кипре, и в Финикии, и других местах. Звали сына Манерос. Морфема рос, очевидно, не случайно в имени потомка царских кровей. За ним скрывается древнейшая культурная традиция. Кому-то покажется невероятным, но фараоны брили головы (наверное, в целях отличия своей особы от всей остальной толпы), оставляя при этом небольшой клок волос сверху. То же самое они делали и со своими детьми, когда производили обряд инициации. Так на протяжении многих тысячелетий могли поступать те, кто хотел выделить своё особое происхождение и принадлежность к особому социальному слою. К тому же числу следует отнести и Гетов (хетов) Малой Азии, боготворивших Камрусепу, чьим гербом традиционно являлся всё тот же орёл - сокол, но уже двуглавый. Кстати, многоголовость мифологических персонажей есть характерный атрибут именно славянской культуры. Так это или нет, судить читателю, что касаемо бритья голов, то это всегда практиковалось среди запорожских казаков. На казачий манер брил свою голову и Святослав, разгромивший иудейскую Хазарию. Брить голову, оставляя часть волос, вероятно, было больше чем правилом хорошего тона. Это была традиция, а может, и обязательная процедура среди какой-то общности людей, предоставлявшая очень серьёзные привилегии в обществе, но, впрочем, и налагавшая определенные общественные обязательства, без которых немыслимо существование социальной пирамиды. Здесь мы угадываем классификацию древнего общества, т.е. наличие определённого социального и политического устройства, для которого граница государства уже является вторичной. Речь может идти действительно о каком-то очень древнем суперэтносе, имевшем нечто большее в общей человеческой массе, чем этническое различие, о чём в современной науке говорить не принято. О той разнице в эволюционном отношении, которая и по сей день очевидна для многих. Говоря простым языком, не все мы слезли с деревьев в одно время. Это, конечно же, шутка, но со смыслом. А если серьёзно, то завершая эту главу можно с уверенностью сказать, что несмотря на свою многоликость и пестроту форм, древний мир был пронизан одним, очень мощным влиянием, в результате которого сформировались известные очаги культуры Крита, Египта, Китая, Индии... В основе их, как ни странно, лежали идеи справедливости и добра, а также чистоты брачных отношений, с чего, собственно, и начинается любое государство: с института семьи. Все мировые религии, эпос, легенды, сказки - пестрят одними и теми же идеями. Как буд-то кто-то с одной ладони разбросал по земле невидимые зёрна человеческого разума, и эти зёрна проросли. Скандинавские Саги, арабские "Сказки тысячи и одной ночи", индийские веды и мн. др., по сути, отражают одну, общую духовную основу, частично искаженную более поздними религиозными догматами. Как будто все они отпечатаны с одной матрицы.

 

                                                                   Имя.

 

    Сегодня у нашей цивилизации есть одно общее название – арийская. В силу определённых причин это название вызывает противоречивые суждения, поскольку образ древних ариев основательно был искажен фашистской идеологией. Вполне возможно, что сами арии могли себя называть как-то иначе, что впрочем, не мешало ещё в девятом веке Ягайло Гану, автору Велесовой Книги, повествовать о деяниях Ария, как родоначальника великого племени, впоследствии разошедшегося по миру. Не будем останавливаться на этих, во всех отношениях интересных подробностях, поскольку существует первоисточник, сама «Книга Велеса», и огромное колличество комментариев к этому редчайшему, и чудом сохранившемуся документу. Нам интересен именно этимологический подход к названию.

    Существует немало трактовок того, что понимается под словом арии. В одних случаях - это "благородный" и даже, солнечный и ярый, в других (араб) "арий" переводится как "голый", т.е. без одежды. Как если бы люди, в честь которых назвали цивилизацию, не знали, как укрыть себя от жары или холода. Это, конечно, допустимо, но в связи с этим возникает очень интересная деталь, проливающая свет на древних законодателей культуры. Деталь эта могла быть связана с особыми физиологическими способностями ариев, память о которых сохранилась как о «голых». Мысли по этому поводу ещё впереди, а пока, не забегая вперёд, обратим внимание на то, что наиболее ярко вырисовывается образ древних ариев в индийской культуре, в одном из самых значительных литературных памятников – Махабхарате. На её страницах едва ли не самым главным героем является Арджуна. По мнению большинства исследователей Арджуна переводится как Яруна (солнечный), а если с дословно с индийского языка, то белый и светлый. К тому, что Яруна был древним русом, пришедшим с севера, склоняются во мнениях многие современные российские историки. Кстати, в Индии с этим фактом никто и не спорит. Наоборот, гордятся. Одним из подвижников этой идеи был выдающийся индийский учёный Балгангадхара Тилак (1856-1920), написавший труд «Арктическая родина в Ведах». Живя некоторое время в Москве, и изучая миграционные пути ариев, Тилак однозначно заявлял, что арии и русы - одни и те же пришельцы с севера. Те, кого этот факт не устраивает, проводят границы ариев не далее северного иранского нагорья, тем самым ограничивая возникновения арийской культуры вторым тысячелетием д.н. эры. На самом деле иранское нагорье было всего лишь «котлом», где формировался очередной этнический и культурный прототип древней матрицы, с обязательным и вполне естественным участием местного автохтонного населения. В то же время пути ариев неумолимо тянуться с севера. Эти пути привели индийского исследователя в Москву и далее, в Архангельскую губернию, где он, по собственному признанию, в любой деревне слышал санскрит, язык, на котором, когда-то были записаны основные религиозные тексты - Веды. Впрочем, санскрит и русский язык – тема не самая популярная в современном учёном мире, а потому сегодня никто не кричит с высокой трибуны, что русские генетически являются носителями арийской культуры, в отличие, скажем, от китайцев, которые приобщались к этой древней культуре сравнительно недавно.

      Надо сказать, что Китайское общество всегда отличалось особым отношением к учителям и своему духовному наследию. Кстати, благородных мужей в Китае почему-то называют Ваннами, вынося эту традицию из глубокой древности. Но почему? Проводят ли сами китайцы ту параллель с русским именем, которая очевидна для любого русского школьника, и которую упорно не хотят видеть этимологи. Они, китайцы, и деньги свои называют юанями, лишь искажая в произношении древнее русское имя. Конечно, и эту догадку можно отнести к области фантазии, но таких примеров немало. Не всякому известно, что корень ван свойственен не только китайским именам. Иаваном звали одного из сыновей библейского Иафета, а он, в свою очередь, считается прародителем европейских народов, если верить Библии, конечно. Там же, в Библии, правда, в Новом завете, оно является названием всего документа. Мысль эта своей простотой может ошарашить не только обывателя, но и богослова. Ведь из этого следует, что одним из имён Иисуса было Иван. Ну право же, если Новый Завет это Еванглие, то как не разглядеть в нём имя Иван. Впрочем, здесь очень благодатная почва для дискуссии, которая может увести в сторону. Возвращаясь к русскому имени скажем, что таким же обычным имя Иван является и в современной европейской среде. Для примера можно взять фамилии таких известных личностей как Винсент Ван-Гог или Людвиг Ван-Бетховен. Опять же, с долей вероятности можно предположить, что дело не в популярном имени, а в том, что оно скрывает в себе. Не секрет, что любое имя есть информация, а значит и скрытая энергия, сила. Обладая тем или иным именем, носитель не только обладал силой, скрытой в нём, но и подчинялся ей, выполняя возложенные и закодированные в его звуковом ряде функции. Кстати, в древности имя давалось несколько раз, когда человек переходил из одного возрастного периода в другой. При этом, как следствие, человек полностью менялся, и следовательно, получал то имя, которое соответствовало его внешним, но более всего, внутренним, духовным качествам. Имя не просто кодовый знак, но и суть явления, с которым человек может находиться в тождестве и взаимодействии. Сегодня этому уже не придают должного значения, поскольку духовность всё больше и больше, становится запредельной для понимания обывателя. Но, не смотря на это, имена продолжают оказывать влияние на своих носителей. Для тех, кто хоть немного знаком с астрологией, это должно быть понятно. Что же касается имени Иван, то можно определённо заявить, что это одно из самых древних имён, и осознание его смысла и функции без привлечения дополнительных мифологических источников и анализа народных сказок невозможно.

    Подобно тому, как имя Иван в Европе имеет десятки вариантов, столь же распространено и многообразно по форме арийское имя Арджуна. Если верить всё тем же легендам, оба эти имени типично русские по происхождению, в первоначальном, древнем значении именами не являлись, а относились к определению должности или призвания носителя. Опять же, современная наука, без привлечения дополнительных источников, однозначного толкования этих имён не даёт, при том, что практически в любом евроазиатском языке они являются чуть ли не базовыми. Среди таких языков следует выделить и тот, на котором были записаны индийские Веды, - санскрит. Сегодня им владеют лишь специалисты очень узкого профиля, изучающие священные тексты древних ариев. Конечно, санскрит не самый древний язык на земле, и правильнее сказать, что это одна из форм древней письменности, фиксирующая информацию, что между прочим, является одним из самых сложных занятий в области человеческой культуры. Это сегодня трудно представить общество без своей письменности, в древности же, “безграмотность” была нормой среди общей массы людей. Кстати, когда в девятнадцатом веке возник интерес к изучению культуры Индии, в том числе и санскрита (одним из самых плодотворных исследователей санскрита был знаменитый учёный Гаусс), то неожиданно выяснилось, что подавляющее большинство европейских сказок, от Скандинавии до Ирана, корнями уходят именно в сюжеты древних ведических текстов. «Красная шапочка», «Спящая царевна», и многие другие популярные произведения, относящиеся к устному народному творчеству, в своё время были талантливо переработаны не только самим народом, но и такими известными авторами, как А.С. Пушкин, братья Гримм…

    Сегодня санскрит притягивает немало исследователей, ведь в нём в целости сохранились формы практически всех европейских языков, включая и мифический народ - индоевропейцев. Но более всего, как ни обидно для последних, они сохранились в славянских языках - польском, литовском, ну и, конечно же, в русском языке.[ii] А тем, кто верит в своё индоевропейское прошлое, остаётся сказать, что во времена написания священных текстов Европы как географического названия континента, по-видимому, не существовало. Как не было и самого названия Индии. Были, правда, инды и синды, и жили они в Причерноморье. То есть были славяно-скифского рода племена, а саму лексему инд чаще можно встретить на карте русского севера, нежели на территории современной Индии. Вот два наиболее ярких примера – Индога, Индигирка.[iii] Кстати, Веды сохранились не только в индийском варианте. Существуют также и скандинавские Веды (Эдды), а также, Веды славянские, южных славян Помаков. Книга с переводом этих древних славянских песен была выпущена ещё в 1881 году Стефаном Ильичом Верковичем.[iv] И в этих Ведах также поётся об Арии-Оре, прародителе славян. Есть и интереснейшая деталь. Ария в славянских песнях иногда называют Сада-королём, или Оседнем, что вполне естественно. Человек, закладывающий фундамент культуры, вполне может иметь такое прозвище. Отсюда и понятие сада как культурного насаждения. Как видим, в языке нет ничего случайного. Сада - король может быть также прототипом и князя Сида, правившего когда-то в финикийском городе Сидоне, одном из самых значимых городов-полисов древнего Ханаана. А быть может, и мифического Содома. И здесь уже не важно, какую окраску дали этому городу библейские интерпретаторы, упоминая события далёкого прошлого, когда город мог находиться в той поздней стадии разложения и нравственного распада, которая легла красной строкой нравоучения Ветхого завета. Важно другое. Культура Ближнего Востока, в том числе и иудейская, как губка, впитывающая не только европейские имена и фамилии, но и всю мировую культуру, не могла не зависеть и не воспринять того, что было много древнее, а стало быть, мудрее. Многие исследователи Библии небеспочвенно полагают, что имена отцов-патриархов, упоминаемых в текстах, являются закодированным названием племён, мигрировавших по бескрайним просторам Месопотамии. Вполне вероятно, что таким же закодированным было имя Ария, связанное не только с отдельной исторической личностью, но и с целым народом, из среды которого периодически выдвигались лидеры с особыми духовными и физиологическими качествами. В далёком прошлом они могли проникнуть не только в Африку, но и в Америку, а вслед за ней и на острова Полинезии. Сегодня считается, что земли эти были заселены не ранее второго тысячелетия до нашей эры. Не оспаривая данной версии, заметим, что и по сей день мужские союзы этих островов объединяет т.н. жреческий институт Ариори. Это явление не без основания можно связать с миграцией арийских плёмён, и памятью аборигенного населения островов о древнем культе. Помнят об Арии – Оре и на русской земле. Прежде всего это отразилось в именах и названиях городов: Ярославль, Оренбург, Орск, Аральское море... Необычным образом информация об этом древнем герое всплывает у Геродота. Во время путешествия по Египту, один из жрецов поведал ему о том, что их государство насчитывает 341 поколение правителей, утверждая, что все они были людьми. И все воспоминания об этих царях, с их скульптурами и мумиями надёжно хранятся в сокровенных местах. И только далее, в глубину веков землёй правили боги, которые жили совместно с людьми. Последним из этих богов, согласно египетским хроникам, был сын Осириса Ор, которого эллины называли Аполлоном. Не так существенно, кем был Арий – Ор: богом для египтян или греков или человеком. Важно то, что влияние этого обоготворённого предка для всего древнего мира каким-то образом совпадает с утверждением общечеловеческих ценностей, и пусть не одновременно, но повсеместно. И это очередной раз доказывает не вынужденную, но осмысленную миграцию носителей этих ценностей в самые отдалённые уголки земли. По словам жрецов, всегда вычислявших и записывающих годы правления каждого царя Египта, Осирис правил 15 тысяч лет назад. Кстати, самым древнейшим из богов египтяне считали Пана, и время его появления среди людей не поддается вычислению. О самом Пане речь ещё впереди, а пока зададимся вопросом, почему наши культурные предки расходились по земле в разные стороны, растворяясь в многоликой массе аборигенов Индии, Китая, Ближнего Востока? На этот вопрос пока однозначного ответа нет. Хочется верить, что не только по причине надвигающихся холодов. Слишком уж банальным выглядит их бегство с насиженных мест. Ведь не бегут же из Архангельской области русские люди.  

    Сегодня видно, что ничего не проходит бесследно на этой земле, особенно когда речь идёт о языке. Изменяясь под воздействием времени, подобно камням, по которым бежит вода, язык каким-то необъяснимым образом сохраняет свои первичные формы, дабы передавать потомкам ту сакральную основу, которая заложена в него самим Богом. Эти первичные формы непросто разглядеть даже сопоставляя близкие, родственные языки славянского мира, поскольку каждый из них в определённый отрезок времени попадал под влияние отдельных этнических образований, приобретая свой особенный колорит, внешний строй, и даже, музыкальность. Нечто подобное произошло с русским языком на территории Индии, где даже сегодня проживает огромное число разноязычных народов. Так уж сложилось, что культуру этой страны традиционно отождествляют с йогой. Эта особая практика индийских брахманов всегда была притягателной для исследователей, но в свете данного повествования интерес вызывает само название и корень яг. Древность его бесспорна, и как уже говорилось, повсеместна, но любопытно не это. Исследуя данный феномен, возникает мысль, что с исчезновением, в той же славянской культуре (не считая сказок) этого образа, появляется новый, не менее яркий, но уже мужской – Георгий Победоносец. Присмотримся по-внимательнее к этому «греческому» имени. А ведь Георгий это и Егорий. Неслучайно многие иконы на Руси с этим героем называют Егорий Храбрый. При этом возникает обоснованное предположение, что этот вариант имени более древний, и если разделить его на составные части, то в нём без труда обнаруживается и имя бабы Яги, и Ария - Ярилы, бога солнца. Как будто два эти образа наложились друг на друга. Собственно, в этом нет ничего странного. Смена матриархата на патриархат неизбежно влечёт инверсию и шифровку древних имён. Любопытно, что данный ларчик с древними именами открылся благодаря искажённому в польской среде варианту имени Егор. У поляков это Еже, где близость с именем Яги ещё более очевидна, поскольку Яга это и Егибиха и Ежиха. Обратим внимание, что Егор это и Жора. Отсюда интерпретация имени как Роджер (Родзер), или Ружиеро, он же Русиеро. Всё тот же герой, сражающийся с драконом, тоесть, с миром древней змеиной традиции, который представляла, в том числе и баба Яга. Вероятно, со временем этот образ уже не устраивал общество, а потому все его хтонические, земный, связанный с древней магией черты, были «закрашены» более ярким и доступным для сознания Яром. Но повидимому время оказалось бессильным, и имя бабя Яги по-прежнему живёт в языках, в том числе и индийском, поскольку данная культура является одной из самых надёжных шкатулок человеческого прошлого. Здесь вполне уместно обратить внимание на близость культур – славянской и индийской, что подтверждается словами, взятыми из сайванского наречия:

    Грайван – религиозное ожерелье – по-русски «гривна». Кула, кулан – колено. Судха, судхана -  суд, суждение. Гопан – пан, бан. Кундала – кандалы. Пала и рупья – палочка и рубить. Отсюда понятие и обозначение денежной единицы рубля, а поскольку денежную единицу делили, то есть другое обозначение – доля, или английское – доллар (по Драгункину). Ганна и куна – числа и счёт. Так же, как в правде Ярослава Мудрого. Яни, янис, юван – юность, юный. Ставира – старый. Манава – мальчик. Манака – маленький. Лока – лико. У скандинавов Локки - это лукавый бог, обманщик, лицедей. Стана – стан, грудь. Равья – кровь. Чучи, цыся – сися. Наса – нос. Брува – бровь. То же и в английском – броу. Акчи – очи. Джала – остриё (жало). Питра, пати, тата – отец, батя, тятя. Матри – мать. Брати – брат. Джани – жена. Свасура – свекровь. Свасрус – свёкор. Снуша – сноха. Свакия – свояк. Зьялика – золовка. Деври – дверь. Мануша – муж. Суна – сын. Любга – любовь. Приясь – приязнь. Приятва – приятство. Бгоязь – боязнь.

 

                                                        Русские этруски

 

    Когда читаешь эти слова, становится понятным, почему Тилак в России чувствовал себя как дома и почему, общаясь с русскими людьми архангельской губернии, он уже через неделю общения не нуждался в переводчике, иронично заявляя, что местные крестьяне говорят поголовно на испорченом санскрите. Наверное, по этой же причине умудрялся обходиться без «толмача» на просторах Азии и Индии наш знаменитый путешественник Авфанасий Никитин. Конечно, сегодня понять индийскую речь без помощи переводчика невозможно, а проблема лишь в том, что человеческое ухо воспринимает поток звуков как музыкальный ряд, где буквы и слога сливаются, словно ноты, в общую мелодию. И в этом случае вычленить даже отдельные фразы очень сложно. Однако, когда они находятся в письменной форме, всё гораздо проще. В этом случае полезно привести в пример переводы с другого, ныне исчезнувшего языка, этрусского, который долгое время считается неразгаданным. Это, конечно же, не так, поскольку европейские лингвисты, как всегда, забыли про русский язык. Одну из первых удачных попыток расшифровать этрусский язык сделал польский лингвист Фадей Воланский, успешно разобравший “нечитаемые” этрусские письмена.

    В 1846 году в Италии, близ города Креччио, была найдена гробница Энея, с надгробным камнем и надписью в виде змейки. Никто и не дерзнул перевести эту надпись. Это сделал, применив только древний славяно-русский говор, Воланский. Надпись читалась слева направо:

“Рески вес Бог, выш Вима и Дима, Езменю Росией.

Им же онеце мой дом и децес, лейпейен Езмен.

Екатезин далечим; до долу эем поежею;

Тоци веро – веро ес! Како ем Еней цар роде.

Сидеиз с Ладоим в Елишрм, Лейты поймез забывлаез;

Ой! Дороги, хороший!”

    По-русски:

“Райских всех бог, выше Вима и Дима, Езмень ты России,

Возьми в опеку мой дом и детей, наилучший Езмень!

Гекаты царство далече; до долу земли выезжаю;

Точно, верно – верно, так есть, как я Эней, царь родом!

Сидя с Ладом в Елисее, Леты черпнёшь и забудешь. О! Дорогой, хороший!”

    Малая Азия и Италия, как впрочем и Греция, буквально напичканы этрусскими гробницами и письменностью, которая читается только с помощью русского языка. И если считать последнюю проявлением культуры, то это доказывает уже не мифическое, а реальное существование русской культуры в древнем мире. Исторически доказано, что этруски (геты-русы по Савельеву), проживавшие когда-то на территории Малой Азии и конкретно Трои (Илиона) и мигрировавшие в новые земли, стали носителями культуры для греков и римлян. Также они пустили ростки культуры на территории Великобритании. А потому стоит ли удивляться тому, что одного из правителей этой земли именовали славянским, или арийским, именем Артур. Трудно представить, чтобы столь именитый правитель не владел письменностью. По всей видимости, культурные и этнические корни Артура происходили от гетов-русов, или этрусков, Малой Азии. Стоит добавить, что славянское тур, обозначающее быка, тождественно славянскому Волу-Велесу. Этруски высоко почитали эту ипостась бога, а потому один из основанных ими в Италии городов назвали Велусией. Точно так же они поступили на «белом острове», одна из частей которого по сей день называется Уэльс (Велес). 

    Все суждения о том, что этрусская письменность есть плод греческого влияния, выглядят нелепыми. Будь это именно так, то не существовало бы крылатой фразы  «этрускан нон лигатур» -  этрусское не читается, и всё этрусское читалось бы с помощью греческого языка. Но греки-то здесь не причём. Ведь не могли же греки, заимствуя у этрусков искусство виноделия или, скажем, литья бронзы, взамен обогатить последних знанием письменности. Приобщиться к культу поклонения Афродите и взамен научить “безграмотных” соседей, знавших секреты ювелирного мастерства и владевших технологией изготовления искусственных зубов, записывать священные тексты этого древнейшего культа. Вот коментарий этого абсурдного мнения из «Краткого энциклопедического словаря», в статье, посвящённой «Венетскому языку».

     «Венетский язык – отдельная ветвь индоевропейской семьи языков. Памятники письменности (около 200) – посвятительные и надгробные надписи, сделанные на алфавите греческого происхождения (5 – 1 века до н.э.)». В то же время установлено, что сам греческий алфавит был заимствован у пелазгов или финикийцев. Выслушаем историка второй половины 1 века до н.э. Диодора Сицилийского: «Хотя вообще эти буквы называют финикийскими, потому что их привезли к эллинам из страны финикийцев, они могли бы носить название пелазгических, так как ими пользовались пелазги». При этом, согласно исследованиям Дж.Г.Маккуина, выясняется, что финикийская письменность ни чем не отличается от фригийской, а анализ фригийских (малоазийских) букв приводит к выводу: это те же буквы, которыми пользовались этруски и венеды в Италии. Территорию Малой Азии, бесспорно, древнейший в культурном отношении регион, часто соотносят с «Пелазгией. Согласно высказываниям Геродота, «Эллада ранее называлась Пелазгия». То есть, жители Эллады греки, это всё те же пасынки древнейшей культуры, к которой относили себя и были продолжателями этруски. Именно из Пелазгии пришла в Грецию великая культура нового времени.

    Приведём ещё один пример. Перевод также принадлежит Фаддею Воланскому, которого, за его дерскую и смелую попытку высветить славянскую культуру как древнейшую в Средиземноморье, приговорили к сожжению на костре. И это в 19 веке! Ещё бы. Всюду при раскопках попадаются тысячи текстов, деревянных, глиняных, и металлических дощечек с рисованными и гравированными надписями. Лингвисты приходят в отчаянье, - они ещё не смогли прочесть ни одного слова, а потому и не объяснили, что за загадочный доисторический народ жил в этих местах, достигший такой высокой культуры. Известный учёный лингвист Соломон Рейнах с горечью восклицал: «Мы обладаем в продолжение уже многих лет пятнадцатью тысячами этрусских и тремя стами ликийских текстов, но из них нам до сих пор не удалось дешифровать, увы, но одного слова». Но это смог сделать славянский лингвист Воланский.

     Надпись была сделана на небольшой фигурке, изображавшей гетского мальчика с гусём в руках. Более ста лет о ней говорили в научной среде, но никто не мог сделать перевода надписи, сделанной на левой ноге мальчика. Воланский эту надпись прочитал так:

    Бело гас вея нагнала: до воли дасе алпану;

    Пенате! Голен Гета туди нес толе найдейс”.

По-русски:

    “Белого гуся буря загнала; он отдался воле Алпана;

    Пенаты! Голый (бедный) Гет туда нёс, толико надеясь”.

Или ещё одна надпись, также с фигурки этрусского воина:

    “Даву цербера – меня за то руче!”  “-Задавлю Цербера, -я за то ручаюсь”.

    Из приведённых примеров хочется акцентировать особое внимание на одном необычном имени – Алпан, обозначающего, исходя из логики перевода какое-то божество. Толкование этого имени в научной среде пока что не имеет однозначного ответа. Очевидно, что мы имеем дело с двусоставным именем, в основе которого лежит корень ал, что значит белый, и пан.  Об этом необычном корне ещё будет сказано ниже, а пока что вернёмся к этрускам, памятники которых до сих пор будоражат воображение как туристов, так и профессиональных исследователей. Их действительно много, и все они легко читаются с применением древнерусского говора точно так же, как и памятники северных руссов, разбросанные по музеям Стокгольма, Берлина и др.

    Пример с этрусками в контексте влияния на нашу цивилизацию не случаен, поскольку даёт ещё один яркий штрих к портрету носителей древней культуры, правда, в уже современной форме. Известно, что этруски не смогли сохранить своей государственности. Обладая высочайшей культурой и будучи востребованными практически во всех областях социальной жизни у соседних народов, они буквально растворились. Точно так же исчезли с исторической арены и многие другие народы Малой Азии: лидийцы, фригийцы, фракийцы, карийцы, финикийцы… Народы, во всех отношениях бывшие на голову выше своих полудиких соседей, и римлян в том числе. Чем объяснить такое тотальное исчезновение людей, культура которых в древности ставилась в пример другим. Кстати, у того же Гомера все эти народы родственны и близки не только по духу, но и по крови. Такое единство, на первый взгляд, кажется странным, и уж тем более настораживает и бросается в глаза очевидная близость данного региона к очагу славянской культуры. Сегодня мы не можем сказать, какие песни пели фригийцы на своих праздниках, но сцены этих праздненств сохранило множество изображений, где фригийцы расшивали свои рубахи, не скупясь на красные цвета, выпуская края из-за пояса совсем как деревенские жители киевской Руси, выплясывая в широченных шароварах, не забывая заламывать наперёд свои ни на что не похожие шапки. И неверно думать, что как народ  фригийцы исчезли. Это не так. В более поздние исторические времена на территории Европы известны славянские племена поружан, или просто ружан или ругов. Вспомним замечание Геродота о том, что фригийцев в древности называли бригами, то есть ругами. Это ли не фригийцы Малой Азии? Известно также, что главное капище ругов находилось на острове Руген (Рюген), или Руян, вход куда посторонним был категорически воспрещён. Остров этот так же известен под другим именем – Аркона, чья лексическая форма уходит в такие глубины истории, которые вряд ли найдут место в современной исторической хронологии, и где для русских очерчена линия их исторического рождения – не ранее восьмого века. 

    На первый взгляд чередование согласных руг – рус кажется неестественной, но примеры говорят об обратном. Вполне уместно привести пример, связанный с именем одной из дочерей Ярослава Анны. Во Франции её называли ругыней (русыней), т.е. русской, или ружиней, (красной). Такая цветовая путаница может вызвать по меньшей мере недоумение, однако не стоит забывать, что эти два цвета всегда были на российском флаге и неразрывно связаны с русской культурой. Следует добавить, что в своё время Балтика была исконно русской землёй, а Балтийское море называлось Русским или Белым, что по древним канонам было одним и тем же. Исходя из этого, не трудно предположить, в каком языке хранятся истоки названия города Рига. Свойства русского языка уникальны и позволяют находить параллели там, где их на первый взгляд и быть не может. Возьмём город Париж, где одна из дочерей великого русского князя стала французской королевой. Жителей этого города обычно зовут парижанами, а те из москвичей, кто первый раз оказывается в Париже, с удивлением отмечают поразительную схожесть этих столиц, особенно, когда речь идёт о планировке исторического центра. Напомним, что Париж стоит на реке Сена, смысл названия которой ясен и без перевода. Неискушённый турист, конечно же, вряд ли сможет предположить, что в названии этой европейской столицы есть что-то русское. Но если согласиться с тем, что жители Риги, - это рижане, то в примере с Парижем путаницу вносит лишь приставка. В обоих случаях доминирует корень рус, плавно перетекающий в руж. В контексте этих выводов, пусть даже тенденциозных, приведем как пример название священных индийских текстов - Риг – Веда. И здесь перевод с  древнего русского на русский современный даёт вполне понятный и закономерный смысл - Белые Знания или Свет Знания. Впрочем, абсолютно точный перевод и не нужен, поскольку для нас важен прежде всего смысловой образ.    

    Известно, что границы между государствами и уж тем более этносами того времени относительны, и не только потому, что их стёрло время. Сегодня, наверное, непросто увидеть большой разницы между фригийцами, ликийцами или этрусками, и многими другими народами Малой Азии, хотя у того же Геродота, в его истории, фигурирует немало народов этого региона со своими названиями. Скорее это были племена или княжества, образованные по родовому принципу, в разное время отколовшиеся от одного культурного ядра. Те же этруски на территории Европы всегда жили княжествами, такими же, какие существовали в Шумере, Англии и на Руси. Вот, к примеру, названия городов, которые они образовали на западном побережье Апеннинского полуострова: Руселы, Перусия, Коза, Популания, Пиза, Луна, Лука, Сена, Вольсиний, Тарквиний, Капена… Как видим, сами названия типичны для славянского языка, и когда-то составляли общность, которая существовала веками в истории цивилизации этрусков. Это была такая форма культурного сообщества с определённой жизненной доктриной, «отпочкованная» от чего-то более крупного и значимого. Пользуясь образным языком можно сказать, что все эти древние народы (как и мы сегодня), являются самостоятельными побегами с одного ствола. Здесь важно понять, что побеги эти появлялись не одновременно, и так же не одинаково приносили плоды. Именно поэтому для египтян Осирис является глубокой древностью, тогда как для греков, с их младенческой культурой (в сравнении с египетской), он (Дионис) чуть ли не дедушка для некоторых «продвинутых» представителей общества. Конечно, любому народу, как и семье, необходима своя родословная. Но чем дальше в древность, тем меньше таких высокородных родителей. Именно по этой причине у одних и тех же богов разные имена. Но под их защитой, пусть даже с новым именем, всё же лучше: есть мотивация своих претензий на царский престол, и есть на кого ссылаться при разделе прав. Именно так поступали, к примеру, в Древнем Риме многие знатные семьи, считая свою родословную от этрусских князей, чья древность и авторитет даже в то время не вызывали сомнения. А то, что этрусков можно назвать арийским народом, является бесспорным. Кстати, о том, что этруски принадлежат славянскому племени, знали давно. Ещё в первых веках новой эры об этом писали Диодор Сицилийский и Стефан Византийский, называя их расенами, то есть русскими,  не делая из этого никакого секрета или сенсации. Сегодня этот «феномен» объясняют только тем, что, де, авторы традиционно путали одни народы с другими, заимствуя из первоисточников непроверенную информацию. Если следовать логике такого вывода, тогда можно сказать, что каждый верит в то, во что считает нужным верить. Следовательно, для той же Е. Мельниковой, под редакцией которой вышел огромный труд о Древней Руси в свете зарубежных источников,[v] это всего лишь случай, когда древний автор принимает желаемое за действительность. Для Мельниковой же, надо сказать, очень осторожной в своих комментариях, заявление и Диодора Сицилийского и Стефана Византийского не более чем путаница и некомпетентность. Как бы не относились к этому современные исследователи-скептики, древние историки исправно фиксировали то, что видели сами или слышали от очевидцев, не заморачиваясь на том, правда это или вымысел. Они отдавали себе отчёт в том, что эти философские категории существуют всегда относительно времени.

    После Италии и Греции этруски перекочевали в Британию, где стали известны как бритты, основав город Триновант (в последующем Лондон). Первичное название легко переводится как Новая Троя, в память об утраченной родине. Были ещё и Русин в Северном Уэльсе, и Рус на юге полуострова. И опять ассимиляция и растворение в других этносах. И далее снова в Европу, в племена венедов – славян, коими по происхождению и были этруски изначально: то есть целый круг длиною в несколько тысячелетий. Кстати, в Европе славян называли винулами. Разумеется, это не единственный случай с искажением названия народа, оставившего свидетельства в самых разных уголках земли о своей древней культуре. Это ли не пример цикличности с постоянным обновлением. Налицо естественная форма культурной эволюции во времени и пространстве, где под воздействием разных факторов изменяется не только внешний облик народа, но и его язык и письменность. Но даже через тысячелетний слой времени просматривается матрица древнего народа.

 

                                                                       Каста                 

 

   Пример с этрусскими письменами был позаимствован из замечательной книги Евграфа Савельева “Древнейшая история казачества”, написанной, как это ни поразительно, ещё до революции. Этот замечательный труд, чудом сохранившийся, раскрывает удивительную эпопею, пожалуй, самого загадочного народа России. Так сложилось, что история казаков всегда рассматривается  отдельно от славянской. С одной стороны, это правильно, если исследовать культуру народа, неразрывно связанного с земледелием. Однако древнее общество, как известно, состояло не только из землепашцев или торговцев. Огромную и немаловажную роль в нём играли и воины. Именно в этом контексте историю казачества, как впрочем и варягов-русов, впервые появившихся в исторических хрониках  в восьмом веке, нужно рассматривать отдельно от славянской. Тем не менее, у них одни и те же культурные корни, уходящие в далёкое прошлое, где военное сословие обладало не только реальной силой и властью, но и несло перед остальным обществом огромные обязательства, и прежде всего по защите культурных и духовных ценностей. Следует оговориться, что под духовными ценностями надо подразумевать не только архитектуру, письменность и тому подобные материальные блага, но и самого человека. Изучению истории казачества, как древнейшего военного сословия Е. Савельев посвятил всю свою жизнь. По его мнению, это сословие распространило своё влияние по всему континенту, от берегов Дона и Волги, и по всей Евразии, вплоть до Тихого океана. Обладая реальной силой и огромным культурным наследием, сформированным материнским этносом, касте воинов, одно из имён которого есть казаки, удалось сформировать многие древние государства, основанные на принципе т.н. военной демократии. Египет, Шумер, и многие другие культурные очаги были основаны при непосредственном участии именно касты воинов – казаков.  По этому принципу формировались и последующие государственные образования, которые просуществовали до наших дней. При этом именно военные «кланы» формировали политику государства, как внутреннюю, так и внешнюю. Достаточно вспомнить какое значение имели теже стрельцы в России во времена смуты. Стрельцы это те же казаки, с которыми приходилось считаться всему княжескому роду. Вспомним, какое влияние оказали они, придя многотысячной армией в Москву, в смутное время. Факт этот говорит о том, что ни одно событие политического характера не оставалось незамеченным казаками. Нельзя не обратить внимания и на то, с какой жестокостью и упорством пыталась подавить влияние казаков в России династья Романовых. Очевидно, что возникновение бунтов под предводительством Степана Разина, Ивана Болотникова, Кондратия Булавина, Емельяна Пугачёва объяснялись именно тем, что та власть или влияние, которым обладали военные, носили длительный характер, а потеря этого влияния наносили не столько ущерб «касте», сколько изменяли государство в целом, его устройство и сущность. Очевидно, что эти монархи прекрасно видели и понимали роль казаков во всей истории России. Впрочем, не только в ней. В этом случае есть повод заглянуть вглубь веков, и обратится к истории Индии, сумевшей сохранить свои древние традиции до сего времени.

    Действительно, культура и внутригосударственная кастовая система этой страны представляют огромный интерес, если речь заходит о военном сословии. И здесь совсем не будет лишним проследить и обнаружить то общее, что связывает совершенно непохожие на первый взгляд культуры.

    Как уже было сказано, касты являются обычным явлением в социальном устройстве древнего общества.  Индия, безусловно, также входила в это древнее сообщество. Касты были и в Китае, и в Египте, и в России, и вообще сохранялись вплоть до наших дней в виде профессиональных, изолированных сообществ духовенства, ремесленников, торговцев и, конечно же, военных, среди которых казаки занимают особое место.

    Когда-то общество было более дифференцировано, отделяя его основную массу, т.е. аборигенов, от пришельцев – ариев, занимавших верхушку социальной пирамиды. Были также и промежуточные звенья, частично ассимилированные и генетически продвинутые в сравнение с основной массой. Такое разбавление постепенно приводило к размыванию этнической разницы между пришельцами и аборигенами, но не изменяло соотношения между сословиями. Поэтому для поддержания порядка и устоявшихся правил социума требовалась значительная сила. Без неё не смогли бы существовать ни императоры Китая, ни арабские халифы, ни даже Египетские фараоны. В этом, казалось бы, вечном государстве военные имели не только реальную власть, но и независимость. В связи с этим вспоминается один показательный эпизод, когда огромная армия, численностью в 240 тысячь человек попросту эмигрировала в южные районы Эфиопии, не найдя общего языка с фараоном. Это произошло во время парвления Псаметиха 1 (665 – 609 гг. до н.э.)[vi]. Не менее влиятельными были и самураи в Японии, с поправкой, конечно же, на их, чисто национальный менталитет. И всёже, более наглядно вырисовывается военная структура именно в Индии и, как это ни странно, в России, разумеется, дореволюционной.   

    Царские династии просуществовали до сегодняшних дней, и это не только заслуга их мудрости, а ещё и традиций, в сохранении которых немаловажную роль играло военное сословие - отдельная каста неустрашимых и преданных воинов, воспитать которых могли лишь очень грамотные, выстроенные тысячелетиями принципы.

    Само слово «каста» дословно обозначает отсечение или отделение какого-то социального слоя от другого. Однако это не единственное значение этого слова. Основу его составляет корень кас (каз), от которого, видимо, происходит название сельскохозяйственного инструмента косы. С теми же свойствами и структурой живёт в русском языке глагол кусать. Почти невероятным выглядет предположение о том, что в глубокой древности каста - это ещё и физическое отсечение, т.е. кастрация. И если мы говорим о кшатриях, то не можем не увидеть этимологической близости этих слов. Функциональность данной лексемы сохранилась и в русском слове казнь, где комментарии уже будут ни к чему.

    Почему кастрация? Сегодня этот ритуал выглядит не вполне гуманным и не совсем этическим. Но это только с позиции современной морали и мироустройства. Сравнивать нашу реальность с прошедшей так же нелепо, как и бродить по городу в набедренной повязке с дубиной, и кидаться на каждого, кто случайно наступил на ногу. Для того чтобы осмыслить сей ритуал, надо вникнуть в психологию древнего воина и хотя бы частично реконструировать тот образ жизни и задачи, которые ставило перед ними общество. Конечно, на каком-то этапе существования каста воинов уже превратилась в сообщество с правом преемственности традиций, так же, как это было в среде самураев Японии или буддийских монахов Китая. С эволюцией сознания постепенно ритуал перестал быть обязательным, а со временем и вовсе был забыт, что вполне естественно с точки зрения мужской психологии. Кстати, в том же Китае ритуал кастрации не был чем-то из ряда вон выходящим, и в стенах императорского дворца он просуществовал вплоть до двадцатого столетия. Если не брать в расчёт арабских евнухов, то во всех остальных случаях ему подвергали себя уже сознательно и добровольно, подразумевая дальнейшее развитие духовных и физических качеств. К тому же, эти самые евнухи совсем не выглядят безобидными и неполноценными членами общества. Это по-прежнему очень влиятельная прослойка государства, и как правила, военная. В том же Ассирийском царстве евнухи были не только богато вооружены, что уже являестся показателем влияния, но даже сами командовали армиями в битвах. Разумеется, время заставляет общество пересматривать древние ритуалы, но не отказываться от главного, мотивации. А мотив один – нравственная чистота и духовность. Именно на основе этого важного понятия формируются традиции безбрачия и целомудрия в среде и православных христианских священников. А посему можно сказать, что в основе ритуала был заложен важный морально–этический принцип. Понять его - значит ответить на вопрос, кто такие кшатрии, самураи, сарацины, казаки…

    Сегодня, с точки зрения «демократической морали», можно сказать, что касты - это атавизм древнего мира. Несмотря на это, кастовая система по-прежнему держит разношерстный этнос Индии в общих государственных рамках и не позволяет обществу окончательно заразиться демократией, в которой, как мы всё больше убеждаемся, не так уж много хорошего.

    Среди древних каст Индии, а точнее варн, следует выделить не только кшатриев и махараджей, деливших одну из самых высоких социальных ступеней. Существовала также варна брахманов, и они занимали самое высокое положение в обществе. После кшатриев следовали варны вайшья и шудры, являясь, своего рода, обслуживающим персоналом первых. Если перевести этот класс на русскую социальную основу, то ему будут соответствовать купцы и смерды. При более детальном рассмотрении варн древней Индии следует так же знать, что именно подразумевалось под этим словом и понятием. В первую очередь это цвет, а значит и внешний облик. Далее вид, род, качество, достоинство, и, как следствие, разряд людей. Если учитывать все эти качества при рассмотрении современной Индии, то становится понятным её следование древним традициям, при которых даже сегодня каждый житель знает, к какой касте принадлежит. Что же касается древней Индии, то переход из одной варны (касты) в другую был невозможен.

    Если брахманы были учителями и чиновниками высокого ранга в древнем индийском обществе, то махараджи и кшатрии были князьями и воинами, контролируя выполнения священных ведических законов. Официально признано, что вся система варн связана с арийским завоеванием Индии. Всё общество, поделенное на варны, считается арийским, и именно в нём когда-то была создана великая, священная литература индуизма – Веды. Каждая варна имела свой определённый цвет, и более того существует легенда происхождения представителей каждой варны из тела первочеловека Пуруши:

    Брахманы явились из его уст (белый цвет).

    Кшатрии – раджанья – из рук (красный цвет).

    Вайшья – из бёдер (жёлтый цвет).

    Шудры – из стоп (чёрный).

    Считается, что варны - это своего рода каркас общества, а касты, образованные от смешанных браков между представителями разных варн, – органы.

    Кшатрии и раджанья обеспечивали контроль над разобщёнными племенами, живущими в джунглях, держали их в рамках дозволенного, обеспечивая в обществе надлежащие нормы поведения, гарантируя тем самым порядок и мир между разрозненными племенами Индии. Примечательно, что одним из известных представителей варны кшатриев в своё время был Будда, чьи корни, по мнению многих современных исследователей, уходят в древнюю скифскую династию саков.

   К середине первого тысячелетия варны видоизменились и превратились в касты, и на смену кшатриям пришли раджпуты (дословно «сыны царя»). Они унаследовали все древние традиции кшатриев, однако за прошествием времени являются пёстрой этнической группой. Тем не менее, сами раджпуты ведут свою генеалогию именно от кшатриев, а своим культурным героем считают самого Раму, и сегодня являются правящей элитой в Индии. Одним из главных богов, которого почитали кшатрии, был Хаар. Как известно, большинство богов древности были общими для народов, иногда даже удалённых друг от друга на большие расстояния. Объяснить это можно по разному. Скажем, бог, подобно Аполлону, перелетал из одного места в другое. Или имя его разносили адепты веры. Всё это возможно и вполне реально, но правильно всёже думать об общей культурной основе. А посему, у Хаара должен быть двойник. Впрочем, как и у самих кшатриев. Как неудивительно, это фракийцы, злейшие враги Рима, которых Гомер назвал высокочубатыми. Их богом войны был Хэрос. Фракийцы в числе других народов Малой Азии были на стороне защитников Трои, проявив невиданную стойкость и умение сражаться. В  имени их божества даже непросвещённый увидит русский аналог – Яростный, или Ярый, а высокие чубы фракийцев вынуждают вспомнить о традиционной причёске запорожских казаков.

    Веды ничего не говорят о том, брили свои головы кшатрии, или нет, но  об их родовых линиях они дают исчерпывающую информацию. Существует четыре основных родовых линии кшатриев–раджпутов, среди которых упоминается в первую очередь солнечная линия, идущая от Рамы. Лунная линия - от старшего из рода Пандавов Юдхиштхиры, а также огненная линия и змеиная. Стоит также отметить, что своим главным божеством кшатрии-раджпуты считали Шиву – бога войны и разрушения. Это обстоятельство крайне важно для того, чтобы понять ту единую связующую нить, которая существовала в  среде древнего воинства. Известно, что одним из популярных у кшатриев было изображение Шивы в виде фаллического символа (Шива–Линга), который одновременно нёс в себе и функции бога плодородия. Очень часто встречается изображение Шивы, увитого змеями, что связывает его с богиней матерью Махадевой.

    Говоря о воинской этике кшатриев, полезным будет привести отрывок из Махабхараты, где кшатрию предписывалось:

    «Добывание средств жизни военным путём и охрана живых существ…

   Человек кшатрийского происхождения должен всегда дорожить своей честью, легко гневаться, быть стойким в борьбе, великодушным в победе: ему не положено любить своё имущество более всего на свете. В то же время герой должен сражаться честно, без гнева и желания убивать. Победа, запятнанная бесчестием, никогда не будет дорогой на небеса.

    Битва для кшатрия – это участие в жертвоприношении богам. Расставание со своим телом в битве есть закон для всякого кшатрия. Гибель воина во время битвы – полное выполнение им своего долга и гарантия, что он достигнет спасения. Для кшатрия недостойно и неприемлемо занятие земледелием и торговлей. В характере кшатрия преобладает «раджас» - страсть, горячая, пылкая энергия (русское раж). Поэтому, несмотря на запреты, свойственные высшим кастам, им не только можно, но и необходимо есть мясо, пить алкоголь, охотиться и добывать мясо для употребления в пищу. Это отлично усиливает природную активность и страстную энергетику, необходимую воину».

    В этой короткой и далеко не полной характеристике кшатриев нельзя не угадать образ русских казаков, с их неуёмной энергией и высокими нравственными идеалами. Казаки с неохотой становились земледельцами, а в нижнем течении Дона всячески препятствовали этому занятию, вплоть до большевистского переворота. Вот что писал о русских военных обычаях ещё в десятом веке арабский путешественник Ибн-Руста, пересказывая слово в слово напутствие русского воина, передающего по наследству оружие своему сыну. «Я не оставлю тебе в наследство никакого имущества и нет у тебя ничего, кроме того, что приобретёшь ты этим мечом…» Его соотечественник Ал-Марвази подтверждает эту традицию информацией о том, что «…всё имущество у руссов достаётся дочерям, а сыновьям - лишь мечи…»

    Среди прочих обычаев кшатриев следует отметить также пристрастие к лошадям и рукопашным видам борьбы, порой небезопасным для жизни. Среди таких «игр» особенно выделялись своей необычностью и зрелищностью поединки с применением тигровой лапы, которая надевалась на руку. Кшатрии очень любили играть на музыкальных инструментах, особенно на волынке, которая называлась очень даже по-русски – мешек (мешок). Но самым священным для кшатриев было, конечно же, оружие, прежде всего меч, который воин не имел права вынимать без причины. В том же случае, когда это происходило, кшатрий обязан был «напоить» его либо вражеской, либо своей кровью. Этот обычай также хорошо известен в среде самураев, столь же высоко почитаемых в японском обществе, как и кшатриев-раджпутов в индийском.

    Особым и самым таинственным видом оружия у кшатриев было психологическое воздействие на врага, деморализующего и повергающего в панику. При этом защищавшийся издавал особые, ни на что не похожие звуки, вызывающие неподдельный страх у разбойников. Нечто подобное описывается и в хронике Древнего Китая, где странствующие монахи без применения какого-либо оружия пускали в бегство целые шайки грабителей. Конечно, это всего лишь легенды, которые, однако же, встречаются в самых разных уголках земли. Человеческий голос способен на многое. По сути это божественный дар, и древний легенды красочно описывают действие этого дара. Например, в Древней Греции, где таинственные существа козлоногие паны, своими голосами наводили тот самый панический ужас, от которого мужчины лишались мужества, а женщины, обольщённые панической силой, таяли от любви. Как в сознании древних греков возник такой причудливый образ, сегодня сказать трудно, но то, что звуковое воздействие этих фантастических существ оказывало влияние на организм человека, доказывается живучестью этого мифического образа. Возможно, корни подобных мифологических персонажей хранятся и в русской культуре, а пока, следует добавить, что вид древнего оружия, от которого враг в буквальном смысле клал от страха в штаны, в древней Индии назывался «срасана».

     В касту кшатриев нельзя было вступить по желанию - в ней можно было только родиться, так же, как нельзя было стать по желанию самураем в Японии. В свою очередь, традиция рода и её замкнутость обеспечивали длительное существование и сохранение устоев, причем в тесном взаимодействии с сообществом в целом. Это хорошо заметно на примере русского казачества, чья культура не зависела, а была частью всей русской культуры с поправкой на основной род занятий и географическое расположение.

    Расширяя круг познания о древнем сообществе воинов, вернёмся к мысли о древнем и странном ритуале кастрации, наверняка, вызывающем  лёгкое недоумение у современного человека. А потому неудивительно, что уже во времена раджпутов мысль об этом ритуале была недопустима для индийского воина. Это косвенно подтверждает идею о том, что ритуал этот всё же когда-то имел место в воинской среде. В чём же смысл этой преданной забвению традиции?

    Прежде всего, это стерилизация, но не только физическая, исключавшая, например, в арабском мире внебрачные связи евнухов с томницами гарема. Это была стерилизация и духовная, снимавшая с воина огромную часть напряжения, когда тот находился на периферии своего этноса вдали от близких и родных людей. Иными словами, ритуал исключал возможность нежелательной утечки “материала” и связи с женщинами чужих родов и гарантировал пристойное поведение воинства в отношении незащищённого населения. Как раз то, чего требовал в своём войске Ермак, завоёвывая Сибирь: нравственной чистоты, благородства и целомудрия. Это позволяло органично сосуществовать с чужим племенем, при этом достигая возложенных материнским этносом обязательств. Разумеется, в среде древнего воинства были лидеры особой нравственной чистоты, прошедшие длительный этап формирования своих духовных качеств, и таким воеводам кастрация была ни к чему. Но в основной массе воев, воинов низкого ранга, чьи родители были уличены в преступлении против рода, кастрация была необходима, поскольку имела ещё и воспитательное значение.[vii] Следовательно, можно предположить, что на первых этапах своего существования «служба в армии» для рядовых воинов носила принудительный характер (как впрочем, и сейчас). Романтика, ореол героя, привкус победы – всё это появилось гораздо позже, и как правило, в устах краснобаев сказителей, баянов и бродячих музыкантов. На том же этапе вои несли суровую повинность за грехи свих родителей, с малых лет привыкая к сложнейшим жизненным обстоятельствам, и находясь под неусыпным контролем воевод. Это был нелёгкий, лишённый каких бы-то ни было удобств уклад, при котором все человеческие страсти и желания уходили на второй план, а о некоторых воин вынужден был забывать раз и навсегда. О родной земле, близких… Именно по этой причине сей ритуал мог быть необходим. За примерами такой необходимости совсем необязательно заглядывать в далёкое прошлое. Достаточно вспомнить известный постулат «победитель получает всё», чтобы осознать насколько незащищённым может быть мирное население в сравнении с пришлым, вооружённым до «зубов» солдатом, к тому же, обременённым ожесточённым сознанием. Этому постулату следовали практически во все исторически известные времена, со времён Древнего Рима, где собственно и родилась эта поговорка, и до вторжения японских «самураев» в китайский город Нанкин, где было уничтожено и изнасиловано несколько тысяч невинных людей, женщин, детей… На этом примере легко понять всё ту ответственность и контроль со стороны древнего социума, который, несомненно, имел место по отношению к подобному контингенту. Однако есть одно обстоятельство, без которого эта традиция подрывала бы основы существования такого замкнутого воинского сообщества. Становясь воином, мужчина обязан был оставить после себя троих детей, и если это были мальчики, то они наследовали профессию своего отца. Эти будущие воины освобождались от всех социальных обязательств, и вся дальнейшая их жизнь проходила в особых местах – слободах. То есть местах, свободных от общественных работ. Такие слободы когда-то были в каждом русском городе, и если быть внимательными, то места их локализации можно обнаружить и сегодня по сохранившимся названиям окрестных деревень с необычным названием – Слободища. В таких слободищах под неусыпным контролем и проживали вои – казаки. Заметим, что в слове казарма, или каземат, также сохранился корень каз, как нельзя точно характеризуя особое положение воинов, проживающих в этом здании. Остаётся поражаться тому, как слова смогли сохранить в себе ту древнейшую память об особенных традициях общества. Своевременным и весьма полезным будет привести описание этого древнего сословия одним из классиков современной истории – Платоном, который, путешествуя по Египту, и собирая сведения об Атлантиде, записал со слов жреца всё, что тот знал о древней цивилизации. В диалоге «Критий», описывая мироустройство Эллады, Платон пишет: «…Обитали в нашей стране и разного звания граждане, занимавшиеся ремёслами и землепашеством; но вот сословие воинов божественные мужи с самого начала обособили, и оно обитало отдельно. Его члены получали всё нужное им для прожития и воспитания, но никто не имел ничего в частном владении, а все считали его общим и притом не находили возможным что либо брать у остальных граждан сверх необходимого…». В этом коротком отрезке следует особо обратить внимание на фразу «божественные мужи с самого начала обособили». Она ключевая, если рассматривать воинов как древнейшее сословие, возникшее не по собственной прихоти, а по воле «богов». То есть, тех, кто пришёл в ту же Грецию как существо высшего порядка и со своим «уставом». Далее Платон пишет: «… На северной стороне холма воины имели жилища, помещения для общих зимних трапез и вообще всё то по части домашнего хозяйства и священных предметов, что считается приличным иметь воинам в государствах с общественным управлением, кроме, однако, золота и серебра: ни того ни другого они не употребляли ни под каким видом, но, блюдя середину между пышностью и убожеством, скромно обставляли свои жилища, в которых доживали до старости они сами и потомки их потомков, вечно передавая дом в неизменном виде подобным себе преемникам… Так они обитали здесь – стражи для своих сограждан и вожди всех прочих эллинов по доброй воле последних; более всего они следили за тем, чтобы на вечные времена сохранить одно и то же число мужчин и женщин, способных когда угодно взяться за оружие, а именно около двадцати тысячь». Данные отрывки необычайно важны, при осмыслении этого древнейшего феномена, поскольку уже являются реальным документом, подтверждающим не только существование «касты», но и раскрывющим в деталях быт и устройство сословия воинов. При это этимология слова даёт дополнительный штрих к глубинному осмыслению данного явления. Ведь если рассмотреть само слово казак, то без труда выделяется корень каз (кас). Необычным, но вполне обоснованным выглядит переход данного звукосочетания в кац и куц, где выявляется ещё одна любопытная деталь, связанная с древним русским воинством. Как первая, так и вторая форма корня также обозначает отсечение. К примеру, бесхвостых собак в народе часто называют куцими, но интересно не только это. С давних пор в адрес всех русских людей со стороны тех же украинцев закрепилась форма не очень лестного высказывания – кацапы. Смысл этого, чуть ли не ругательного прозвища уже давно непонятного для последних, а потому искажённого, скрывает всё ту же необходимую когда-то в древности экзекуцию, где даже само слово экзекуция содержит всё тот же корень куц, обозначавший отсечение или кастрацию. Поразительно и то, что русские, называя украинцев хохлами, неосознанно вкладывают в это прозвище тот же самый смысл, поскольку хохлы это те же казаки, для которых бритьё голов, по-видимому, было обязательной процедурой. Не случайно украинских казаков ещё называли черкасами, где корень кас по-прежнему несёт всё ту же смысловую нагрузку. Разумеется, представление у других народов о бесполости древних воинов формировалось, в большеё степени, не по причине физической «неполноценности» древних казаков или кшатриев, а потому, что каждый воин в отдельности, и всё воинство в целом, в первую очередь, несли запрет, распылять своё семя в дикой среде, именно в сознании, понимая всю ответственность не только перед местным населением, вставшим на путь просветления, но и перед своим родом, доверившим ему столь важную миссию. Вероятно, такой миссией когда-то был наделён легендарный король Артур, сплотивший вокруг себя рыцарей круглого стола. По преданиям, отца Артура звали Кас, и в этом имени легко усматривается дань древней традиции воинского сословия, к которому, без сомнения, принадлежал Артур.  

     Как уже говорилось, огромный вклад в изучение истории казачества внёс Евграф Петрович Савельев, утверждавший, что первая часть слова казак говорит о принадлежности этих древних воинов к асам. Асы как народ упоминаются во многих исторических документах. В данном случае Е.Савельев не противоречит высказанной версии, поскольку на лицо не только трансформация лексемы кас в ас, но и переосмысление данного образа в течение очень длительного периода времени. Присутствие и влияние асов на развитие европейской культуры отмечают практически все историки, а наличие окончания ас (ос, ес, ис, ус) в греческих, испанских, литовских и многих других европейских фамилиях говорит о том, что на определённом историческом этапе асы - казаки уже были лидерами при формировании ранних форм государственности в Европе. Вероятнее всего, к этому времени асы уже не нуждались в необходимости древнего ритуала и естественным путём, используя власть и силу, стали во главе многих царских династий. Это хорошо прослеживается на примере кшатриев, которые органично делили обязанности с махараджами и частенько менялись местами с брахманами [viii]. По времени это могло соответствовать периоду распада единого когда-то социума, из которого вышли асы (азы), что повлекло забвение традиции, как таковой. Приблизительно, это шестое или пятое тысячелетие до н.э. Кстати, этот период мог соответствовать существованию реального культурного героя кшатриев – Рамы, приведшего своё войско с далёкого севера. Откуда именно, могут судить десятки, географических названий, связанных с его именем, таких как Рама, Раменское, Рамешки, Раманза, Раманец, Рамонин и т.д.[ix] Эти и многие други косвенные доказательства, о которых речь впереди, позволяют предположить, что именно в верхнем течении Волги формировались традиции кшатриев – казаков. Сам Рама, надо думать, был чистокровным арийцем, а значит и его войско с полным правом можно назвать арийским. Из этого возникает любопытная расшифровка слова кшатрии как кастрии, или каст-арии, то есть, благородные воины.

    Не менее интересно и слово казак. Его расшивровкой занимаются уже не одну сотню лет, и один из первых, кто оказался наиболее близок от истины был Ефграф Савельев. Тщательно изучив историю Причерноморья и Кавказа, Савельев приводит в пример несколько названий народов, образованных вследствии размывания древнего военного сословия в разноэтнической туземной среде, в течение длительного периода. Касаки – касоги Кубани. Народ Казос, о котором упоминают Дарет и Дит в 13 веке до н.э. Казсаки, о которых упоминает Страбон в 1 веке н.э. и Казахи по Константину Багрянородному (10 век), всё это отпечаток с одной древней матрицы. У Нестора – ясы касоги. Кушаки армянского историка 5 века и греческого историка Георгия Монаха. Эти же казаки есть прототип казахам – кайсакам, остаткам прежних ордынских казаков, которые ассимилировались и приняли мусульманскую веру.  

    Приведённые примеры дают возвозжность правильно осмыслить и увидеть тот изначальный этнос, который стал во главе формирования современного Казахстана. Им были казаки.

    По мнению Савельева, слово казак сформировалось из двух корней – аз и сак и со временем превратилось в одно слово. При этом второй корень сак обозначает основной вид оружия казаков – секиру. Историк мотивирует это тем, что во многих документах древности казаков ещё называли сечниками, или сечевиками, что напрямую связано с местами их проживания общинами в сечах. Аргументом в пользу данной идеи является исторически зафиксированная информация о том, что в древности саками именовали скифов, а арабы именем ас-сакалиб называли славян. Не отвергая этой версии, можно высказать и другое предположение по поводу собирательного свойства самоназвания древнейшего военного сословия. Поскольку казаки всегда существовали в лоне именно русского этноса, и это мнение, слава богу, ещё никем не отвергается, то и ответ следует искать в русском языке, где суфикс ак типичен при обозначении мужского рода занятий или особенной характеристики индивида. Отсюда в русской лексике сохранились такие обозначения и характеристики личностей, как бурлак, горняк, моряк, ведьмак, кунак, баскак, чужак, свояк, русак, гусак, рысак, дончак, гончак, смельчак и даже остряк, весельчак, чудак, простак, дурак и т.д. Встречается оно и в скифских именах: Спартак, Сартак, Таскак, Буняк… Подитоживая тему стоит ещё раз повторить, что казаки как народ, не могли возникнуть сами по себе, подобно шайке пиратов или беглых крестьян. Эта идея нелепа, и даже, абсурдна. Существуя в рамках древнего сообщества, они на протяжении тысячелетий (не столетий) обеспечивали безопасность своего материнского этноса, а иногда, уходили далеко на перефирию, участвуя в формировании новых государств, таких как Индия, Египет или Шумер. К моменту распада матриархата это было уже не просто сообщество, а разбросанная по всему миру сила, способная на создание собственных государств, таких как Хетское. Известны случаи, когда казаки захватывали целое государство и образовывали там своё превилегированное сословие. Один из таких примеров – народ касситы, населявший в древности области Северного Иранского нагорья – Загрос. Тогда касситы, обладая большой мощью, вторгаются в Месопотамию и надолго захватывают Вавилон. Показательно, что одна из их столиц носила название Терка (прямо как на Кавказе), а самих касситов отождествляли с мифическими кентаврами, поскольку жизнь их была нераздельна с конной ездой. В тоже время, по причине неоднородности аборигенного населения, где казаки «военной рукой» проводили политику своих лидеров, отношение к ним было не одинаковым, от чего и само воинство меняет свои формы. Но это по-прежнему изолированное сообщество, а на рубеже тысячелетий уже самостоятельный народ, с разными именами, но одним и тем же призванием – держать в руках оружие. 

 

                                                           Арийское наследие

 

    Ранее в повествовании уже говорилось об одном необычном переводе с арабского слова "арии",[x] применяемого к тем, кто воспринимался местным населением, как голый, или частично голый. Вспомним, что арии пришли с севера на территорию Ирана (Арианы) или той же Индии. Конечно, климат этих стран был для них жарким. Но это не единственная причина, по которой арии могли ходить без одежды или не нуждаться в таковой. По древним воспоминаниям, сохранившимся в легендах и священных текстах, пришельцы несли в себе «маленькое солнце», энергию, позволявшую ариям выживать в самых тяжёлых природных условиях. Напомним, что арии по своему мировоззрению, или религии, были солнцепоклонниками, и поклоняясь этому великому божеству, могли на прямую работать с неисчерпаемой энергией (это конечно же метафора), накапливать её в своём теле, и делать его действительно неуязвимым. Эти качества не могли быть незаметными для дикого населения, и воспринимались даже зрительно, в виде сгустка ауры, и не только над головой, но и вокруг всего тела. Но сама аура может являться только следствием высокого духовного и физического развития. И с этим спорить вряд ли кто будет. Результатом такого совершенства вполне могла являться терпимость к холоду, да и не только. Кстати, множество описаний славянского мира в древности со стороны путешественников в первую очередь главными достоинствами отмечались гостеприимство, равнодушие к холоду, отвага и удивительная выносливость.

    Откуда в уже позднем славянском мире могли сохраниться такие феноменальные качества? Одно из логических предположений: сформировались под воздействием природной среды. В случае с холодом и выносливостью это допустимо, особенно если брать в пример тех же сибирских эвенков, способных спать на морозе. Но как быть с гостеприимством и отвагой? Природа этому не научит. Логичнее предположить, что эти качества культивировались и передавались по наследству генетически. В связи с этим возникает вопрос, как они могли формироваться в протославянской среде? Об этом и будет последующее повествование.  

    За последние несколько лет появилось немало публикаций, по-новому открывающих русскую историю. Есть и такие, которые вызвали немало споров среди историков. Достаточно привести в пример цикл работ Носовского и Фоменко. Выводы этих авторов сводятся к несостоятельности официальной хронологии современной цивилизации. Во многом они противоречивы, но вскрывают множество несоответствий в освещении прошлого. И дело не только в непонимании событий их хронологического порядка. Речь идёт о чём-то кардинально не похожем на то, чему нас учат в школах. Это касается всего мирового сообщества. Замалчивается или затирается очевидный факт миссионерской, цивилизаторской роли какого-то мощнейшего в рамках первобытного общества культурного очага. Надо сказать, что это “одеяло” сверх расы уже неоднократно тянули на себя разные народы, вызывая в мировом сообществе войны и революции. И потому затрагивание этой темы особенно сложная задача. Разумеется, во времена существования СССР даже постановка подобного вопроса могла быть приравнена к преступлению. И всё же такие попытки в рамках русской истории были. Одним из таких подвижников особой роли именно русского народа в современной цивилизации был Михаил Васильевич Ломоносов. Этот истинный патриот России не побоялся в полный голос сказать правду, за что даже был приговорён к смертоной казни. Это произошло, когда Михаил Васильевич попросту избил «историка» Миллера, зачитавшего членам Российской академии свою версию русской истории. Дело, к счастью, удалось уладить, но вот с «историей» вышло так, что по ней наше государство «живёт» и по сей день. Труд Ломоносова по русской истории ещё во времена царствования Екатерины Второй являлся объектом охоты. И было отчего. В свете его выводов та же династия Романовых с её немецкими корнями выглядела пасынком в лоне русского народа. По сей день эта работа вызывает огромный интерес в среде историков. О ней ходят легенды, но сам труд, к сожалению, считается утраченным. Однако это не мешает русским историкам сегодня продолжать исследования, в ходе которых всё больше проясняется картина действительно уникальной, культурной традиции на территории русской равнины. К таким первооткрывателям нашего древнего наследия можно смело отнести В. Дёмина, Ю. Петухова, Н. Васильеву, В. Абрашкина, А. Асова, В. Аристова, Е. Савельева, В.Чудинова, Гриневича и многих других исследователей, по крупицам восстанавливающих нашу утраченную историю. 

    К сожалению, разговор о том, что территория русской равнины могла быть, образно выражаясь, котлом для многих современных народов воспринимается, как правило, отрицательно, поскольку не устраивает учёное сообщество в принципе. Выводы наших историков воспринимаются неоднозначно даже в русской культурной среде, сформированной в рамках убогой материалистической концепции, имевшей какие угодно цели, кроме одной – воспитания в народе любви к своей Родине. Сегодня плоды такого просвещения у всех на виду. Народ бежит из России и не хочет бороться за своё будущее. И дело не только в порушенных святынях православия и отсутствии веры. Россия превратилась в полигон, где отрабатываются и реализовываются самые изощрённые способы подавления патриотизма и чувства гордости за свою историю. Уникальная русская культура, и славянская в том числе, теперь является объектом для пародий и циничных шуток, растлевающих духовно-нравственную основу. Что говорить об огромном количестве школьных учебников по «истории», состряпанных на деньги наших «друзей» из Америки. В то же время у русских людей нет возможности жить не только в деревнях и сёлах, т.е. заниматься традиционными родами деятельности, но даже жить в городах, работать в школах и больницах. Это дорого. А жить где-то надо. И не просто жить, а развиваться, учить детей, создавая тем самым себе гарантию на будущее.

    Россия не один десяток лет находилась под влиянием самой наглой лжи, а точнее, ереси, проникшей в сознание масс. Русские люди так долго жили с ней, что успели свыкнуться, и даже готовы за нею отдать свои жизни. Сознание подавляющего большинства русских людей сегодня пропитано самыми разными ересями.  Одной из самых опасных, бесспорно, является космополитизм. Не коммунизм как наивная идея о равноправном обществе и не социализм, где каждому по потребности и от каждого по способности. Эти идеи всегда жили в народе, и будут жить, пока люди верят в справедливость. Космополитизм же как инфекция имеет свойство разрушать основу общества, его фундамент, то, что пронизывает сознание каждого члена общества – национальное самосознание.

    Как бы себе представили учёные весь живой и растительный мир, утративший индивидуальность, где один вид заимствует, или приобретает черты другого. В результате подобной метаморфозы происходит и исчезновение вида, и как следствие, изменение среды. Кто-то справедливо заметит, что это и есть процесс эволюции, и его никто не отменял. И вообще, всё, что происходит, это по прихоти создателя. Однако известно, что если кому-то когда-то вдруг хотелось ускорить этот процесс эволюции, то это всегда приводило к хаосу и дегродации. Нечто подобное провоцируется и подобной ересью, где вместе с отменой государства, понятия Родины, как следствие, разрушаются и семейные устои, падает мораль, а сам человек неизбежно деградирует и превращается в раба или животное.

    За Родину надо бороться, сохраняя при этом не только имя нации, но и свои собственные корни. И коль скоро мы откажемся от своей истории, то незамедлительно надо ждать распада. Надо признать, что эпоха равнодушия и безразличия к этим святым понятиям сегодня основательно пустила корни в наше сознание. И теперь мы имеем все признаки вырождения. В основе этих признаков лежат  духовная пассивность и стремление к низменным удовольствиям.

    И всё же позитивные процессы происходят, в том числе и в истории как науке. Появились очень интересные, смелые публикации В. Дёмина, Ю. Петухова, Ю. Мансурова. Особенно хочется отметить появление работ по переводу древнейших текстов, долгое время никем не переводимых: Фестского диска, образцов уникальной письменности Хараппской культуры и мн.др. Не менее значимый вклад в формирование национального самосознания привнёс в своих работах историк и философ Владимир Кравец, мысли и идеи которого  так же пересекаются с данным повествованием.[xi] Хочется надеяться, что труды этих подвижников обратят на себя внимание и заставят академическую науку по-новому взглянуть на человеческую историю, в том числе и русскую. Как никогда эти подлинные знания русской истории необходимы в школе, где формируется гражданская позиция подрастающего поколения.

 

                                                                  Пан-гея

 

     Несмотря на то, что человечество живёт сегоднешним днём и грезит будущим, интерес к прошлому не угасает, словно люди забыли что-то в этом прошлом. С чем это связано? Наука и прогресс не удовлетворяют человечество, какими бы шагами они не шли вперёд. Литература, кинематограф и прочие атрибуты искусства только и делают, что пытаются реанимировать картину прошлого, плодя его варианты как в индийском Баливуде. Многие версии заслуживают уважение, другие иронию и недоверие. Ранее уже делался намёк на некий народ, в недрах которого по сей день сохранились предания о такой древности, которая не обнаруживает себя ни в одной хронологии, за исключением сказок. А именно русских народных сказок. Словно ниоткуда, как буд-то по волшебству, появилась одна из самых необычных, публикаций, высвечивающая мир, о котором ранее было принято рассказывать лишь детям. Автором и зачинателем этой уникальной работы является художник по образованию Виктор Аристов. В сотрудничестве с известными историками В. Дёминым и В.Назаровым ему удалось создать нечто особенное – Словарь Окской эзотерики, где в единое целое соединяется мир сказочного прошлого и реальность, забытая, но поразительно знакомая каждому русскому человеку. Собственно, именно эта работа является главной «начинкой» и причиной для написания данной книги. Благодаря её содержанию многие необъяснимы исторические реалии, вдруг, становятся понятными и закономерными. Исчезает налёт ненужной мистики и «сказочного» волшебства, при том, что само это волшебство, едвали не основопологающая часть этого словаря. Необычность этой работы в том, что она показывает древнее течение жизни наших пращуров как особый, непохожий ни на какой другой, народ под названием – офене, существовавший задолго до появления первых древних государств. Время существования этого народа измеряется не тысячелетиями, а десятками, возможно, и сотнями тысячелетий, что, разумеется, сразу и не воспринимается. Это не укладывается в косном сознании обывателя. Как следует из «Словаря», содержащего в подлинном виде дошедшую до нас культуру офеней, народ этот первичен по своим как физиологическим, так и духовным характеристикам и, проживая на территории России, он сумел сохранить память о великом прошлом древних носителей человеческой культуры. Офене буквально из самых древних форм общества сумели вынести принципы  органичного сосуществования человека и земли. Причём, земли как живого организма, способного на все наши мысли и действия отвечать соответствующим образом. Они видели неразрывную связь между человечеством и космосом в целом. Имея в недрах своей культуры принцип сословий и каст, а также постепенного продвижения личности по пути генетического совершенствования, офене, разумеется, были всего лишь продолжателями человеческих традиций, берущих своё начало во времени, которое принято называть Золотым веком. Тем значительнее выглядит их роль в устранении хаоса, существовавшего на земле длительный период. Но это уже особый разговор.

    Работа тем более уникальна, что передаёт информацию из первых рук от людей, всё ещё владеющих поистине архаичным языком офеней, где сама речь смогла сохранить древнейшие звуковые формы, нашедшие себя во многих других  языках и, прежде всего, в русском. Собственно, офенский язык и есть русский, но сохранившийся в первичном, неизменном состоянии, что само по себе чудо. Он не эволюционировал и не попал под разрушительное воздействие пёстрой русской среды.

    «Словарь» Аристова тем интересен и уникален, что содержит информацию о самых разных сторонах жизни древнего общества, название которому – матриархат. Разумеется, такая характеристика древнейшего периода носит чисто условный характер, но не отменяет главного – особого отношения к женскому началу, где всё живое, окружавшее человека, сравнивалось именно с женской способностью создавать жизнь. Общество это, несмотря на свою древность и кажущююся примитивность, каким желают видеть его современные исследователи, имело очень сложную, но продуманную социальную систему. Многоуровневую и дифференцированную, ничего общего не имеющую с тем классовым строем, о котором повествуют современные учебники по истории. Однако и в них содержатся намёки на существование закрытых сообществ, сформированных уже за долго до того, как кто-то решил о них рассказать. Строители, врачи, учителя, и многие другие, появлялись не сами по себе, словно по волшебству, а явились результатом отбора, целенаправленного поиска и совершенства отдельно взятого ремесла в отдельной социальной группе, что способствовало наилучшему сохранению накопленных знаний.

    В особый отдельный ряд необходимо поставить военное ремесло, без которого было бы  немыслимо существование социума. И если все остальные замкнутые сообщества неизбежно размывались, и даже исчезали (к примеру, жречество), то военное сословие, в виду своей постоянной востребованности, сохранилось. На территории России таким ремеслом издавна владели казаки. Акцент на это сословие крайне важен, поскольку благодаря его существованию обеспечивалось сохранение традиций, а значит и постоянства и порядка в обществе. Неизбежно вбирая в себя духовные знания материнского этноса, воины постепенно становились не только лидерами дружин или целых войск, но и носителями этих древних традиций. Важно осознать, что то древнее сообщество, в лоне которого было сформировано казачество, являлось действительно единым живым организмом, жизнестойким и мудрым, а это не могло произойти само по себе случайно. Такое возможно только при условии осознания человечества как единого целого организма, и его связи с землёй и космосом. Где реально существовал самый настоящий симбиоз человека и природы. Проникновение в тонкий мир и контакт человеческого сознания со стихиями,  где каждый представитель этого организма понимал своё назначение  и место в социуме. Право же, глядя на казачество дореволюционное, нельзя не поражаться его упрямству и стойкости всему новому, как чуждому и вредному. Эти люди редко сомневались в том, что хорошо, а что плохо, и всегда жили по справедливости. Со временем забывая имена своих учителей (богов), казаки, как и подобает воинам, никогда не забывали их уроков, и бережно хранили их, передавая из поколения в поколение. И не удивительно, что в последующие тысячелетия казаки разойдутся по всей земле и будут в первых рядах основанных государств древнего мира. Хеты Малой Азии (геты – гетманы – атаманы), каски Междуречья,[xii] кшатрии Индии, касситы в Персии - всё это отголоски единой уникальной культуры, сформированной в волго-окском регионе.

     Как повествует древняя офенская традиция – воем (военным) становился мужчина, добровольно выходящий из семейно-племенных отношений в разряд освобождённых, и призывался защищать свой род. Согласно правилу, оставив после себя на содержании рода троих детей, мужчина становился профессиональным военным, посвящая свою жизнь совершенствованию этого ремесла.

     На примере ушедшего в прошлое казачества мы можем увидеть, как традиции помогали выживать древнему сословию и демонстрировать непостижимые для обычного человека примеры доблести и мужества. По своей форме это совершенно непохоже на тех наемников и разбойников, входивших в составы всевозможных европейских кампаний, разорявших древние культуры Америки или Индии. Русское воинство всегда было идеологически терпимым к другим культурам и религиям, проявляя уважение к населяющим дикие земли народам. В дальних походах закалялась не только духовная и физическая мощь русского воина, но и изобретательность, помогая искать мирные решения там, где их быть не может, одержать победу там, где она невозможна; везде большое значение имел тысячелетний военный опыт. Примерами тому и Азовское сидение, и покорение Сибири, и освоение Америки, и война с Наполеоном, где роль казачества традиционно принижается и сводится до грабительских, стихийных набегов на обозы. Всё это неправда, и есть уверенность в том, что роль казачества в той же Отечественной войне 1812 года будет пересмотрена.

     «Словарь» Аристова открывает также неизвестную сторону человеческого бытия, а вернее, существования социума, главной функцией которого было поддержание чистоты «крови» всех её членов. Самая таинственная и важная сторона всего офенского устройства, позволявшая не только поддерживать необходимый генотип в обществе, но и совершенствовать его. Именно эта традиция, уже непонятая  в наше время, дала основание Гитлеру бороться за чистоту арийской расы и существование расистской теории, как таковой. В основе этой «теории» уже лежало не просветление и искоренение дикости и невежества, а подавление и насилие в самых изощрённых формах. По сути, фашизм извратил древнюю теорию о расах и их естественном различии. Такое различие в древности могло быть вызвано многими причинами, но основная, как свидетельствует сохранившееся предание офеней – катастрофа, вызвавшая в человеческом организме необратимые мутационные изменения. Сегодня, когда все мы даже в непохожести обладаем равными человеческими возможностями, при этих же равных возможностях люди не одинаковы в способностях. Причина может лежать именно в том, что некоторые народы не участвовали в процессе генетической реабилитации, которую проводили офене на протяжении длительного периода времени.

    В офенском обществе каждый человек являлся носителем генофонда, причём в течение не только одного жизненного цикла, но и многих поколений. На протяжении всей жизни формировалась особая структура сознания и физиологическая сущность индивида. Закреплялись и совершенствовались лучшие человеческие качества, где дети, наследуя абсолютную внешность своих родителей, были продолжателями их духовных традиций. В результате этого длительного периода сформировалось уникальное общество, давшее человечеству не один десяток пророков, мессий и будинов, в простонародье принимавшихся за богов. Наверное, весь греческий пантеон небожителей, включая и гиперборея по происхождению Аполлона, есть отражение того процесса снизошествия, а точнее прихода в дикие племена тех самых офеней, лучших их представителей, способных творить чудеса, а потому вести за собой и приобщать к цивилизации.

    Каждый представитель офенского общества, вставший на путь т.н. седьмы, особого  родословного документа, где фиксировались мельчайшие подробности родового древа до четырнадцатого колена, через несколько поколений становился обладателем особого сверхмощного оружия. Этим оружием являлась развитая до божественной высоты духовность человека. Находясь в жёстких рамках контроля со стороны духовенства, каждый представитель офенского общества чётко осознавал ответственность перед ним, и за нарушение законов мог поплатиться самым дорогим – жизнью. Такой была ставка, где на чаше весов лежал божественный подарок – совершенство. Разумеется, говоря о том, что совершенствование личности происходило на протяжении не одной жизни, мы должны поверить в то, что душа человека вечная. Что сам человек, неоднократно перерождаясь, способен сохранять в сознании память предыдущих жизней или воплощений. В этом случае сила его сознания приобретала собирательное, накопительное свойство, превращаясь в мощнейший, даже по космическим меркам, объект. По сути, это была эстафета космического масштаба, где происходила передача, своеобразный подарок всех своих лучших качеств последующему поколению. Бесценный подарок, который необходимо было совершенствовать до тех пор, пока человек не превращался в существо высшего порядка. Развивая и совершенствуя в себе наилучшие качества, находясь в гармоничном единении с природой, человек, в понимании прозябавших в невежестве дикарей, становился всемогущим, то есть, богом. Сами тёмные народы, с течением времени тесно соприкасаясь со сверхкультурой, незаметно становились её частью. Так появилась современная цивилизация, и нет ничего особенного в том, что обладателями офенского наследия стали племена, которые сегодня принято называть славянскими. Тот, кто воспринимал от своих предков в момент рождения бесценный клад, становился, естественно, объектом пристального внимания и зависти. Вот почему к России все тянут руки и «точат ножи». По той же причине эти завистники всякий раз получали отпор. По какому-то волшебству земли, где традиционно проживали славяне всем остальным народам казались тёмным пятном, тем пространством, которое по праву можно было бы назвать Терра Инкогнито. Эти необозримые земли всегда манили путешественников и географов, но всегда были неприкосновенными для непрошенных гостей. Вот как описывал сей факт ещё в 6 веке византийский историк Менандр Протекторат: «…так как издревле земля ромеев опустошалась славянами, их же собственная славянская земля каким-либо другим из всех народов – никоим образом». Разумеется, причин для такого высказывания было несколько, среди которых не только природная воинственность, обусловленная, скорее всего, агрессией со стороны диких соседей, но и традиционно настороженное отношением к самой славянской культуре, которая всегда была, и остаётся по-прежнему, загадкой для всех остальных народов. Но исконными носителями этой загадочной культуры были не славяне, которых описывает историк, а офене. Осознавая свою уязвимость и малочисленность, находясь зажатыми в кольце, среди тёмных народов, офене были вынуждены искать способы защиты от тех, кто когда-то попал под воздействие солнечного бальзама, всё больше скатываясь в дикое состояние. Таким решением было просветление и внедрение особых представителей, порой тайных агентов, через которых проводилась эта политика.  При этом, попавшие под влияние офеней народы нуждались в защите от своих недавних собратьев, и здесь опять не обходилось без воинского контингента.

      Там, в глубине веков, когда жизнь офенского воина или миссионера проходила вдали от родных берегов, в чужой среде, чистота помыслов и целомудрие играли одну из самых важных ролей. Поэтому в русском народе, особенно в деревнях, где традиции наиболее стойкие, чистота духовная ставилась на первое место. В чужих землях посланник офеней, именно в интересах рода, не смел растрачивать своё сея (семя) и  беспочвенно раздаривать его в дикой среде. Это оружие когда-нибудь могло обернуться против рода, поскольку офеней длительное время окружали тёмные народы. Важно осознать, что духовная и физическая разница между любым офенским представителем и «тёмным человеком» была колоссальная, и то реальное могущество, которым обладали офени, находили отражение в сознании окружавших это древнее царство соседей. Чудеса боевого искусства, превращения, исчезновения и полёты; многое из того, что доносят сказки и мифы, было реальностью того времени и крупицы его можно разглядеть даже сегодня. Конечно это только легенды, которые с удовольствием раскручиваются мировым кинематографом. Но и они не берутся из пустоты. Корни их, как выясняется, в офенской цивилизации. Кодекс чести самураев, уникальные способности таинственных воинов нинзя формировать вокруг себя энергетических двойников, наводя тем самым ужас на врагов, необъяснимое владение голосовыми вибрациями как оружием, исчезновения и полёты буддийских монахов… Всё это и многое другое можно найти в описании офенского общества, где душа воина, его тело буквально напитывались знаниями и силой десятков поколений и становились попросту непобедимыми. В наше время это воспринимается как фантастика, но что мы знаем о мире, который нас окружает даже сегодня, получая лживую или искажённую информацию о текущей жизни из цветастых газет? Если вдуматься, то мир нисколько не изменился и по-прежнему наполнен тайнами. Присмотримся к незаметной жизни заброшенных русских деревень, к староправославным скитам, чей быт не менялся на протяжении сотен лет. Что мы знаем об огромном пространстве России и сотне разных народов, населяющих её? О том дореволюционном времени, где в каждой деревне был свой настоящий колдун, свой знахарь, где под покровом ночи происходили не шабаши ведьм, а великие таинства, и русский человек был причастен к ним, не смотря ни на что. Всё это сохранялось вплоть до последнего времени, пока русская деревня не стала вымерать. Мы даже не подозреваем  о той жизни, которую люди научились скрывать от постороннего и празного взгляда. О множестве её форм с шаманами, целителями и пророками, о которых основная масса потребителей и обывателей, проживающих в столицах, и знать ничего не желает, а средства массовой информации умышленно замалчивают. Большинство из нас уже не верит в то, что для древних людей было нормой для понимания. И не по причине их невежества, а в силу их веры в могущество природы. Эти люди не отделяли себя от природы, а были её частью, и тех, кто обладал наивысшими способностями в общении со стихиями, называли магами и чародеями. Сегодня, благодаря всевозможным религиозным интерпретациям, слово маг и всё, что с этим связано, окрашено зловещими красками, и попросту закрыто для понимания. В древности  же магия была нормой, это был способ познания мира и взаимодействия с ним, но для этого человеку необходимо было всё время совершенствовать свои центры восприятия, непрестанно трудится в течение всей жизни. Для нас сегодняшних также непонятно, что такое бог, и есть ли он вообще. Половина не знает или не верит в существование человеческой ауры, а другая не допускает существования души, сводя  всё многообразие человеческих проявлений к работе мозга. Под большим вопросом совесть и многие другие нравственные качества, не позволяющие нам скатиться до уровня животных.

     Так в чём же вопрос? Не в нас ли самих, уже привыкших заботиться лишь о себе, и знать не желающих ничего о стране в целом. Что нам известно о русской глубинке, в недрах которой тысячелетиями формировалась и находилась в чистоте не одно тысячелетие уникальная философская традиция. О скромных людях, столетиями вынужденных прятать от невежества и зависти свою уникальную культуру. Сегодня мы воспринимаем её исходя из того, какой объём занимает эта культура на полках библиотек. Да и раньше было точно так же. Вот слова К.Н. Батюшкова, того самого, который в 1810 году сказал: «Я за русские деревни не отдам и гроша. То ли дело Греция. То ли дело Италия». Чему же тут удивляться, если традиция  - плевать в свой колодец такая крепкая. В свете такого подхода русская культура действительно не так объёмна, как греческая или египетская. В этом случае  никто не берёт в пример самую важную часть этой культуры, которая в народе никогда не записывалась на бумагу. И не по причине отсутствия письменности, а потому, что передавалась всегда устно, из уст в уста, а потому называлась сакральной, скрытой. То, что являлось «неписанным законом» жизни для русского человека и определяло его эстетические и моральные нормы, адаптируя житейскую мудрость ко всем изменениям. Не цепляясь буквы закона, которая была непоколебима для толкователей Корана или Торы, русский человек всегда жил по особому правилу – справедливости, которую черпал не на страницах Ветхого Завета или Кабалы, а из самой жизни. Именно в ней он мог заимствовать такие важные для жизни социума понятия как терпимость, сотрудничество, уважение и преемственность, и как следствие высокой организации и развитости общества – открытость. Может быть, поэтому русские люди так отличаются от всех остальных и воспринимаются не всегда с положительной стороны. Пьяницы, лентяи, грубияны… Сколько ярлыков висит на русском человеке, самом, быть может терпеливом и мудрым на земле, но вместе с тем,  неустрашимом и отчаянном. Именно эти качества были отличительной чертой тех же казаков, которые, в свете извращённой истории Руси, воспринимаются как некий полудикий сброд. Надо сказать, что отношение к казачеству всегда было не однозначным. Молодечество, лихая удаль, доходившая порой до грабежей – вот общепринятый портрет казаков. При этом мало кто представлялет эту необычную прослойку общества как единый и очень древний организм, спаянный каким-то невероятным веществом.  И  кто мог дать казачеству это вещество – тоже мало кого волнует. Но возникнуть само по себе оно не могло, и тем более в одночасье. Для этого необходимо время и особые условия. И те, кто не желает этого понимать, конечно, и знать не хотят про Азовское сидение. Про то, как пять тысяч казаков, среди которых было несколько сот женщин, не уступили вооружённой до зубов стотысячной турецкой армии. Разумеется, об этом в учебниках по истории нет ни строчки, поскольку это никак не вяжется с образом обездоленных крепостных рабов. О том, как над полем с тысячами трупов явился ангел, изображенный на казачьих стягах. И как его появление мобилизовало воинов и вызвало такой прилив энергии у казаков, против которого дрогнули, и пустились в бегство тысячи хвалёных янычар. Последние, вероятно, не были трусами и, наверное, ими гордились на родине, но вся их храбрость и отвага оказались ничтожными в сравнении с мужеством и духовной силой горстки измождённых казаков. Потому и нет ни строчки об этом в школьных учебниках. Правда, об этом помнят ещё на Дону и Кубани и знают не понаслышке, что такое истинный воин. Это ли не чудо, которое у нас перед глазами? И что нам самураи? Казаки были ничуть не хуже, только про них, к сожалению, легенд не складывали, а в прошедшие десятилетия вообще было принято помалкивать. Молчало казачество и том великом чуде, которое называется – казачий спас. Особый сплав древнейших знаний по воинскому искусству, самолечению и формированию духовности посредством православной веры. Не той, которую вещают для толпы современные митрополиты, а той, которая жила в русском сознании тысячи лет ещё до рождения Христа. Даже в том мизерном объёме, который дошёл через «хранителей» до сего дня, казачий спас представляет уникальную, и не имеющую равных боевую систему, позавидовать которой могут любые школы боевого искусства.

    Ещё сегодня на территории Китая проживает необычный народ, внешне ничем не отличающийся от китайцев, но прозывающий себя казаками. Это потомки тех землепроходцев, пришедших в семнадцатом веке на берега Амура вместе с Ерофеем Хабаровым и Василием Поярковым. Тогда, отстаивая Албазинский острог, казакам пришлось уступить многотысячной китайской армии. Большая часть их была уведена  в плен. Но на чужой земле эти люди не утратили не только своей православной веры и традиций, но и желания вернуться на Родину, о чём свидетельствовали неоднократно европейские путешественники, побывавшие в Китае. Сегодня эти потомки русских казаков, давно растворившиеся в этнической массе китайцев, по-прежнему считают себя русскими по духу, демонстрируя поистине уникальную духовную основу древнего русского воинства и своей православной веры. Разумеется, нравственность казачества, его самосознание и отношение к вере были сформированы задолго до появления христианства как религии. И неудивительно, что ещё в пятом веке арабский путешественник Массуди, описывая в своих хрониках берега Дона, восторженно заявлял, что на этой земле живёт народ касак, красивее и величественнее которого на земле нет. Массуди был путешественником и знал, что говорил. А ещё он восторгался красотой женщин и не находил слов для описания их прекрасной внешности. Ещё бы! Зато такие слова нашлись у Толстого и Шолохова.

    Народ касак, если предположить, что Массуди знал о первичной смысловой основе данного названия - это наши азовские и донские казаки. Если кто-то желает увидеть воочию, что такое красота, и не только физическая, пусть едет на Дон, в Волгоград, Ставрополь - туда, где ещё сохранился казачий дух и истинный русский патриотизм.

     Казаки ещё называли себя гетами, а своих лидеров, вожаков, называли гетманами. О них также сохранилось огромное количество информации, просочившейся из древности. О том, что геты были носителями славянской культуры, сегодня уже говорят многие исследователи, но когда-то историкам почему-то удобнее было причислять гетов к семитскому народу. Не разобравшись с языком этого народа, пытаясь наложить на него какую угодно кальку, но не русскую, гетов сделали семитами, наверное, потому, что они упоминаются в Библии. Там, если верить в историчность этого документа, гетеянкой была мать Соломона Вирсавия, белокурая красавица, жена гетского военачальника (атамана) Урии (Ярии), убитого Давидом. История эта тёмная и очень интересна, с точки зрения осмысления поступков иудейского царя, но и не только. Она открывает для читателя уже не выдуманный, а реальный портрет древнего воина, аналог которому можно найти только исключительно в этой древности, и как оттиск с него – образ индийских кшатриев, японских самураев и русских казаков.      

    Вот отрывок из одного эпизода, дающий характеристику морали не еврейского вождя, а гетского предводителя. Момента, когда Давид бежал от не менее вероломного сына Авессалома в Хеврон. С ним пришли и 600 воинов, бритых наголо и, как того требовала традиция, с прядью волос с одной стороны. Этот портрет гетских воинов подтверждают глиняные таблички, сохранившиеся со времён Хеттского царства. Под началом Еффея они остаются верными своему слову быть рядом с царём.

   “И сказал царь Еффею Гетеянину: "Зачем идёшь с нами? Возвратись и оставайся с тем царём (Авессаломом), ибо ты чужеземец и пришёл сюда из своего места; вчера ты пришёл, а сегодня я заставлю идти с нами? Я иду, куда случится: возвратись и возврати братьев своих с собой". И отвечал Еффей царю: "Жив господь, и да живёт  господин мой царь: где бы ты ни был…; в жизни ли, в смерти ли, там будет раб твой"... В этом коротком отрывке, лишённом героического пафоса, удивительным образом раскрывается вся духовная основа гетского воина, для которого долг превыше всего, даже жизни, и хуже смерти бесчестие и позор в глазах своих товарищей. Разве не эту традицию унаследовали и несли тысячелетия русские казаки, о которых писал в начале века Е. Савельев, заявляя, что казаки и геты не имеют существенных различий кроме тех, которые демонстрирует время.

    Часть этих гетов, которых в античные времена стали называть этрусками, в своё время покинула Трою (название типично славянского города) и заселила впоследствии Италию, да и не только. Повторимся, что самоназвание этрусков – расены.  За два тысячелетия они постепенно растворились в многоликой этнической среде народов, но это уже другая история. Стоит добавить, что этрусские женщины всегда были наравне с мужчинами и занимали важные места в социальной пирамиде этрусского сообщества. Именно они дали почву для греческих мифов об амазонках – женском военном сословии. Отряды амазонок могли совершать длительные рейды  и даже колонизировать самые отдалённые земли Европы и Африки, о чём повествуют мифы и легенды, но культурная родина амазонок - всё те же волжские берега, населённые славянами. Из этой колыбели вышли культы Афродиты, Венеры, матери земли Роды, богини земли Яги – Айджиптос, а в греческом переосмыслении Афины Паллады, или просто Лады. Кстати, амазонок в древности называли йёгинями, именем, которое как никакое другое, раскрывает сущность женщины и её роли в древнем социуме, с той полнотой власти, которая была присуща женщинам в древности. Здесь же возникает вопрос, откуда появилось имя амазонок, расшифрование которого не удаётся с помощью того же греческого языка. Но греческий язык здесь как раз и ни при чём, поскольку в нём это имя сохранилось уже в искажённой форме. Если перевести этот «затёртый» склепок на русскую основу, получается вполне понятный аналог. Исходя из того образа жизни, которого придерживались амазонки, получается справедливое прозвище - эпитет – омужавшие, или мужественные. Если этот вариант перевода не вполне логичен, то не менее выразительным является другой, при том, что согласная з является искажением более уместной ж.  В этом случае получается «амажёнки», где приставка ам, согласно офенской традиции, обозначает смерть, прекращение или усечение, в данном случае женской сущности. Конечно, когда речь идет об историчности и научности таких сопоставлений, то подобные выводы выглядят слишком прямолинейно и упрощённо, что не очень-то приветствуется в научной среде, привыкшей к особому, научному языку с огромным количеством непонятных, а порой и ненужных терминов. Это вовсе не означает что автор этих строк против терминологии, но думается, что всё же, куда ближе и доходчивее для сознания большинства читателей живая речь и простые сравнения. А ещё в правильном осмыслении подобных взглядов мешает сепаратизм критически настроенного оппонента, укоренившаяся в сознании большинства людей русофобия и наша культурная разобщённость, что в целом ни хорошо, ни плохо. Это реальность, продиктованная неоднородностью человеческого сообщества. Впрочем, нет худа без добра, и то традиционно возвышенное и уважительное отношение ко всему нерусскому, скажем, греческому, позволяет исследователям ещё более сконцентрировать своё внимание на изучении собственной истории, подвергая при этом дотошному анализу и другие культурные традиции, в том числе и греческую.

    Читатель, который любит историю Греции, не будет оспаривать того факта, что греки всегда с вожделением и уважением смотрели на север, мифическую страну Гиперборею. Кстати, вплоть до нового времени гиперборейцев называли ещё борисфенитами. Борисфеном когда-то называли Днепр, а по всему течению этой реки, как известно, с давних пор проживали славяне.  В этом названии легко вычленяются оба корня: борис, (борус), и фен – укороченное самоназвание офеней. По представлениям «древних» авторов, Гиперборею стерегли ни кто-нибудь, а грифоны. Трудно сказать, что явилось причиной возникновения в сознании древних людей такого фантастического образа, соединившего в себе орла и льва, но то что в этом названии по-прежнему скрывается память о жителях волшебной северной страны – фонах-офенах, факт очевидный. Север всегда был притягательной страной для древних греков, а потому, на север тянуло в плавание и Ясона с Гераклом, и Геродота, и многих других смелых и любознательных людей. С севера на лебедях прилетал каждые двадцать лет лучезарный Аполлон, которого в Египте называли Ором (Яром).

    Уже в первом тысячелетии до н.э. греки воспринимали гиперборею как нечто нереальное и далёкое и лишь воспевали её в своих стихах, чтили и поклонялись её главному богу. Именно в храм Аполлона, если верить Геродоту, неоднократно приходили дары из Гипербореи. Их словно по эстафете передавали друг другу из рук в руки самые разные племена, и всякий раз эти дары прибывали к месту назначения в целости и сохранности. Таким было отношение к святыням гипербореи в древности. Несколько раз эти дары приносили и сами гиперборейцы, чьи имена Геродот приводит в своей истории: Лаодика, Гипероха, Арга и Опис. Женщины эти приходили в разные времена, но память о приходе из страны – легенды сохраняла эти имена. Со временем о гиперборее забыли, и эта сказочная страна превратилась для греков в предание, в которое сам Геродот, надо сказать, не очень-то верил. Если следовать логике, к тому времени «северные боги» махнули на Грецию рукой, или, говоря языком науки, перестали посылать в неё своих носителей культуры. Но более вероятно, что в этот период времени (и это подтверждается устным преданием офеней) их цивилизация утратила своё прежнее влияние. Если верить преданиям офеней, причиной тому было нашествие «тёмных народов», а затем, опустошительная засуха и мор. После этого древняя митрополия перестала быть влиятельной силой по отношению к своим пасынковым «цивилизациям», более того, в лице этих цивилизаций, вернее, некоторых их представителей, заявлявших о своих правах на самостоятельность, офене заимели серьёзных противников и были вынуждены поменять своё лицо, или же попросту, маскироваться. И здесь вполне логично появление сверхновых цивилизации - Египта, Крита, Китая… Надо полагать, что элитой этих государств, первоначально, были потомки офеней, как и положено, ведущие свои рода от «богов», так сказать, привитые к дикому стволу. Но со временем прежние политические связи утрачивали свою силу, а культурные неизбежно размывались под воздействием времени, оставляя лишь самое важное – институт семьи и имена богов.  К примеру, в Греции, где почти не упоминаются имена своих культурных родителей, но в пантеоне богов по-прежнему главной почитается именно женский образ. Назовём Афину, женщину - воительницу, чей образ пересекается с амазонками, искать которых не следует ни в Африке, ни тем более в Южной Америке. Родина амазонок, как выясняется, Северное Причерноморье и берега русских рек Волги, Дона, Днепра.  Сегодня нас, Иванов, не помнящих родства, такой вывод может только сконфузить, что не удивительно. Для большинства из нас Греция с её руинами и мифами про Геракла по-прежнему куда святее и привлекательнее, чем наша деревянная старина и сказки. А всё это потому, что в наше сознание (и пусть простит читатель за обобщение, но это именно так) годами вдалбливалась мысль, а вернее, идея о неисторичности русского народа, о несостоятельности его как государствообразующей нации. О  нечистоплотности и некультурности, несмотря на то, что земля наша издавна зовётся страной городов – Гардарикой, и что в ней уже не одну тысячу лет регулярно посещают баню, а приветствуя друг друга, люди желают здоровья. Как будто мы появились неизвестно откуда, словно из капусты, и в одночасье заняли совершенно случайно и разумеется несправедливо одну восьмую часть суши.

    В ходе этих размышлений хочется привести пример того отношения к греческой культуре, которое всегда было свойственно русскому народу. Отношение это уважительное, плавно переходящее в восторг и заискивание, о чём в свое время говорил Александр Сергеевич Пушкин. Известно, что наш великий поэт был не только мастером стиха. Пушкин прекрасно знал и историю, в том числе и русскую. В последние годы жизни всё внимание поэта было обращено именно к ней. В круг интересов Пушкина входила и мифология. Готовились к изданию уникальные критические статьи к «Слову о полку Игореве», в переводе которого Александр Сергеевич видел множество недостатков. Одним из первых он обнаружил взаимосвязь и преемственность древнерусской поэзии «Слова» и великих гомеровских произведений. Как волновала его тема древнего русского наследия и влияние его на другие культуры видно из его письма, написанного ещё в 1820г: «Читал стихи и прозу Кюхельбекера. Что за чудак! Только в его голову могла войти жидовская мысль воспевать Грецию, великолепную, классическую, поэтическую Грецию, где всё дышит мифологией и героизмом, славяно-русскими стихами, целиком взятыми из Иеремии».

    Уже тогда поэт видел близость древних культур, осознавая ту мощь и глубину, которой обладал его родной русский язык. Зная европейские языки, читая в подлиннике Гомера, Пушкин не мог не видеть того всепроникающего влияния, которым обладал этот язык, и который поэт знал в совершенстве. Что же мешает сегодня нам увидеть то, что было доступно нашему великому поэту? Быть может лень и невежество? А может старая привычка заискивать перед всем иностранным и заграничным? Но вероятнее всего природная скромность и уважение к тем, кто когда-то учился и подражал, полностью доверяя и преклоняя голову перед древними учителями. И потому мы забыли и не можем разглядеть тех нитей, что связывают нас уже не одну тысячу лет. Того общего, что сохранилось на картах в названиях городов и рек, планировке улиц и конструкции домов, именах героев и богов, а так же простых людей. 

    Сейчас, разумеется, эта связь уже не так заметна, а корень рус, которым может по праву гордиться каждый житель России, уже не так очевиден, и приобрёл массу самых разных смысловых форм и оттенков. Но когда-то Русью было пропитано всё, и не только иностранные фамилии, но и земли. В стародавние времена уйти странствовать звучало как пойти по Руси. Этот русский дух в сознании людей, как способ отражения мира, оставили наши далёкие предки – офени, а потому провести параллель между этим народом и греческой Афиной будет вполне обоснованно. Даже сегодня образ этой богини свят для каждого грека и является отголоском матриархального устройства общества, где богиня-мать стояла на самом видном месте. Нечто подобное было и в дореволюционной России, где в каждом доме поклонялись образу богородицы и свято верили в её сверхъестественную силу и любовь. Без сомнения, это один и тот же образ, который существовал до возникновения «древней Греции» не одно тысячелетие, и не ограничивался рамками того же Средиземноморья. Убедиться в этом можно благодаря результатам исследований, проведённым Фадеем Воланским, сумевшем перевести на древний славянский язык известную многим историкам, так называемую «северно-славянскую камею», которая находится в Берлинском королевском музее. Текст её по-прежнему остаётся недоступным для европейских лингвистов, да это и понятно, а в нём скрывается очень важная, в рамках этой работы, информация о древней богине, которой поклонялись балтийские славяне-венеды. По сюжету рисунка богиня эта останавливает страшную по тем временам болезнь – чуму, и согласно перевода, имя её Ифунна. И здесь важно заметить, что само имя богини написано практически без искажения – фене. Вполне возможно, что в первом тысячелетии до н.э. это имя уже звучало как Ифунна, и Воланский передал его в полном соответствии с существующей на севере традиции. Но возможно, что причиной расхождения является относительная неточность перевода, связанная с незнанием Воланским о существовании офенской цивилизации. Впрочем, идентичность, в любом случае, на лицо.

    Как известно, ничто не меняет человека так, как это делает религия и вера. Конечно, человеческое сознание не стоит на месте, и русское в том числе. С изменением религиозного мировоззрения и с приходом христианства Россия в очередной раз поменяла своё лицо. Ломались и сбрасывались в реку старые идолы, забывались капища, а народ стекался в города безо всяких веских причин. И это было зарождение нового порядка, при котором офене постепенно уходили в прошлое и забывались. Вместе с этим забывалась старая Ведическая вера, формирующая основы правильного мировосприятия, а для осмысления бытия по новым правилам требовалось время. В результате ломка сознания, ереси, междуусобные войны новоявленных князей и бесконечные охоты на ведьм. И для каждого здравомыслящего человека должно быть понятно, что любая новая вера всегда хуже старой, проверенной тысячелетиями, и никакая вера не может возникнуть сама по себе. Это будет всего лишь компиляция ранее существующих традиций, а на этом фоне – спешное и жестокое уничтожение живых свидетелей и носителей истинных знаний. Вот откуда в народном сознании память о лесных людях и борьба князей с русским «язычеством». А лесные люди – это офене, владеющие способами звукового психического воздействия на сознание человека, способные навести не только ужас на непрошеных гостей, но и привлечь и обворожить заблудившуюся красавицу. Вот где появлялись сказки о всякой нечисти, в том числе и о козлоногих Панах (фанах – фенах – офенах), способных особыми звуковыми вибрациями обескуражить первого встречного. Кстати, фон, в переводе на греческий язык, обозначает звук, и для греков этот звук, вероятно, имел божественную силу. Согласно дошедшей информации этой силой обладали офене, память о которых трансформировалась в Панов. Следует заметить, что самого бога Пана более всего почитали в Аркадии, а сама Аркадия, как выясняется, имеет незримую, но вполне объяснимую связь с русским севером, то есть, всё с той же северной Гиперборей, откуда и происходят эти древние боги. Именно культурное влияние этих «мифологических» персонажей дало основание для жителей Эллады устраивать каждый год Панафинейские игры. Заметим, что этот праздник едва ли не самый значительный для «древних» греков, и ему придавалось громадное значение. Если с этим согласиться, то следует признать что таким же значимым и ёмким должно быть название, по крайней мере не случайное. В нём-то и сохранилось чудесным образом самоназвание древних «богов». Сегодня даже в голову никому не придёт осознать смысловое поле данного названия, где паны-офене просто выпирают своим именем из греческой культуры, с бесконечным праздничным шествием и подношениями древним богам. Изображение этого грандиозного шествия было вырезано на фризе Парфенона, одного из самых впечатляющих храмов древности, посвящённого Афине. Кстати, одно из красноречивых имён этой богини – Афина – Паллада – Альбани (белая царица), где легко угадывается именно офенская родословная богини. Ал – белая, и бани – царица. Вспомним перевод с этрусской статуэтки Фадея Воланского, где упоминается бог Алпан. Живучесть и повсеместность этого образа не может не удивлять. Любопытно, что Афина - Альбани, по своей значимости равная самому Зевсу, в представлении греков сохранила свою матриархальную независимость, проявлявшуюся в понимании её как девы и защитницы целомудрия. По представлению жителей Эллады, она вдохнула в людей душу. Но именно это и происходило на фоне последствий катастрофы, когда офенские представители делали всё невозможное, чтобы вернуть людям их утраченную человечность. Но процесс этот растянулся на тысячелетия, из-за чего реальные фигуранты истории обожествлялись, покрывались слоновой костью и золотом, превращаясь в такие, как Афина. Этой богине приписывается изобретение флейты, игре на которой она обучила Аполлона. Немаловажно, что в одном из мифов она помогает герою поддерживать небесный свод. Сегодня это один из самых известных и популярных персонажей, делающий Грецию колыбелью мировой цивилизации, тогда как об офенах, несмотря на публикации, знают единицы. А проблема лишь в том, что офени не боги, а люди. Такая постановка в корне меняет отношение к истории и её фигурантам. Меняет она отношение и к нашим чисто человеческим поступкам, далёким от тех, которые творили «боги». Вот почему всё, что связано с офенами, неизбежно вызывает иронию и недоверие в лучшем случае. По сути, эта информация прорвалась к читателю случайно. Вдогонку уже посыпались обвинения в фальсификации, критические замечания, но это и естественно. Однако у каждого есть возможность проверить правдивость написанного. Но для этого необходимо познакомиться с работой В.Аристова, и не только. В контекст его работ органично вольётся огромная масса того литературно обработанного материала, который в России принято называть сказкой, и не только народной, но и переработанной нашими писателями. И здесь уместно привести в пример, пожалуй, самого удивительного и загадочного автора Николая Васильевича Гоголя, красочно описавшего одну из представительниц древнейшего народа, Панночку, которую, конечно же, никак иначе, как ведьмой, в православном народе и не воспринимали. Даже короткое описание этой семьи, и самого пана, его немногословная и загадочная личность несут в себе нечто непохожее и таинственное, обладающее необъяснимой духовной силой и властью.

   Сегодня из официальных словарей известно, что до революции офене были замкнутым сообществом, и, как правило, жили в сельской местности. В городах их знали как ловких торговцев, бродячих музыкантов и скоморохов, для которых не существовало с древних времён никаких границ. Ещё во времена Ивана Грозного об офенях было известно, как об очень богатой, социально значимой и влиятельной прослойке русского общества. Однако уже к тому времени офени были неугодными для государственной системы. Но в самую большую опалу офени попали во время царствования «Тишайшего» - царя Алексея Михайловича, когда сменилась царская династия Рюриковичей на Романовых. Их музыкальные инструменты свозились на лёд Москвы-реки тысячами и прилюдно сжигались, а самих офеней в кандалах высылали на север. Каким же сильным могло быть влияние офеней и их искусство, если подвергались гонению даже инструменты: рожки, свирели, те самые дудки - самогудки, под звук которых были вынуждены плясать даже цари, разумеется, сказочные. Впрочем, сегодня уже никто не скажет, каким был уровень психического восприятия первобытного человека, на которого были рассчитаны, как способ воздействия, музыкальные инструменты офеней.[xiii] Однако и сегодня, когда человек познал весь спектр человеческих страстей, он умудряется рвать на себе волосы под звуки шаманского бубна, плакать в экстазе во время церковного песнопения, и сходить, в буквальном смысле, с ума, на всевозможных рок-концертах. Это ли не доказательства всемогущей силы музыки и звука. Здесь стоит высказать идею, что само искусство сцены, могло возникнуть не само по себе, а как некий способ агитации и просвещения со стороны пришельцев, на который первобытный человек никак не был способен. Он был потребителем, способным лишь к выживанию, а искусство требует большего от человека, требует жертвенности со стороны её носителя. Отсюда и крылатая фраза о том, что искусство требует жертв. На них офене шли всегда, когда вторгались в чужую, порой дикую среду. А там, как в «Бременских музыкантах», в лучшем случае пинок под зад, и за ворота.  Но бывало и хуже, особенно если внимательно читать древних. Скажем, во времена Конфуция, за несоответствие ритуалам, с бродячих актёров однажды просто поснимали головы, при этом, именно этот мудрец и усмотрел несоответствия. 

    Когда-то офене торговали на улицах городов, и всякий, кто видел лотошника, знал, что перед ним “афенька”. Устраивая на людных площадях весёлые представления, они собирали вокруг себя немало людей, доводя через предания и народные сказки мудрость и правду об устройстве и жизни русского общества. К сожалению, развитие экономических отношений, появление печатной продукции и в целом прогресс сильно повлияли на жизнь офеней, и за ненадобностью, они постепенно исчезли из русской жизни. Но сцена по-прежнему играет в жизни любого общества огромное значение, хотим мы этого или нет. Это не изобретение нового времени, а дань древнейшей традиции. В этой связи есть необходимость освящения ещё одного важного фигуранта русской истории.

 

                                                                    Скоморохи.

 

    Образ скоморохов едва ли не самый загадочный во всей средневековой истории Руси. Неизвестно откуда появившиеся в русской культуре, и так же безвозвратно канувшие  в небытие, скоморохи традиционно воспринимались как бродячие артисты, отчего многие исследователи этого явления, небеспочвенно, отводят им роль основателей современного театрализованного представления. О скоморохах написано немало замечательных работ, и интерес к ним не угасал, как в дореволюционной России, так и в наше время. Интерес этот не праздный, и что-то действительно загадочное  и необычайно древнее проглядывает за их звериными масками и шутовскими костюмами. Одни исследователи считали их «людьми захожими», другие видели в скоморохах исключительно народные корни, уходящие в седую древность.

     Сегодня непросто представить и реконструировать облик дохристианской Руси, и причин тому немало. Тем более, если из него удалить одну из самых загадочных каст - скоморохов. Столь же сложно понять каким образом на протяжении многих веков в ней существовала эта каста певцов – баянов, гудцов, плясунов, глумовцев, смехотворцев.  Скоморохи были такой же неотъемлемой частью древности как и богатыри и волхвы-волшебники. А потому вполне объяснимо, и, может быть, оправдано их изображение на стенах одного из самых древних православных храмов древней Руси – соборе Святой Софии, что в Киеве. Это 11 век, когда ревнители христианской веры ещё не видели в «весёлых людях» проявления дьявольщины, и наследия тёмного язычества. Наверное, в те времена на Руси и термина такого не знали, а потому, скоморохам отводится видное место на праздниках и в культурных обрядах. Противоречия возникнут позднее, а пока, они, скоморохи, являются хранителями древних традиций, не зная границ, разъезжают по городам и весям, и своим особым языком рассказывают людям о былых подвигах героев, доносят до народа их единую историю. Стоит сказать, что среди скоморохов тоже известны герои. Древние былины доносят их имена: Орфей, Садко, Ставр Годинович, Соловей Будимирович, Добрыня Никитич. К такому выводу невольно приходишь, когда сталкиваешся с первоисточниками. А в них аторы передают всё так, как было на самом деле, с небольшой, конечно же, долей преукрашивания. Ведь это всё-таки  искусство.

    Одна из дошедших былин рассказывает историю рождения витязя – богатыря Добрыни. Это рождение ознаменовалось чудными движениями стихий. Вот слова, передающие яркую картину этого необычайного события: «То не туча тучится, не теменье темнится, выбегало стадо зверей, в том стаде левъ, а шерсть у льва золочёная, - крыцаль  левъ по-звериному, посыпались тут круты-красны бережочки, Смутилась мать Непра-река. Заслышали рождение Добрынино.  Дакъ в тоё время родился Добрыня князь».  Документ этот есть бесценное подтверждение не только поэтическому дару древних баянов; он повествует  о событии, которое можно смело поставить в один ряд с библейскими сюжетами, греческими мифами, с поэзией Гомера, по сути, историческими хрониками древности.

    На протяжении многих веков раннего христианства, скоморохи разносили по земле золотые страницы истории человечества, а вместе с ними законы человеческого бытия. Без их участия не обходилась не одна свадьба и праздненство, ни одно застольное царское веселье. Вплоть до одинадцатого века, Русь ещё жила полной силы народного творчества,  и мало осознавала, что вещая песня баяна есть бесовское угодие, есть идольская служба. Живший в том же веке митрополит Иоан «муж хитрый книгам и учению» в своих наставлениях не мнит нарушать обычая мирского устава, и запрещает только иерейскому чину и монахам присутствовать на пирах, где веселят скоморохи. Но со временем этот запрет распространится на весь мирской чин. Несмотря на подобные запреты, народ любил скоморохов и их веселье, и вплоть до 17 века эта традиция не нарушалась. Всякое появление бродячих артистов встречалось с радостью, и на место представления народ «слетался аки птицы». Особенно радовались приезду бродячих артистов в сельской местности, вдали от больших городов и княжих дружин. Скоморохи были вдохновителями народных игрищ и главными их участниками. Высмеивая глупость и жадность, скудоумие и запреты, они показывали  яркие пародии на  церковь. От чего в народе говорили – где поп с крестом, там и скоморох с дудой. Или - скоморох попу не товарищ. Разумеется, церковь всё это видела и не могла терпеть. Сохранилось письмо митрополита Иосифа к царю Ивану Грозному, где священник просит: «Ради бога, Государь, вели их (скоморохов) извести, как бы их не было въ твоём царстве, и тебе государю, въ великое спасение аще бесовская игра их не будет».

    Но известно, что царь Иван Васильевич и пил и плясал вместе со скоморохами, набирал медведей и скоморохов для своей потехи со всех волостей.  Очевидно, что сам Грозный, несмотря на своё христианское верование, был всё ещё частью той древней «языческой» а точнее, ведической Руси, история которой, как видно, на нём и заканчивалась. Близилось время Романовых, и вся вторая половина 16 века ознаменовалась  травлей на всё древнее и непонятное, что не вписывалось в новые каноны христианской религии. В этот период в уставных грамотах пишется, что «скоморохов не допускать, выгонять их». В той же грамоте монастырского собора Трицкой лавры 1555 года уже под угрозой пени запрещалось держать в волости скоморохов, а равно предписывалось и «прохожих скоморохов въ волости не пущать». Тех, кто нарушал предписания церкви, сурово наказывали. Тогда же ненависть церкви и власти к скоморохам приобрела массовый тотальный характер, и всему сословию скоморохов наносился смертельный удар. Народу строго приказывалось посещать церковь, говеть, а кто не слушал, тем грозила опала. Под угрозой наказания запрещалось всякое суеверное действие: волхование, чародейство, гадание, всякие игры, музыка, пляски, переряжание. Всё это уложено в царской грамоте 1648 года. Около середины 17 века бродячие ватаги постепенно сходят со сцены. Скоморохи как каста исчезают, хотя, все отрасли их потешной деятельности продолжают жить и практиковаться в народе.

    Разумеется, не только царские указы и церковь положили конец этой древней профессии. Изменились постепенно социальные условия, и всё древнее либо менялось, либо исчезало. Свой век скоморохи доживали как медвежатники, кукольники, балаганщики, ярморочники, увеселители. Нечто подобное происходило и в Европе. Не случайно один из исследователей культуры скоморохов в России А.Н. Веселовский видит сходство жонглёров, менестрелей, трубадуров, шпильманов со скоморохами. Ставит знак равенства между европейскими карнавалами и русской масленицей. Явление это он видит общим для всей средневековой Европы, предстающей перед зрителем какой-то единой территорией, без государственных границ и национальных особенностей. Однако его заблуждением было считать, что скоморохи «захожие люди», то есть, пришлые. Тенденция эта, в рамках написания традиционной истории России не нова, от чего неверно понимание общих сюжетов в мифах и былинах, носителями которых были бродячие артисты.

    Очень интересны попытки исследователей дать объяснение названия скоморохов. Например, слово скомора. Его выводят из скандинавского  скемта – шутить. Но этот пример едва ли раскрывает первооснову. Здесь очевидна лишь близость, языковое родство скандинавов и руссов.

    Другой пример даёт греческое слово  скоммархос, где скомма – шутка, архо – начальствую.

    Скарамучча (итал.) - шутник, насмешник.

    Скарамуш (фран.) – шутник.

    Скар (нем.) – шутка.

    Все эти примеры необычайно важны, и доказывают, что каста скоморохов действительно не знала границ и является очень древней. Особого внимания заслуживает версия, где в слове скоморох видят древне-русское - скоромах (скора – шкура). Получается, что скоромах, это тот, кто обрядился зверем. Идея эта может показаться ещё более фантастичной, если вспомнить, что сама каста скоморохов была закрытой, и в ней, вплоть до нашего времени, сохранялись особые знания, связанные с колдовством и оборотничеством. Скоморохи обладали универсальными знаниями, с помощью которых они могли лечить людей, изменять их сознание. Собственно, праздники для этого подходили лучше всего. Скоморохи были не только фокусниками с ловкими руками, но и манипуляторами человеческой психики. Вполне возможно, что в доисторический период человечества предки скоморохов являли пред людьми такие возможности, отголоском которых стали обычные переодевания в зверей.

    Другую, необычную идею предложил  И.И. Средневский. Рассматривая слово скарамуш, он выводит его из языка лангобардов, где  скамара имеет значение - шпион, вор, разбойник. Однако, вспомним, что лангобарды (длиннобородые короли) имели свой необычный язык, и который почти не понимали в Европе. В связи с этим уместно привести пример, когда Петру Первому, во время его визита в Европу, показали Библию, написанную на языке первых европейских королей, и как царь Пётр без особого труда стал читать её без переводчиков на своём русском языке. Но интерес вызывает не только этот факт. Надо понимать, что скоморохи являлись элементом древнего мира, и не знали границ. Они жили дорогой, тропой, и путешествие в мир неизвестного для скоморохов было, быть может, главной целью в жизни. Мир для этих людей, не знающих страха, не имел границ, но, в рамках нашего повествования, когда-то принадлежал офенам. У них разведчик, под личиной разных социальных групп, в том числе и заезжего музыканта, мог проникать в любую чужеродную среду, если того требовали обстоятельства дела. Собирать необходимую информацию, и передавать её на Родину. С другой стороны, если лазутчик терял связь с родной землёй, и оставался на чужбине надолго, быть может навсегда, то собирая вокруг себя единомышленников из числа местного населения, он мог превратиться в обыкновенного разбойника. Такими, скажем, были и цигани, образ жизни которых сродни скоморохам. Впрочем, и сами скоморохи, попав в опалу, и утратив социальную востребованность перед обществом, а главное, не успев перейти в новые экономические условия,  частенько превращались в разбойников. Так или иначе, приведённые примеры, каждый по своему, точно передают нам суть древнего названия, и раскрывают смысл существования одного из самых загадочных сословий человеческого общества.

                                                                          Мир тропы      

    Совсем недавно появилась удивительная публикация этнолога Алексея Андреева. Ему удалось ввести в научный оборот огромный массив ранее недоступных фактов, относящихся к истокам народной культуры. Алексей Андреев получил по завещанию от своего деда, происходившего из офенского рода, записи, связанные с тайной практикой, языком и, главное, с древним мировоззрением офеней, а точнее мазыков – скоморохов и музыкантов, имевших среди офеней особый статус и свою жизненную философию. Это в свою очередь дало толчок к общению с последними представителями загадочного слоя русского населения. Старики, живущие в глухих деревнях Верхневолжья, на протяжении нескольких лет открывали перед этнологом Мир Тропы – давнюю философскую традицию и сакральную грамоту, восходящую к далёкому прошлому.[xiv] Автор был допущен в «святая святых» лишь на том основании, что сам по материнской линии принадлежал к офенскому роду. Собранные и обобщённые им факты уникальны и поразительны и особым образом раскрывают всю глубину и мысль культуры, отразившейся более всего в русской среде, в обрядах, танцах и, конечно же, сказках. Удивительно и то, что сохранившийся язык офеней, не имеющий ничего общего с профессиональным жаргоном (наподобие воровского), очень похож на русский язык, с той лишь разницей, что является его первичной формой, как бы застывшим во времени. Сами офени свой язык называли огнём,[xv] а иногда и светом, и язык этот был для них не просто разговорной речью, а тем кладезем, где хранилось самое заповедное и дорогое – знание жизни. То, что сегодня принято называть сакральным и относить к религиозным понятиям. Для офеней же религией являлась сама жизнь, и всё в ней было сакральным, и в первую очередь человеческая речь. В каждом ей слове и звуке хранилось то благое, что могли подарить человеку земля и солнечный свет. В этой связи хочется попробовать дать объяснение термину – язычество. Смысл его, по-видимому, заключается в древнейшей форме мировоззрения, связанного с огнём, но не просто огнём, в котором древние арии сжигали умерших, а огнём – живой речью, проистекающей через посредство человеческой души к душе космической, к единому источнику всего живого на земле – солнечному свету. К тому невидимому огненному миру Прави, в котором, по представлению древних славян, жили светлые боги. Такие как Сварог, Перун, Белобог, Лада и другие. Здесь любопытна поразительная схожесть офенского языка как явления с другим уникальным явлением, которое прослеживается при знакомстве с древними религиями, связанным с так называемым «языком птиц», или «адамическим» языком. То есть, языком тех людей – первопредков, которые несли его в «тёмные народы». Этот язык ещё называли сирским или сурьянским, или языком солнечного озарения.  Сурья есть санскритское имя Солнца, где корень sur обозначает свет. При этом, исходя из равнозначности порядка букв в так называемых «иератических языках», сирский, сурьский, сурьянский, суорский переходит в роусьский.[xvi]  В контексте сказанного, как нельзя кстати, привести в пример известные всем поэтические строки «глаголом жечь сердца людей…». Несомненно, для древних офеней язык был не просто способом передачи информации, но и живой субстанцией, способной воздействовать даже на клеточном уровне. Примеры такой живой речи приводит В. Аристов. Это своего рода заповеди, звучание и строй которых сохранили весь колорит древнего офенского знания:

    “Вди заро пяти” – “Войди в завтра задом”.

    “Жути щн оте питися бере погане” - “Страшись сын и дочь испить вод из рук погани”.

    “Знамо сияж икати вир” - Познай богов своих, и тебя озарит высший свет”.

 

                                                          Царство Кощея

 

    В окской эзотерике необычно всё, и в то же время она лишена какой бы то ни было экзотичности, свойственной другим эзотерическим направлениям. В ней всё знакомо, поскольку она является стержневой основой русского сознания и культуры в целом. Красочны и живы образы древнего офенского социума. Это, в первую очередь, Богиня земли Га[xvii] и её ипостась в обществе – Карга, мудрая женщина, ведающая всеми тонкостями жизни, владеющая, как инструментом, техникой половых взаимоотношений и оптимального подбора семейных пар, что обеспечивало безграничные перспективы духовного и физического развития. Управляющая одной из самых загадочных и таинственных областей человеческого бытия, где краеугольным камнем культуры являлось целомудрие и духовная чистота всего социума и, в первую очередь, тех, кто готовился стать мужем и женой. Формируя общество, Карга, наравне с Ведуньей и Макушей подбирала раз и на всю жизнь будущие семейные пары, обеспечивая наилучшие условия для развития духовности и взаимопонимания в семье. Но самое главное, что при этом максимально учитывалась генетическая совместимость пары, необходимая не только для рождения полноценных, здоровых детей, но и для гармоничного сосуществования мужчины и женщины в течении всей жизни. Не менее значимую роль в офенском социуме играла Макуша (мать кущи). Впитав в себе всю мудрость поколений, и развив до совершенства свои духовные качества, Макуша по праву стала прообразом той матери богини, прядущей невидимые нити судьбы, которая известна во всех мифологиях мира. В славянской культуре она известна как Макош, чей идол вместе с Перуном и другими языческими божествами, когда-то стоял на берегу Днепра. Нередко, при особых обстоятельствах Макуше, как особому духовному лидеру, давалось имя Вашина. В нём без  труда угадывается особый статус – важный, высочайший, сохранившийся в русском языке практически без изменения смысла и звучания. Подобно Карге, имя её в славянской культуре было забыто.

    В мужском отражении это Зарь, человек, наделённый огромным опытом и знаниями, формирующий сознание и дух подрастающего поколения в правильном направлении. Дословно Зарь это тот, кто следит, зрит за обществом. Отсюда, по-видимому, происходит слово жрец. Самым непосредственным образом Зарь участвовал в формировании основных духовных качеств и принципов общества, в буквальном смысле слова обучая молодёжь всем житейским мудростям. Под руководством Заря юноши, набранные из разных родовых кущ и селищ, равные по возрасту и духовным качествам, в течение пяти лет, своими руками возводили на новом месте жильё (зажель), после чего, с помощью жребия, каждой будущей молодой паре доставался новый дом. В этом доме жило семь человек, от чего возникает слово семья. К троим детям, которых необходимо было родить в строго определённое время, назначенное Макушей или Кущеем, прибавлялось по одному родственнику со стороны мужа и жены. Если в семью шёл отец мужа, то со стороны жены  её бабка.  Таким образом обеспечивалось равновесие и уход за стариками, но самое главное, присутствие многоуровневого знания, где каждое поколение привносило в воспитание детей что-то своё. Среди других важных представителей, которых описывает В. Аристов в «Словаре» также можно выделить и Вана, таинственную личность, наделённую особой функцией и задачей - собирать информацию в других, непросветлённых племенах. Ванном мог быть как мужчина, так и женщина. Вполне уместно предположить, что это название, как и многие другие, со временем превратилось в имя собственное, в большей степени свойственное славянам.

      Особую роль в офенском социуме нёс Гараман, человек, проводивший контроль над поведением представителей собственного рода и племени. Это нарицательное имя, как и многие другие, неожиданным образом всплывает в китайской мифологической хронике. Другой значимой фигурой офенского общества являлся Кощей или Кущей – хранитель рода и непосредственный участник при формировании будущих семейных пар. Способный перевоплощаться в более молодое тело, с течением времени Кощей становившийся недосягаемым для простого смертного, и обладал огромной силой и властью. Разумеется, власть эта определялась его основными функциями: культивировать и поддерживать жизнь в кущах, согласно традиции офеней. К большому сожалению, образ этой реальной личности подвергся сильному искажению в русском сознании. Виной тому огромный пласт времени, разделяющий современное общество от этой реальной личности, но главную роль в этом сыграла смена так называемого язычества на христианство, где метаморфоза образов практически всегда ведёт к их забвению. Столь же забытым и непонятным сегодня оказался термин – язычество. Как уже было сказано, в офенской среде язык (человеческую речь) называли светом и огнём. С его  помощью, как выразился поэт, носители культуры «жгли сердца людей». То есть, под язычеством следует понимать ту философскую практику офеней, в основе которой было совершенное владение словом и сознанием, и только после этого как таковое огнепоклонство, воспринятое в древнем мире как религиозное мировоззрение направленное на поклонение солнцу. С утратой этого мировоззрения были забыты и такие реальные личности как Кощей. Вспомним знаменитые строки из пушкинской поэзии: «там царь Кощей над златом чахнет…». Златом офене называли молодое подрастающее поколение, которое необходимо было правильно подбирать, формируя семьи. Мог ли Александр Сергеевич знать о действительной роли и функции этого «сказочного» героя»? Вполне может быть, поскольку через предания и собственную прозорливость поэт действительно мог быть посвящён в такие тайны, которые на тот момент уже были под запретом официальной церкви, но свободно умещались в раскрепощённом сознании простого крестьянского народа, среди которого в юности находился поэт. Кстати сказать, образ Кущея (от слова куща, родовое гнездо) сохранился не только в русских сказках и в русской культуре. Имя это во множестве звуковых вариантов разошлось по всей земле, сохраняя в себе отголоски представлений древних людей о сверхъестественной силе, которая приобретала как отрицательное, так и положительное значение. Это имя так же стало основой для возникновения многих географических названий и царских имён. К примеру, город Кашин, что в тверской области, расположившийся на реке Кашинке. Место это не простое, очень богатое целебными источниками, а потому, возникновение такого топонима является закономерным, поскольку офенские родовые кущи формировались именно вокруг источников, обладавших разным уровнем энергии. Кстати, там же, в Тверской области, существует по сей день другое показательное название – Кесова гора. Вспомним, что обряд кастрации был одной из реалий в офенском обществе. Встречается  и другие названия, хранящие в себе память о Кощее, например подмосковная Кашира, находящаяся в непосредственной близости к окскому речному бассейну. Любопытно, что специалисты выводят эти топонимы из финоугорского языка. Но что это меняет, если сами финоугорцы, как и славяне, являются потомками офеней. Эта же лексическая основа легко угадывается в названии восточных селений - кишлаков. А в Сибири, со времён Ермака, известен город Кашлык. На северо-иранском нагорье имя Кашши является родовым для народа касситов, родство которых с казаками не вызывает сомнения. Среди имён, образованных от имени Кощея на память приходит древне-славянское, упоминаемое в Велесовой книге – Кисек.

     Если внимательно приглядется, то образ Кощея можно найти и в других культурах. И не только в произношении имени, но и по его необычным качествам.  Одно из таких имён сохранилось в корейской традиции, где культурного героя помнят как Киджу. Это основатель государства Чосон. Многие корейские историки выводят это имя из слова Хэджу - сын солнца. Традиция поклоняться солнцу когда-то была единой для древних цивилизаций, а значит факт этот крайне важен, поскольку предположение о родстве Киджи и Кощея уже выглядит не беспочвенным домыслом, а обоснованным и закономерным явлением. Кидже приписывают культурную миссию, «он научил народ обрядам справедливости, земледелию и шелководству, установив восемь запретов, после чего люди не запирали свои дома и не было краж. Он знал о «великом законе», который назывался Хун Фань, в котором были установлены этические нормы и правильное отношение между людьми. В примере с Киджей обращает на себя внимание не только созвучие имён и идентичность культурных деяний, но и название самого закона, где легко вычленяется офенский корень  фань.

     Очень интересен пример из Америки, где в племени хопи до сих пор помнят об очень уважаемых людях Качина, пришедших из яркого солнца. Там же в Америке, у индейцев племени чибча-муисков сохранились предания о Кучавива – воплощении радуги или воздушного сияния. Этому небесному богу приносили даже человеческие жертвы. В то же время Кучавива помогал больным людям и беременным женщинам при родах.

     Не забыли о Кощее и на Северном Кавказе, где это уже просто добрый дух, причём, что очень важно в свете последующей информации, в образе белой змеи. Вспомним, что змея является символом одной из генеалогических линий кшатриев Индии. Для аварцев эта змея - хранитель очага. Аварцы называли её Кадж или Каш. А вот у грузин это уже зловредные духи, Каджи, имеющие отталкивающий вид, прямо как у русского Кощея Бессмертного, способные превращать день в ночь и вызывать бурю. Примечательно то, что женщины Каджи на Кавказе отличаются красотой и нередко вступают в любовные отношения с людьми, выходят замуж за героев и выручают их из беды. Этот далеко неполный портрет, есть склепок с единого древнейшего образа офеней, которые со временем приобрели в сознании древних людей самые разные характеристики. Греки, арабы, индийцы... Все они в своё время испытали на себе влияние культуры офеней, о чём красочно повествуют их мифология, показывая героя то добрым, то злым, таким, например, как у тюрков-казахов. У них это Кайш-баджак – ременная нога, злой демон с туловищем человека и длинным хвостом в виде ремней. Этот демон любил караулить людей у дороги и садиться на них верхом и ездить. Считается, что этот мифический образ пришёл к казахам из арабского фольклора, а стало быть, уже успел претерпеть не одно перевоплощение. Для аналогии и забегая вперёд, скажем, что подобные змеехвостые люди известны и в Индии, и в Китае, и даже в России, на берегах Волги. Возвращаясь к Кайш-баджаку следует вспомнить о гоголевской Панночке, которая тоже была не против покататься на горбушке у первого встречного. В армянской традиции, к примеру, образ Кощея ещё более размывается, и там он под именем Каджи олицетворяет духов бури и ветра. У других народов Кавказа это Каж, добрый дух, хранитель очага и благополучия семьи, имеющий облик опять таки белой змеи. Особенно бросается в глаза его имя – Хоноборок, «яйцо-змея». Вспомним, что в русской традиции образ Кощея неразрывно связан с яйцом.      

 

                                                                   Вифания

 

    Особенно хочется подчеркнуть тот исторический факт, что чем ярче мифологический герой, тем больше он подвержен копированию, приобретая при этом новую окраску и черты. К примеру, не всякому придёт в голову мысль отождествить славянского Кощея Бессмертного с финикийским Фениксом. Но если рядом с этой «несгорающей» птицей поставить Финиста Ясного Сокола, то даже типологическая схожесть окажется на лицо. Эти размышления хочется свести к тому, что память о Кощее сохранилась не только в славянской культуре, но и в местах, где Русью, казалось бы,  и не «пахнет». Напомним, что согласно офенской традиции Кощей занимает самую верхнюю ступень в социальной пирамиде древнего общества. Это беспорный и вечный царь, поскольку обладает реальным бессмертием, а значит и силой. Если это так, то для этой личности не могло быть границ, она могла обладать вездесущностью. Вспомним те же русские сказки, где Кощей передвигался по земле со скоростью грома. Случайно ли, что его имя, в неизменной форме сохранилось, например, в культуре Средиземноморья, на территории современной Палестины? Ведь из библейских текстов известно, что праздник Кущей [xviii] исполнялся среди израильтян, проживавших особыми родовыми образованиями – кущами. Конечно, тема Израиля и его истории всегда считалась особой. В контексте этого повествования обращает на себя внимание ещё и параллель, которую с давних времён проводят исследователи между израильтянами и иудеями. Не оспаривая того факта, что иудеи, в какой то мере, оказались наследниками культурных традиций израильтян, признаем, что и по сей день иудеи ежегодно отмечают праздник Кущей. Сегодня трудно сказать, особенно опираясь на мифологический материал, когда офенская культура могла проникнуть на берега Средиземноморья, но то, что ростки её проросли в израильских кущах всё же факт. Не скатываясь в область политики и вечного противостояния древних культур, русской православной и иудейской, попробуем разобраться с вопросом о том, что рознило и объединяло иудеев с израильтянами.

    Если прислушаться к мнению Дугласа Рида, изучавшего еврейский вопрос не одно десятилетие, то следует признать, что племена израильтян изначально не были семитами, и если говорить об их этническом происхождении, то они относились к тому же арийскому племени, как шумеры, египтяне или фригийцы. По сути, это были европеоиды. Иначе как могли бы появиться на Святой земле такие топонимы, как Палестина (Белый Стан), Иордан (Ярый дан – река), Иерихон – один из самых древних городов (средиземноморская славянская Аркона). Целое государство Сурия – Русена, от которого осталась только часть названия  Сирия, или святой Иерусалим (Ярый, русый - светлый город). Всё это остатки великой культуры, пришедшей с севера. Вопрос только - когда. Думается, что единого массового переселения не было, а была взаимопроникающая миграция одного народа в течение многих тысячелетий. Именно поэтому в языках так много близких, схожих, а порой идентичных слов и понятий. Именно поэтому израильтяне, проживающие кущами – родами - не испытывали ненависти к инородцам, с удовольствием вступали в межэтнические браки, а когда иудеи оказались под влиянием левитов, не задумываясь, откололись своими десятью коленами и «слились» со своими другими родами, постепенно растворившись в мировом сообществе. В этом случае не стоит удивляться и считать случайным совпадением то, что у офеней главным советом законодателей считался Тор, а сами законы назывались торрическими, т.е. проторенными, единственно правильными (как нахоженная тропа, торо-па). Сам Тор, как совет, состоял из трёх отдельных групп, одна из которых решала вопросы голосованием, другая находилась на правах совещательной группы, третья группа была наблюдателем. Через год группы менялись местами, что обеспечивало действительную демократию и прозрачность действий всех, кто был причастен к социальному управлению общества офеней. По сути, это была триада равных в ответственности и правах старейшин. Вполне справедливо предположить, что деятельность Тора в древнем офенском обществе послужила основой для возникновения таких религиозных понятий как иудейская Тора, индийская Тримурти, русский Триглав и Святая Троица[xix]. Здесь же не лишним будет вспомнить имя главного бога скандинавов Тора, а также главного бога финоугорского эпоса Торума. Эти небесные цари занимали самую высокую степень в иерархии богов, а значит, восседали на самом почётном месте – троне. Название этого царского «стула», как видим, не случайно. Не исключено, что название знаменитой Трои имеет ту же лингвистическую основу, сохраняя в себе память о древнем социальном устройстве общества. Кстати, имя первого царя Трои очень даже русское по звучанию – Трос.

     Тор - это и дорога (торо – га), и торговля. В русском языке примеров, связанных с лексемой тор предостаточно. Встречаются и топонимы, такие как город Торопец, в тверской области или река Торопа. В этом случае уместно сопоставление тропы как таковой, проложенной в лесу, дающей правильное направление, и реки, поскольку в древности это был наиболее доступный, и, скорее всего, безопасный путь.  Очевидно и то, что наука история своим названием также обязана слову тор. Кстати, на арабском языке слово «история» звучит как та,рих, что не только созвучно, но более архаично. К этому же корню можно причислить и территорию, и др. Вспомним, что и в Англии слово торри имеет важное значение, и связано с управлением государством.

    Тор - типично русское понятие также близко сегодня каждому еврею, поскольку одна из книг Ветхого Завета носит название Торы, главного закона жизни иудеев, написанного под непосредственным участием загадочной секты левитов. В этом месте необходимо сказать, что «сползание» на ближневосточную (иудейскую) тему не случайно, поскольку даёт дополнительные, выразительные штрихи к портрету древних офеней. Это сегодня карта земли поделена и раскрашена разными цветами. Древность была другой, и в ней необъяснимым образом пересекаются, высвечивая друг друга самые разные народы, в том числе и те, которые сегодня принято называть семитскими.     

    Упоминание левитов также не случайно, и все споры о их происхождении, этнической принадлежности, продолжаются и сегодня. Согласно Библии, у левитов не было своей земли, т.е. они были чужеродными в стане иудеев, на что обратил внимание Фрейд, исследуя еврейскую историю. Фрейд пришёл к выводу, что так же, как и Моисей, левиты не относятся к племени иудеев. По его мнению, это закрытая секта с чётко ограниченными обязанностями. И вот что интересно, имя леви по смыслу сродни древнееврейскому змей, а в именах левитов часто присутствует корень с тем же понятием – змей. То есть, евреи воспринимали левитов как секту или племя змеепоклонников. Возможно, благодаря этому в иудейской мифологии, а точнее на страницах Библии, сохранился образ змееподобного чудовища Левиафана, как пример непостижимого божественного творения, враждебного богу могущественного существа, в имени которого опять не обошлось без офеней. Заметим, в переводе на латынь змея будет читаться как офис, и последняя секта змеепоклонников – офитов просуществовала вплоть до средних веков. А ведь змеепоклонство, как следует из «словаря» Аристова, было частью мировоззрения древних офеней. Кстати, если верить библейским текстам, то и сам Моисей увлекался змеиной символикой и даже самолично установил в своём лагере изображение змея, с ярко выраженными фаллическими очертаниями. Не менее любопытным выглядел и знаменитый посох Моисея, имевший форму двух перевитых вокруг ствола змей. Может показаться невероятным, но по своей форме этот жезл очень похож на структуру ДНК человека. Если предположить, что человечество в далёком прошлом владело информацией о строении клетки, то культ почитания змеи уже становиться не только логическим осмыслением мироздания, но и обязательным, поскольку закрепляет в человеческой памяти на уровне подсознания важные механизмы мировосприятия и поведения.[xx] Возвращаясь к «медному змею» Моисея, выделим ещё одну интересную деталь, связанную с фаллическим характером изваяния. Дело в том, что корень уд, входящий в состав названия рода Иуды, имеет вполне русское обоснование и является, согласно словарю Даля символом мужского достоинства. К тому же, на латыни уд - это фаллос. Корень уд также неизменно ассоциируется со змеем, а само имя Иуда, без характерной приставки И, типичной для большинства иудейских имён, есть древнеславянское Уд. Именно поэтому всех разбитных и весёлых парней на Руси называют удалыми. Нетрудно представить, что на каком-то этапе своего формирования семитские племена тесно соприкасались с арийскими, и сам этот процесс правильнее назвать взаимопроникновением культур, где в значительной степени было влияние ариев, среди которых определяющую роль могли играть, конечно же, офене. В этой связи стоит прислушаться к идее, что и евреи, в первичном смысле этого слова, есть те же самые арии – иереи, влившиеся, как учителя, в племена семитов кочевников. К этому стоит добавить, что в офенской культуре ариями называли тех, кто нёс культуру «белой расы» в тёмные народы, продвигаясь по неизведанным диким землям. Путь этот на языке офеней именовался стыня – дикая неухоженная земля. Такими дикими землями были когда-то пустыни, пустынные пространства северной Африки и Аравии, выжженные солнцем, или как повествует древняя офенская легенда – сохой бога Ра. От этого, по мнению В. Аристова, закрепилось и название пустыни – Сахара, но это, скорее всего, уже должно являться очень древним событием. Остаётся удивляться тому, как слово может сохранять информацию о давно прошедших событиях. То же самое можно сказать и об именах. Кстати, еврейское имя Ариэль (воин) есть прямое заимствование и на русский язык переводится как арий белый и напоминает о казаках, «военной рукой» проводивших на дикой земле законы своих предводителей. Некоторые из этих законов у евреев и сегодня называются «казака». В том же ключе можно понимать еврейское Уриил – свет божий (пламя), где начальный корень ури есть калька славянского яр, ярить – греть, жечь.

    Как известно, белое у всех народов является признаком благородства, и многие народы соотносили белый цвет со своими предками. Одним из таких был народ современного Бенина, государства в Африке, где в названии без труда слышится всё тот же корень бен как символ мужского достоинства. Кстати, самоназвание народа Бенина – Фон. Думается, что культурные предки народа Фон, это всё те же светлокожие офени. Хочется надеяться, что беглость согласных уже не выглядит как нечто невозможное, особенно, когда речь заходит о сокровенном знании, путешествующем по земле не одно тысячелетие. А потому читатель может согласиться с идеей, что за это время миссионеры могли оказаться в самых удалённых от своего центра уголках земли. Например, в Корее или на Тибете, где существует одна из самых древних религий – Бон.[xxi] Почему бы не высказать предположение, что это то древнее семя культуры, которое некогда было брошено представителями белой расы - офенами. Эти семена заметны повсюду, особенно если брать в пример пристрастие народов причислять себя к «белым корням». Скажем в Коране, где со светловолосыми людьми всегда ассоциировалась добродетель, а появление ребёнка со светлыми волосами воспринималось как чудо. И евреи (израильтяне) в этом не были исключением. Ведь не секрет, что и Давид, и Соломон были светлоликими и светловолосыми, то есть русыми. Может быть, именно поэтому древнееврейское рош, что является искажением лексемы  рус,  переводится как глава. 

    Согласно Ветхого Завета, на определённом этапе Израиль был единым государством для иудеев – кочевников и израильтян-земледельцев. И поскольку вторые были более развиты экономически, то их культура стала частью иудейской. До сих пор остаётся нерешённым вопрос об историчности израильтян и происхождении названия народа. Второй вопрос представляет наибольшую трудность и интерес, и для того, чтобы версия происхождения не воспринималась нелепой и наивной, в очередной раз следует сделать отступление и вспомнить ещё об одном удивительном народе, реальность и имя которого, слава богу, никто не отвергает. Это финикийцы - один из самых близких Израилю народов, которые, как это не удивительно, также причисляют к семитам.

    Само название «Финикия», как утверждают древние историки, происходит от мифологической птицы Феникс. Во многих культурных традициях эта птица умирает, сгорая, и возрождается из своего пепла. Обратим внимание на важную деталь! Что птица сжигает себя сама,  и после этого появляется обновлённой. В этом фантастическом действии нетрудно увидеть параллель с Кощеем Бессмертным. Ритуал перерождения, а точнее перевоплощения старого тела Кощея в новое, молодое, сохранила офенская сакральная традиция в изложении В.Аристова. Можно с уверенностью сказать, что Феникс есть типично русский образ, как и многие другие пустивший корни на ближневосточной земле. Его северное происхождение подтверждается типологически идентичным русским сказочным образом – Жар Птицей. Кстати, в греческом переводе Финикия переводится как "красный", а этот цвет, как известно, является родовым цветом древних руссов, в том числе и кшатриев – казаков. Конечно, нельзя не учитывать того обстоятельства, что финикийцы были единственными в своё время, кто умел красить шерсть в пурпур, получая краситель из морских моллюсков. В значительной степени это могло определять их имя, но, думается, это не главный фактор. Этот древнейший народ долгое время населял берега Средиземного моря, проживая колониями, и судя по тому, как он умел вживаться в другие этносы, можно сказать, что финикийцы находились на очень высоком уровне развития.  

     Одними из самых известных финикийских городов считаются Библ ((Гибл). В этом названии можно вычленить первый слог га как дань и упоминание о великой богине, которую на Ближнем Востоке знали как Ки-белу (Белая богиня). Известны и другие города-полисы - Тир, Арад, Антарад с типично арийскими звучаниями. Берит (современное Бейрут). Сидон, где когда-то правил первый царь Ханаана Сид. Кстати, именно в Сидоне проживали самые лучшие лесорубы, принимавшие главное участие в постройке знаменитого храма Соломона. И нетрудно предположить, где могли формироваться плотницкие традиции знаменитых сидонских плотников: на далёком севере. Сидон - это ещё первый в истории город на воде – древняя Венеция. Поскольку финикийцы считались пришлыми на ближнем Востоке, то всегда существовал вопрос, откуда они пришли в Палестину. По Геродоту, финикийцы вышли из Эритрейского моря. В свете излагаемого материала это название  можно перевести как Красное, или Червлёное. Уже в самом слове легко вычленяется корень рит-рут. Он же присутствует в названии современного города Бейрута. Ранее уже говорилось о тех чередованиях, которым могут подвергаться согласные, при переходе  в другие языки. Вследствие этого возникает аналогия рут - рус. В качестве примера достаточно сопоставить название народа рутенов с русенами. То есть, Эритрейское море, всё то же Русское море, как когда-то и Чёрное, и Балтийское. Оно же и Белое и Красное, а потому название современного Красного моря имеет всё те же древние русские корни. Если правильно понимать Геродота, то финикийцы пришли великим водным путём «из варяг в греки», сделав очередную остановку на берегах Красного моря. В этом случае обращает на себя внимание близкое соседство с «Эритреей» ещё одной древнейшей цивилизации – Хараппской, таинственным образом исчезнувшей в середине третьего тысячелетия до н.э. с берегов Инда. При этом большой, накопленный материал по этой цивилизации сближает её не с «арийской», возникшей на целое тысячелетие позже в результате миграции ариев, а с шумерской в Междуречье. Если брать во внимание вдруг, взявшихся неоткуда финикийцев в Средиземноморье, то почему бы  не предположить, что финикийцы - это потомки тех переселенцев, которые были предтечей арийским переселенцам на территории Индии. Также, обращает на себя внимание и этимологическая схожесть названий средиземноморской Эритреи с западно-славянским храмом Ретры, что позволяет видеть в финикийцах всё тот же, единый когда-то, арийский суперэтнос. 

    В «Египетских хрониках» второго тысячелетия упоминаются соседние с Египтом народы, под названием харии, которые соотносят с финикийцами. Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы не увидеть в них ариев – руссов исчезнувшего государства Русены – Арсавы. Государство это по праву могло носить имя Страны городов – Гардарики. В эпоху фараона Тутмоса (15 в. д.н.э.) ханаанские земли насчитывали 119 городов! Уже одно количество их наталкивает на мысь о развитых взаимоотношениях между хариями, живущим, по всей видимости, по устоявшимся социальным и политическим нормам. А это уже говорит о высоком культурном уровне этого народа.

   Упоминая о хариях, египетский фараон особенно выделял факт высокой стоимости и востребованности финикийских рабов. В Библии Ханаан, это ещё и имя одного из потомков Ноя, коего вовсе необязательно считать семитом. Более того, из этого документа следует, что Ной был белым. Там же перечисляются совсем не еврейские имена его детей: Гергесей, Иевусей, Ферезей. Особенно узнаваемо первое, впрочем, как и другие. Попрбуем расшифровать их, пользуясь русским языком. Дело, разумеется, рискованное, но того стоит. Гергесей - Ярый сеятель, или сеятель солнечного света. Иевусей - Сеятель яви, или тот, кто открывет глаза на мир. Ну а Ферезей, это Персей, или первый сеятель.

    Как уже было отмечено, важной особенностью финикийцев в древнем мире было их активное влияние в культурной и экономической жизни практически всех народов древнего мира, вплоть до времён Римской империи. Финикийцам приписывается не только изобретение красного красителя для ткани и буквенного алфавита, но и стекла, без которого трудно представить современную цивилизацию. Владея в совершенстве искусством мореходства, они без труда преодолевали огромные морские пространства и практически были законодателями морского дела и самыми древними мореплавателями. На сохранившихся рисунках финикийские корабли очень похожи на те, которые плавали по русским рекам во времена правления Рюрика. Подобно финикийцам, русы-варяги украшали свои ладьи щитами и «плавали там, где пожелает их душа». Не случайно арабский путешественник Массуди писал, что «кроме руссов по океану не плавает ни один народ». Тема родства финикийцев и руссов не случайна, и здесь одним из объединяющих факторов является не только склонность к путешествию, но и те навыки кораблестроения, которыми и русы-варяги, и финикйцы владели в совершенстве. Заметим, что «царями мореплавателями» в древнем мире называли и венедов. Об этом повествует «Хроника Фредегара», датируемая 17 веком. Французский исследователь сего документа Жан Робен именует этих венедов «белыми венирианцами, и, согласно данного документа, выводит их происхождение от погибшей Трои, акцентируя при этом, что особенно важно, именно на кшатрийском родословии венедов.

     Как известно, в древности традиционно корабли окрашивались именно в красный цвет. Это же было присуще и древним финикийцам, а их корабли, по утверждению Геродота, были лучшими на плаву. Они первыми обогнули африканский континент, а вместе с ним и Испанию, и побывали на севере. Но более всего финикийцы были известны в древнем мире как торговцы и политические посредники. Уживаясь со своими соседями, они играли одну из первых скрипок в политической жизни таких мощных государств, как Египет. Точно также их сфера влияния распространялась и на города Крита. Будучи прекрасными купцами, своего рода коробейниками древности, финикийцы имели не только экономическое, но и культурное влияние. Их торговую деятельность по праву можно назвать двигателем прогресса, где чётко вырисовывается облик финикийцев как культурных посредников древнего мира. Известно, что они поставляли самых искусных мастеров во все культурные очаги Средиземноморья, включая Израиль. С этим государством у финикийцев сохранялись самые прочные отношения вплоть до времени правления трёх иудейских царей: Саула, Давида и Соломона. Умело торгуя и сотрудничая с соседними народами, финикийцы, по мнению историка Абрашкина, распространяли и свою культуру, корни которой через Малую Азию уходят в русскую. К примеру, ещё в 12 веке до нашей эры и в Вавилоне, и в Египте, а также позднее в Риме поклонялись богу Роду. Этот культ проповедовал и царь Нимрод, отцом которого был Хош.[xxii]

    Сегодня принято считать, что цивилизация в Средиземноморье зародилась примерно в третьем тысячелетии до н.е. Не оспаривая данной научной идеи, это явление можно с уверенностью соотнести с приходом в этот регион ариев. Вероятнее всего, переселение народа, в числе которого были те, которых упоминает на своих страницах Библия под именем ханаанеи (финикийцы), было связано с какими-то серьёзными причинами и носило длительный характер. Следствием его явилось разнообразие культур, таких как Египет, Крит или Шумер. Но влияние извне чего-то единого и мощного очевидно. Финикийцев можно смело поставить в особый ряд народов, история которых по сей день остаётся поводом для размышлений. Для нас же ещё интересна характерная близость звучаний названия этого народа с древними офенами, позволяющая предположить, что финикийцы Средиземноморья были одним из культурных пасынков волжского государства офеней, продуктом неизбежной ассимиляции пришельцев с севера и местных этносов. Кроме этимологической близости названия этого народа есть и другие тому подтверждения. Особенно следует выделить те самые древние капища финикийцев, в центре которых стояли идолы ярко выраженной фаллической формы. У тех же офеней на берегах Волги подобный идол назывался пальц. Смысл этого названия понятен и без комментария. Огромное изваяние всегда обносилось тройным рядом колец (сутуг), ближнее из которых делалось из чистого золота. Поскольку данный объект всегда ассоциировался с продолжением рода, то нетрудно представить, какое место в сознании древних людей занимали ритуалы, связанные с этим «архитектурным» объектом. На берегах Волги и Оки в офенской среде доступ к пальцу, скрытому сводами трёхгранной пирамиды через эти кольца буквально на физическом уровне был возможен лишь ограниченному числу просветлённых лиц. Нечто подобное наблюдалось и у финикийцев, где объект поклонения обносился тройной стеной, проникать куда имели право только жрецы. Обратим внимание на стойкость и живучесть древней традиции, связанной с «пальцем», просуществовавшей к тому моменту не одну тысячу лет, лишь незначительно видоизменившись. В данном случае  уместно привести в пример одно из названий ближневосточной земли, продолжающем хранить память об офенах, это – Вифания. 

    Известно, что финикийцы не сидели на месте. Занимаясь торговлей, они были вынуждены всё время путешествовать, основывая на своём пути города-полисы. Вероятно, в древности торговля была чем-то вроде проездного билета на чужую сопредельную территорию. Заселённая когда-то тёмными народами, чужая земля не могла быть приветливой, и вторгаясь в неё, финикийцы, подобно своим предкам - офенам, были вынуждены вести торговлю тем, чем владели в совершенстве. Прежде всего технологиями. В той же Библии они во многих ремёслах не знали себе равных. Проживая в городах - полисах, финикийцы, бесспорно, самый развитый во всех отношениях народ Средиземноморья, какими бы их не хотели видеть современные литераторы и историки. Они оставили после себя классический вариант линейного письма, которым пользуется весь цивилизованный мир, дали основы ведению торговых международных операций и научили этому своих соседей, прежде всего израильтян. Возвращаясь к Израилю, как к одному из соседей финикийцев, можно сказать, что это реальное историческое имя народа и, вполне возможно, является отголоском культуры, пришедшей с Волго – Окского региона. В мифологической энциклопедии это имя воспринимается как семитское по происхождению. Впервые оно появляется в ханаанейских (финикийских) текстах середины третьего тысячелетия до н.э. и понимается как «господствовать». В Ветхом Завете им нарекается за свои духовные качества Иаков. Зачастую второе имя, которое давалось человеку при жизни, было эпитетом, то есть, приравнивало героя к какому либо объекту или явлению. Например, светлоликий, лучезарный, подобный солнцу и т.д. Скажем, Аполлона называли ещё гиперборейским, потому, что он оттуда прилетал иногда.  Что же до второго имени Иакова, то толкование его по сей день вызывает споры, а по сему у автора этих строк есть полное право высказать свою версию происхождения не только имени Израиль, но и названия народа в целом. Вспомним, что какими бы не были развитыми цивилизации Междуречья, Индии или Египта, духовно они всё с восхищением смотрят на север. Это отмечено абсолютно всеми исследователями древних культур. Конечно, они могли называть этот север по-разному, но описывали его всегда одинаково. В связи с этим обстоятельством, почему бы не предположить, что Волга для израильтян, это север, а её древнее название тоже ни для кого не секрет – Ра, что значит  «солнечная». А ещё Ил – божественная, белая. Память об этих титулах сохранилась в названиях, таких как Илион (Троя), Нил, а также на территории России, в названии хазарской столицы Итиль. Данная титулатура была присуща многим мифологическим персонажам древности. Суммируя эти две корневые основы, может получиться превосходный эпитет, и как следствие, обозначение народа, вычленившегося когда-то от своего материнского рода и пришедшего из Ра (солнечной) Ил (божественной белой земли), или из рая. В этом случае возникает логически справедливый вопрос: мог ли рай находиться на берегах Волги? На него есть ответ на страницах Ветхого Завета, где говорится о четырёх реках, вытекающих из рая. В мире не так много других мест, где на ограниченном пространстве берут начало сразу несколько рек. Одно из таких мест - это русская равнина и истоки Волги, Днепра, Дона и Двины. А ведь это место и есть локализация уцелевших после глобальной катастрофы офеней.[xxiii] 

    В древности всегда всё божественное и светлоё воспринималось как миротворящее (создающее материю), отсюда в русском языке существует слово сила и незабвенный христианский образ Спаса в силах, отражающий внутреннее содержание и идею всего русского православия. Дословно быть с Ил, то есть с богом, и владеть его мощью. Вероятно, в звукосочетании Ра и Ил кроется очень важное понятие, которому в древности придавали очень большое значение. Смысл сочетания, исходя из данной версии, осмыслить несложно. В основе его заключен образ  солнца, белого и божественного, а точнее, солнечного света, животворящего огня, который с незапамятных времён почитали как благо. Выходит, что израильтяне поклонялись солнечному свету. Тому самому единственному божеству, которое впоследствии распалось у «язычников» на тысячи разноцветных осколков. Доподлинно известно, что израильтяне в своё время поклонялись Баалу, в русском прочтении Белобогу, который является одним из ипостасей единого божества древнего мира. Такому же всесильному богу – Мардуку поклонялись в Древнем Вавилоне, где одним из его эпитетов был – Белый царь, а ещё дух смерти. Если корни этого имени поменять местами, то это позволит раскрыть смысл в рамках русского языка. Мардук – дух Мары. 

    Солнце светит одинаково для всех, и древние люди, где бы они не жили, прекрасно понимали, что белый свет – это нескончаемый источник жизни и энергии. Ему воздавали почести и египтяне, украшая свои головные уборы священной змеёй. Эту змею, а точнее головной убор, в Египте называли  - урея, и надевать его могли только одни фараоны. Такое высокое положение змеи в пантеоне древних людей не может не удивлять. Кстати, по своей конструкции и смыслу слово урея очень близко славянскому ярило. Солнечному свету поклонялись и змеепоклонники Америки – ацтеки, представляя его в виде крылатого змея Кацелькоатля. Если приглядеться, то выходит, что древние видели какую-то особую взаимосвязь между солнцем и змеёй. По сему, стоит более подробно разобраться с причинами такой традиции и существованию этого, в прямом смысле слова, яркого образа.

   

                                                          Змеепоклонство

 

 

    Почему змея? В мире немало других животных, чья сила и внешний вид куда привлекательней, чем у змеи. В то же время древние народы упрямо продолжают следовать традиции и почитают змею как самое высшее божество. Вспомним хотя бы тех же кшатриев, одна из родовых линий которых была именно змеиная, а имя родоначальника этой линии Юдхиштхира. Как уже говорилось, что змеепоклонство было частью религиозного мировоззрения древних офеней, а их царство когда-то так и называлось – Змеиным. Не случайно в названии самой распространённой в России ядовитой змеи – гадюки, лежит слог га (земная богиня), а затем дюк, что значит змей. Как свидетельствуют сохранившиеся предания, раз в год на берегах священной реки Оки офене проводили праздник, посвящённый великому змею Дюку. Во время этого праздника происходило посвящение избранных представителей рода в особый культ – Змееносца, когда человека на глазах у всех помещали в огромный чан с ядовитыми змеями. Через некоторое время человек представал перед сообществом весь увитый змеями, и они не причиняли ему никакого вреда. Как правило, на таких праздниках было немало приглашённых из сопредельных народов. Впечатление гостей было неизгладимым и оставалось в памяти на долгие годы, трансформируясь со временем в самые невероятные картины и образы. Читатель, знакомый с народным русским эпосом, не будет отрицать, насколько часто встречается образ змея в сказках славянских народов. Это и Змей Горыныч, и Змей Волк, и царевна Змиевна, Змиевы валы и Змей Огненный, которого с самых древних времён призывали как волшебное существо, способное внушить страсть к женщине. По одной из сербских легенд этот змей вступает в брак с женщиной, при этом исследователи славянской мифологии нередко соотносят его с русской Жар птицей. Любовная связь со змеем и рождение от него благородного героя – популярный сюжет древних славянских (сербских, хорватских, болгарских) преданий, где сербские девушки ещё недавно пели:

Ты меня сватаешь, мама,

Сватаешь, а не спросишь,

Хочу ли я пойти замуж.

Змей меня любит, мама,

Змей любит, возьмёт меня в жёны.

Под вечер ко мне приходит,

И нынче придёт под вечер

.

   Важно подчеркнуть, что «страсть» сказочных змеев, в том числе и Кощея Бессмертного, к девственницам не случайна, и имеет очень древнюю офенскую традицию, связанную с культурой формирования семьи.

   А вот уже христианское заклинание, сохранившее в себе в черты и атрибуты древнего славянского «язычества»: «На острове Буяне в море Окияне, где стоит дуб ни наг ни одет, растёт липовый куст, под которым лежит золотой камень, а на том камне лежит руно чёрное, и на том руне лежит инорокая змея Гарафена». Вместе с этим заклинанием сохранилось множество похожих, где вместо змеи Гарафены (по другим примерам Скоропены) присутствует и лебедь белая, и девица прекрасная, и все они могут превращатся одна в дргую. Есть в нём и отголосок памяти о северной земле Гиперборее, острове Буяне, откуда эта лебедь могла прилетать. Само имя змеи тоже необычайно богато содержанием, поскольку у офеней под словом гара подразумевалась конструкция в виде трёхгранной пирамиды Га Ра. Аналог этого имени можно разглядеть в другом, считающимся греческим – Агрофена. На самом деле его корни, конечно же, офенские, «змеиные». Удивительные по содержанию строки можно найти в песнях болгар – помаков, где студёными землями управляет Волшебный Король Змеиный.     

   Сохранились предания об исполинском змее - Великом полозе и на Урале, которые в своё время переработал П.П. Бажов, где полоз – оборотень Дайка своим именем очень напоминает Великого змея Дюка, которому поклонялись офене.

   Змея украшала кубок в руках «первого» медика древности Асклепия. В мифологии народов мира существует огромное число примеров того, как образ змеи вплетается в сознание людей, и трудно представить, что источником этого поклонения была культура народа, проживавшего когда-то на Волге. Попробуем разобраться с этим непростым вопросом и рассмотреть эту змеиную традицию в свете миссионерской деятельности народа икс. Со временем, возможно, о нём постарались забыть, но по инерции продолжали пользоваться старыми шаблонами, для идентификации важнейших понятий.

     Например, у тех же латинян в Древнем Риме созвездие Змееносца называлось Офиух. Сравним название офеней с названием созвездия. Возникает невероятное сходство, и это далеко не единственный случай. Существует мнение, что римляне всему учились у греков. Если это так, то и в этой культуре должно быть место культу поклонения змее. Одним из таких мест был храм, где прорицал выходец из гипербореи Олен. Вход в этот храм украшал золотой треножник, принадлежавший самому Апполону. Основанием для этого треножника служила свёрнутая кольцом змея. В последующие века искусство прорицать будущее в этом храме было в руках пифий, вокруг которых, как свидетельствовали очевидцы, ползало огромное количество ядовитых змей. Их мы видим и в руках у Афины – Паллады. При этом важно заметить, что подобная характеристика этой богини мало кем выделяется. Обычно Афину видят как женщину воительницу, но Софокл называл её живущей со змеями, а в орфических гимнах она просто змея. В данном случае вполне естественна параллель между Афиной и бабой Ягой.[xxiv] Неприкасаемой змею считали в Аргосе. Она же обязательный атрибут и  в мифологии финикийцев у богини Кадшу. О том, что финикийцы могли быть продолжателями традиций древних офеней, уже говорилось ранее, а потому, провести параллель между средиземноморской Кадшу и русским Кощеем будет вполне обоснованно.  Змееподобной у финикийцев была и Ева, получившая когда-то яблоко знаний от того же змея.Этого змея звали Нахаш, и если учесть, что согласная в середине слова могла смягчиться, то выходит, что Еву соблазнил Наг.

     Особенное почитание этих змееподобных существ, возникшее задолго до прихода традиционного индуизма, наблюдается в культуре Мон Кхмеров. В Индокитае Наги считались мудрецами и магами, способными оживлять мёртвых и менять свой облик. Женщины Наги славились своей красотой и так же как и Каджи (Закавказья), нередко становились жёнами смертных царей и героев. Напомним, что одним из имён этих «оборотней» было яйцо – змея.

    Одно из самых ярких свидетельств встречается в индийской мифологии, и имеет непосредственное отношение к северной традиции. В индийских источниках представления о Нагах – божественных змеях, [xxv] смешиваются с представлениями о Нагах как исторических племенах, живущих далеко на северо-западе от Индии. Вполне возможно, что название Нагатинской поймы, что в Москве, есть отголосок древней традиции, и в переводе на современный язык могло обозначать змеиное место. Таким же «змеиным» местом мог быть в далёком прошлом японский город Нагасаки. Возможно, что память о нагах сохранилась и в названии степного народа ногайцах, проживавших некогда на юге России, и той плётке – нагайке, очень похожей на змею, тем более, что в летописях сохранилось имя ногайского князя, которое читается как князь Нагой. Здесь же своевременно вспомнить, как звали последнюю, восьмую жену Ивана Грозного – Мария Нагая. Возможно, что это имя есть незримый мостик к змеиной теме, которая прослеживается и в христианской традиции, а именно в сказании об Антихристе, датируемом 16 веком, где прямо говорится об особом роде царей-нагомудрецов, отроков Маковецких. [xxvi]

    О существовании змеиного культа на территории России рассказывают и китайские хроники. Вот что было написано древним правителем Китая Юем: «Царство боевых колесниц находится близ горы Крайнего предела. Самые недолговечные там живут по восемьсот лет. Оно расположено к северу от царства женщин. У его жителей человеческие лица, туловище змеи и хвосты, сворачивающиеся на голове».[xxvii] Заметим, что в Китае эту страну называли Сянь-Юань, а в иранской космологии её название Хван-Арата. В данном случае уместно в очередной раз вернуться к необычному переводу с арабского языка слова арий, то есть голый. Возникает удивительная близость понятий, пересекающихся именно со змеиной тематикой, поскольку голый в русском языке, это ещё и нагой, иными словами похожий на змею. Из этого следует, что в арабской культуре сохранилось предстваление об ариях не только как о голых, и наверное, не столько о голых, а как о нагах, то есть змееподобных или змеепоклонниках. О чём, собственно и ведётся речь в этой главе. Вот как описывал свои впечатления по этому поводу арабский путешественник Ибн Фадлан, посетивший в первой четверти 10 века в составе посольства багдадского халифа территорию современной России и добравшийся через прикаспийские (ногайские) и приуральские земли до Верхнего Поволжья:

     «Я видел, что змей у них такое множество, что вот как на ветке дерева, право же, иной раз накрутится десяток их и более. Они жители не убивают их, и они им: не вредят. Право же, как-то я увидел в одном месте длинное дерево, длина которого была более ста локтей. Оно уже упало. И вот ствол его огромный чрезвычайно. Я остановился, глядя на него, и вдруг оно задвигалось. Это меня устрашило. Я посмотрел на него внимательно, и вот на нём змея, близкая к нему по толщине и длине. Когда же она увидела меня, она спустилась с него и скрылась между деревьями».[xxviii]  Не менее впечатляющей и фантастичной выглядит змеиная тематика в очень популярном на Руси предании, где говорится о путешествии Александра Македонского на крайний север:

      «Александр со своим войском некоего малого острова достиг, высокого весьма. И, взойдя на него, статую свою из золота на столпе высоком поставил, держащую меч в правой руке, которой указывала она на Македонские острова. Оттуда дошёл с войском своим и, пройдя шесть дней, некоего места достиг. Гора высокая была тут, и к той горе человек привязан был железными цепями, очень высокий, тысяча саженей в высоту и двести саженей в ширину. Видя его, Александр удивился, и не смели они к нему подойти. И плакал тот человек – четыре дня голос его ещё слышали. И, к другой огромной горе придя, жену огромную нашли, цепями привязанную, тысяча саженей в длину и двести саженей в ширину; и змей большой о ногу её обвился, за уста держал её, говорить не давая. Пройдя восемь дней, озеро увидели и много змей в нём было…» [xxix] Никак не комментируя и не обсуждая этого, во всех случаях, беспримерного похода Александра, заметим, что в тексте прослеживаются не только библейские, но и греческие мотивы. При этом, каким-то образом сумели сохраниться, пусть даже в гиперболизированной форме, общие змеиные черты человеческого прошлого, уходящего корнями намного дальше, чем греческая или библейская «история».

     Обширный цикл мифов о Нагах имеется и в первой книге «Махабхараты», где говорится об их великом жертвоприношении. Они считаются мудрецами и магами, способными оживлять мёртвых и менять свой внешний вид. В человеческом облике Наги часто живут среди людей, причём их женщины - нагини, славящиеся своей красотой, нередко становятся жёнами смертных царей и героев. В индийских источниках представление о Нагах - божественных змеях - смешивается с представлениями о нагах, как исторических племенах, живущих на северо-западе от Индии ещё до прихода туда ариев. Не обошлось без нагов и в мон-кхимерской мифологии, где по одному из мифов, основатель государства Прах Тхон проник  в их мир, сидя на дереве, которое каждую ночь опускалось под землю. Там он женился на дочери их царя. Не менее красочна «змеиная династия» в мифологии народов Ганда, на территории Африки, где бог – питон Селванга - дарует детей, а к его родной сестре Нал Ванга простирали свои руки  бесплодные женщины. К ней же обращались за разрешением для вступления в брак и благодарили за рождение детей. Этот эпизод крайне важен, поскольку подобная традиция описывается В.Аристовым в Окской эзотерике, где любой брак разрешался и проводился лишь при непосредственном участии таких представителей как Кощей, Макуша, Карга. Именно эта идея отразилась (правда с изменением имени) в культуре народов Ганда. Но имя этого бога совсем не случайно, и сформировалось, как выясняется, под влиянием всё тех же офеней. С большой долей уверенности можно сказать, что оттиском с офенского змеиного божества является и представитель древнеримской мифологии, где греческого Пана называют Сильваном. Обладая всё теми же хтоническими (земными) чертами, Сильван очень популярен в Древнем Риме, но лишь в среде простого народа, и противостоит небесным богам как мятежник. Трудно сказать, почему из его имени выпало божественное окончание га, но не смотря на это, ему приписываются роль спасителя, могучего верховного бога, пантея, непобедимого и небесного, а также человека. Эта мысль недалека от истины, ведь Сильван является зеркальным отражением Пана, но не козлоногого существа, пугающего всех своим криком, а древнейшего из богов Пана – царя.

      Продолжая змеиную традицию древнего мира, выделим также и Пуана – водяного змея, научившего индейцев южной Америки добывать огонь, изготавливать лук и стрелы, а также охоте и рыболовству.

    В одном ряду с Пуаном и другой мифологический персонаж,  рогатый змей - Пане на болон, повелитель нижнего мира у батаков западной Суматры. При этом говорить о случайном совпадении вышеназванных, и далеко не всех имён, по меньшей мере, преждевременно. И если кому-то этих примеров недостаточно, то впереди ещё половина книги, с неменее красочными примерами и доказательствами того, что древний мир был сформирован не чудесным образом, а по воле людей, для которых расстояние и время не имели значения.  Если не брать во внимание большие расстояния, отделяющие вышеназванных героев, то следует признать, что корень пан, характерный во всех случаях, тождественен самоназванию офеней. Кстати, одно из названий змеи – серпента, как раз таки и сохраняет в себе память об офенах – змеепоклонниках. Но не просто змеепоклонниках, но и царях, о чём красноречиво свидетельствует лексема сер (сар – цар).   

    Почитание змей зафиксировано в мифологии древнего Элама, сложившейся в четвёртом тысячелетии до н.э., где змей нередко изображали с человеческими головами. Эти изображения встречаются на глиняных табличках, в коих сразу выявляется близость эламских змееподобных людей с индийскими Нагами, представлявшими собой «доарийскую» культуру. Отсюда идея путешествия нагов из Мохенджо-Даро и Харрапа вместе с финикийцами, выглядит уже не такой нелепой. В тоже время, эламцы и сами могли быть причастными к древним знаниям, и из первых рук получить у офеней представление об окружающем мире.  Кстати, первоначально во главе их пантеона стояли именно женские божества, среди которых бросается в глаза имя богини Кириришы, а это значит, что на заре формирования государственности в Эламе был матриархат. Всё как у офеней на Волге. А ещё хочется выделить окончание риши, которое опять возвращает нас к мысли о далёкой Индии и учителях, приложивших руку к написанию Вед. Не забудем и мужа Киририши Хумпана, в имени которого также легко вычленяется корень пан.

     Змеи-боги известны и на островах западной Индонезии, где Джаты - змееподобные божества нижнего и подводного мира обвивают землю и кусают свой хвост. Не менее значимым змеиный образ был и для скифской культуры, поскольку те производят свой род именно от женщины змеи. Историю об этом пересказывает на своих страницах Геродот. Так по одной из версий полудева полузмея вступила в любовную связь с Гераклом, после чего родила троих детей, один из которых явился родоначальником скифского народа. По другой, не менее интересной версии родителями Таргитая были Зевс и дочь Борисфена (Днепра) по имени Гилея. Последняя версия неожиданным образом проливает свет на древнейшую и повсеместную традицию получать из рук богини реки младенца, о чем будет рассказано ниже. 

     Столь обширный перечень змеиных представителей в мифологии не может быть случайным. Повторимся, что согласно дошедшим преданиям, одним из главных символов офеней являлась змея, кусающая свой хвост. Выполненная в виде головного украшения, она надевалась жрицами священного огня по самым большим праздникам, куда приглашались и представители «тёмных народов», чтобы приобщиться к великому таинству зарождения света. Сегодня такая змея, как символ, находится на вооружении у масонов, и вряд ли последние знают, какое значение и смысл в действительности несёт в себе этот древний символ. Входя в состав  одной из четырёх основных генеалогических линий кшатриев Индии, змея олицетворяла того космического змея Шешу, на котором, как пишется в священных текстах Ариев, спит сам бог обновления Вишну. По русским поверьям апокрифического происхождения, считалось, что земля покоится на огненной змее. Змея, кольцом окутывающая землю или поддерживающая её, нашла место в мифах самых разных народов, населяющих землю, от Африки до Индокитая. Так у догонов, проживающих на плато с красивым названием Бандиагаро, землю окружает змея, закусившая свой хвост. По поверьям этого народа, когда на земле не было смерти, люди, состарившись, превращались именно в змей. Затем змеи-предки превращались в духов – Йе бан.

    Одним из важных, тотемических по своему происхождению в культуре догонов, является культ Бину, посвящённый жившим некогда предкам «умершим и вернувшимся». Как считают сами догоны, чья мифология всегда отличалась большой сложностью и эклектизмом, мир происходит от слова «амма», давшему начало бесконечно малому – зерну Фонио. Ранее уже говорилось, что офене были лишь продолжателями более древней цивилизации, о которой в мировых культурах едва ли найдется что-то определённое. А потому пример с догонскими представлениями о зарождении культуры и жизни на земле особенно важен, если речь идёт об офенах – зёрнах, сумевших прорости, в том числе, и на африканском континенте. Что же до змеепоклонства догонов, то оно вряд ли вызовет удивление у большинства исследователей «змеиной традиции», поскольку является всеобъемлющей в древнем мире.     

    Среди змеепоклонников также следует выделить гностическую секту офитов, сохранявших свою веру вплоть до «нового времени». Символ этот, несомненно, древнейший, и, по словам великого индийского философа Шри Ауробиндо, он обозначает трансформацию человеческого сознания, его рост от низшего к высшему, к тому, что пронизано солнечным светом сознания. В этой короткой мысли великий индийский философ очень точно описал всю ту духовную традицию офеней, без которой было бы немыслимо создание современного культурного общества. Общество это создавалось не одно тысячелетие, и по мере его формирования происходило незаметное размывание тех основ, которые культивировались непосредственно офенами. В результате мир постепенно шагнул в самую неприглядную для себя форму язычества, в полной мере проявившую себя во времена распада Римской империи. Как следствие, пришло христианство, и эпоха древности безвозвратно канула в прошлое. Вместе с этим изменилось и истинное понимание Веры как отношения к окружающему миру и обязательному процессу его познания. Оно заменилось на слепое повиновение догматам религии, а сам человек, при этом, неизбежно стал отдаляться от природы. К этому периоду от офенской культуры остались лишь крохи, а змеепоклонство превратилось в змееборчество. Примеры такой борьбы сохранились в самых разных культурах. Скажем, в греческой традиции, где Зевс расправился с сыном Геи, змееподобным Тифоном. В его имени всё также отчётливо слышится корень фен. Но Тифон, в представлении древних греков не только страшное чудовище, но и божество света, буквально - полдень. Иногда его отождествляют с другим змееподобным драконом – Дельфинием, охраняющим священный источник в Дельфах, причём образ этого зооморфного существа греки представляли в виде полуженщины-полузмеи. Этот маленький портретный штришок открывает одну из самых важных культурных традиций офеней: их отношение к источникам, как энергетическим зонам земли, вокруг которых происходило формирование социумов первобытного общества, и не только на территории Греции, но и Индии,[xxx] и Египта. Там Тифона отождествляли с Сэтом – символом бессмертия, также попавшем в разряд неугодных и непопулярных героев (сравним со словянским Кощеем), при этом сохраняя за ним ещё одно яркое имя, связанное с законодателями змеиных традиций – Бебан. То же самое можно сказать и о крылатой эриннии Тисифоне, волосы которой перевиты змеями. Этой героине отведено место в Тартаре, где она устрашает преступников змеями, бьет их бичом, полная мстительного гнева. Там же, в подземном царстве обитает другой представитель «змеиного рода» Аид, которого греки знали под именем - Гадес. Кстати, в одном из европейских языков Гадес, это богиня. Ясно, что период формирования столь ярких образов в сознании «древних» греков соотносился со временем, когда офене уже растворились в разношерстной этнической среде народов Европы, а былое экономическое и культурное влияние ограничивалось лишь народной памятью, которая за давностью лет превратила их в монстров – титанов и гигантов. Таких, как Офион (Офионей), которого древние греки отождествляли с северным ветром Бореем»! Здесь взаимосвязь имён совершенно очевидна. Когда-то Офион был первым владыкой Олимпийского царства, самым могучим из гигантов. Кроме того, Офион змей, который высиживает мировое яйцо, и типологически напоминает славянского Кощея Бессмертного, но с приходом новых  олимпийских богов во главе с Зевсом, место Офиона, как и многих других древних героев, по старой и «доброй» традиции, оказывается преисподня.

 

                                                              Огненные символы

 

    Сегодня большая часть человечества живёт по новому времени, связывая его с возникновением Христианской веры. Но право же, трудно в этом «вечном» мире представить себе что либо действительно новое, и пример с греческими богами, поменявшими своё обличие, тому подтверждение. И уж если зашла речь о новой религии, то, не отрицая её постулатов и ценностей, стоит к ней приглядеться более пристально. К примеру, один из самых известных мифологических сюжетов - борьба святого Георгия со Змием. Поразительно, но и Георгий, и Змий, если внимательно вглядеться в эти образы, сохраняют память о главном источнике поклонения древних людей -  солнечном свете. Ведь христианство, схематически выраженное формой креста, не что иное, как свет. Славянская форма этой религии – православие - так же сохранила в названии древний сакральный смысл, поскольку в триединстве древнего мировозрения лежит понятие о нави, яви и прави, где последняя, является ипостасью огненного мира или света, того, который управляет миром и неразрывно связан с так называемой «зоной креста». В сакральной практике офеней «зона креста» является наиболее сложным для понимания термином, и была той последней инстанцией, к которой стремились просветлённые представители офенских родов. Не углубляясь (до времени) в комментарии по поводу этого, несомненно, интересного термина, связанного с духовной практикой офеней, добавим, что слово  крест не ново в истории древнего мира. Крессом был и первый царь Крита, а имя его можно перевести как «светоносный» или «огонь». В виде равностороннего креста изображали солнце и каски (касситы) Междуречья. Красным солнышком называли на Руси князя Владимира, поскольку с ним связано зарождение новой религии среди славянских племён. Не лишним будет напомнить, что и Иисуса Христа называют солнцем, что совсем не случайно. С древности крест выступает как модель человека, моделирует его духовный аспект восхождения духа и устремления к богу и вечности. У скандинавов это символ неба, у египтян «анх» – жизнь.

    Анализируя все эти далеко не единственные примеры, добросовестно зафиксированные древними историками, стоит ли удивляться изречению, что всё старо, как мир. И даже тогда, когда новое неизбежно приходит на смену старому, оно лишь копирует его по забытым слепкам. А посему для любителей философии стоит в очередной раз вглядеться в древнейший арийский символ чёрного и белого, наиболее характерный сегодня для китайской культуры. Одно из значений этого символа – непрекращающаяся трансформация, где положительный герой незаметно превращается в отрицательного и потом ниоткуда возникает вновь. Вероятно, это неизбежное свойство человеческого сознания, всё время обновлять своё мировосприятие, искажать, приукрашивая, имена богов, а старые идолы заменять на новые. Нечто подобное произошло в рамках ирано-персидской культуры, где Ормузд – бог добра - борется против Аримана – злого духа. В первом случае это Арий–муж, а во втором – Арий-ман. Перед нами наглядный пример короткой человеческой памяти в истории, и в то же время неукоснительное следование древней традиции. Как уже было сказано, древний мир был единым. Он и сейчас остаётся таковым. Мешают это понять лишь те, кому хочется разделять и властвовать. Да и наука, в целом, делится на тех, кто ищет общее между людьми и народами, и тех, кому больше нравятся различия. Что же до общего, то лучше всего это проследить на свойствах языка. Подобные примеры уже ранее демонстрировались среди лингвистов. Другое дело, что из этого не было сделано соответствующих выводов, а они необходимы, поскольку человеческая речь, независимо от нашего желания, способна сохранять главное – корневые основы.

 

                                                           За семью печатями

 

    В начале было слово. И слово было у бога, и слово было – бог. Бесспорная красота этой фразы вновь и вновь обращает нас к тайне и мудрости слова, способного нести божественную суть. И если мы говорим о божественной сути слова, то для кого-то она может быть и непонятна, а значит, слово способно, а может быть и призвано скрывать эту суть. Даже из современных толковых словарей известно, что у одного слова может быть не одно значение. В древности же слова могли иметь несколько значений, т.е. слово имело универсальное значение, и было тем, что сегодня может представляться в виде ларца за семью печатями. Такое универсальное значение слово приобрело за счёт корневых основ, а те в свою очередь, способны порождать в просветлённом сознании яркие образы. Именно они «управляют» смыслом слов и делают язык логически осмысленным.  Благодаря этим основам в самых разных языках возникают очень яркие ассоциативные параллели. В качестве примера можно продемонстрировать вполне очевидную общую языковую базу русского и английского языков, где общепринятый, современный перевод можно легко дополнить словами, вышедшими из повседневной речи.

    Один из ярких случаев слово “well”  (в транскрипции  - /вэл/) – хорошо. В русском языке для этого слова можно подобрать немало синонимов, но лучше всего подходит прилагательное «великолепно» или «вельми». Итальянская форма “белиссимо” имеет то же значение. Подобное происходит и со словом гуд – благо, добро, хороший. Вспомним доброго, хорошего парня Робина Гуда. В древней офенской традиции таких зрелых парней называли годами или годными,  полезными для общества. Средняя гласная в этом случае смысла не меняет. Следуем далее:

    Grab (граб) – захват, хватать. Но можно и по-русски – грабёж, грабить, грабастать. Разницы абсолютно никакой. Но само слово «граба» имеет под собой образ речной мидии, раковины, из которой древние офене добывали речной жемчуг. Грабой они называли огромную искусственную раковину, предназначенную для захоронения выдающихся представителей офенского общества. От этого, вероятно, происходит глагол заграбастать, слово гроб и сам ритуал погребенья. 

    Gluton (глатан) – обжора. Корень глот, что значить глотать, то есть,  не пережёвывать.      

    Globe (глоуб) – глобус. Казалось бы, совсем не русское звучание, но только на первый взгляд. Глобус - это и глыба, камень, только огромный. Это и круглый клубок, и даже, сказочный и румяный колобок. Глоб - это представление о чём-то незыблемом, всеобъемлющем, а конкретно о земле как о куске огромного вещества. К тому же, наша планета из космоса голубая, и это ещё один из её портретных образов.

    Haft (хафт) – рукоятка. Слово образовано от глагола хватать. Перевёртыш гласных и согласных обычное явление во всех языках.

    Ill (ил) – больной. Исчезла первая согласная. Больной значит хилый. Вероятно, в древности буква х носила понятие отрицания и перечёркивала последующее понятие. В каком-то виде это сохранилось в понятии знака икс. Следовательно, если знак х находился перед обозначением силы (Ил), то это значило её отсутствие. 

    Hut (хат) – хибарка, хижина. Смысл понятен, особенно для украинца. Это, безусловно, хата.

    Kill (кил) – убивать. Мoжно - колоть. Подобно тому, как в немецком языке сиш (убивать), произошло от русского глагола сечь.

    Kasl (касл) – замок, т.е. сооружение с крепкими каменными стенами. В данном случае мы видим перевёртыш русского слова скала. В древнерусском языке слово скол также обозначает крепость. Сохранилось и название такой крепости в нижнем течении Дона – Аскол. Ас-Кала – казачий город крепость в приазовье.

    Leg (лег) – нога. Ляжка, лягать. Этот глагол дал основу для названия лягушки. Показательно, что лягушка  в английском языке будет звучать как frog (проуг), что значит прыгать, а прыгают только за счёт ног. Но в одном случае основой послужило существительное, а в другом глагол.

    Другой наглядный пример - слово "мир". В английском – Peace (пис). Если применить его к человеку, то это тот, кто спокоен, или пассивен. Близкие по смыслу слова - спасение, запазуха, опасность - слова, образованные от одного корня «пис» или «пас».

    Razor (рэй – зар) – бритва. Резать, резак.

    Rage (рэйдж) – гнев, ярость. Войти в раж - говорит приблизительно о том же.

    Robe (роуб) – ряса, мантия. В общем, одежда священника или монаха. Православные монахи носили рубище. В обычной, повседневной жизни это рубаха.

    Squeal (скуил) – визг. Можно скулёж, скулить.

    Любопытен пример из испанского языка, где любое слово, за счёт особого произношения, приобретает особую окраску. Лялябра, что в переводе на русский язык означает губы. Казалось бы, ничего общего, но только на первый взгляд. Брылями на Руси называли нижнюю часть губ. Возможно, сегодня эта форма будет не совсем понятна, но когда-то её использование было нормой, особенно среди полян. Вспомним хотя бы фамилию известной польской актрисы Барбары Брыльски, очень популярной в СССР. По-русски эта фамилия будет звучать сегодня, как Губанова или Губенко, а может и Губкина. Наверное, испанцам очень нравится повторять красивый слог ля, да и не только испанцам, а может, его просто забыли поставить в конце слова.

    Можно ли поставить знак тождества между двумя английскими словами sleep , что значит спать, и lips – губы? Оказывается, он есть, причём этот знак имеет так же русскую основу. Ведь когда человек засыпает, его глаза слипаются, так же, как и слипаются губы. Они буквально липнут друг к другу. Потому и лип. Дерево липы тоже зовут так, потому, что листья её липкие во время выделения нектара. Проверить догадку несложно, если вспомнить, что полностью незрячего человека называют слепым. Глаза его слиплись навсегда.      

    Как видно, во всех этих случаях современный перевод демонстрирует, что язык всё время меняет свои формы, и тот запас слов, который мы сегодня используем для перевода, делает языки всё дальше друг от друга (разумеется, в их первичной, древней форме). Язык - это не только слова. Это ещё и произношение, система речи, конструкция предложений, способы склонения. И всё же в основе любого языка лежит слово (сочетание звуков), которое способно сохранять в сознании образ. Именно оно отражает суть явлений и позволяет нам не только осмыслять, но и воспроизводить всё, что мы видим вокруг. А потому, вникая даже в незнакомые слова, мы можем распознать знакомые для нас звуковые сочетания и скрывающиеся за ними понятия.  Вот ещё несколько примеров родства языков:

    Stop – стопа. Lock – волос (локон). Look – взгляд, но можно и лик. А ещё лукавство, то качество человеческой натуры, которое проявляет себя не только в поступках, но и в деятельности мимических мышц лица. Эта деятельность позволяет не только реагировать на происходящее, но и посылать энергию в виде лучей. Отсуда близость образа растения лука пырея (английское lik), лучиками растущего к солнцу, стрелкового оружия лука, и лика, испускающего свет души.

    Хэлоу – традиционное английское приветствие. Об этом слове хочется сказать подробнее, поскольку приветствие в любом обществе имело особый статус.

    Когда-то в русском языке существовала особая форма приветствия, хочется думать, ещё не совсем забытая, правда, вышедшая из обихода. Бить челом. В народе частенько чело или лицо в более приземлённом, вульгарном варианте называют харя, хайло или хавало. И если говорят - “Бью тебе челом”, то одновременно подразумевают “низко кланяюсь” (лицом), или открываю лицо, снимая покров или головной убор, шелом. Всё это когда-то для удобства воплотилось в одно короткое сочетание. И, как мы убедимся, универсальное. Например, у японцев есть приветствие хай. Оно же одобрение. В украинском хай, или нехай, тоже означает одобрение. У немцев – хайль это приветствие. У китайцев – хао. У французов – чао. Хэйл у англичан. Еврейское  - шалом, у арабов - салям… Здесь произошла замена первой согласной. Кстати, английский праздник Хэлоуин, дословно - день всех святых лиц, имеет те же корни.

    Маркет – ярмарка (морковать, менять).

    Локис (с литовского) – медведь (лохматый).

    Баллада – красивая история о былых подвигах древних героев. Слово это традиционно считают нерусским, и видят его производным от английского ballar – песня. И всё же, корни в нём абсолютно русские. Бал – балагур, рассказчик, весельчак, болтун, и лада – хорошая, ладная, складная песня.

    Таких примеров, плавающих на поверхности, немало, и все они могут быть объяснены не только древним влиянием культуры, которую хочется назвать русской, но и вполне банальным цикличным взаимопроникновением. Это явление не очень заметно на первый взгляд, поскольку всегда растянуто во времени. Смешанные браки, туризм и прочее - всё это есть причины взаимопроникновения и синтеза разных культур. Чего стоит пример с религией, объединившей тех же тюрков и арабов. Нечто подобное произошло и с христианскими народами. В этом случае хочется провести может не новую идею, что в мире нет границ для сознания. Оно едино. Кто сегодня может точно сказать, каким был мир две тысячи лет назад? А десять? Почему одни народы мигрировали, а другие нет? И были ли это отдельные народы или отколовшиеся рода? К тому же у каждого народа может быть не одно, а несколько имён, и нарицательных и собственных, и все они о чём-то могут рассказать. К примеру, русских в Европе когда-то знали под именем венедов, а в Германии и по сей день называют коротко – вене. А где-то их называли винулами. Если не знать, как могло произойти это название, то можно легко согласиться, что сначала были венеды, а потом вдруг появились русские. Кто от кого произошёл, непонятно. Да и звучат венеды-винулы как-то не очень по-русски. Скорее по-немецки. Венеды, вендели, вандалы... Где кто, не понять. А кому-то как в поговорке: «Называй хоть горшком, только в печь не ставь».

 

                                                                     Эпифания [xxxi]

 

    Разговор о венедах был затронут совсем неслучайно, поскольку это действительно название русских в Европе. И если с этим согласиться, то нетрудно понять, почему русских так не любят в Европе, вернее опасаются, особенно если вспомнить "разрушенный Рим".

    Венеды - одно из славянских племён, упоминаемых в исторических хрониках, и с ними связано возникновение таких городов как Венеция, Вена, Лондон… Корень вен, несмотря на своё короткое звучание, очень многообразен в значениях. В словаре Аристова есть описание обычая, или традиции офеней, владеть особой формой гортанного произношения звуков, вызывая мощную вибрацию в атмосфере. О таком способе защиты упоминается и в китайской традиции, а также индийской. В древнем мире кое-кто всё-таки владел в совершенстве этим видом воздействия на человека, которое, при определённых условиях, превращалось в грозное оружие. Особенно когда за дело бралось целое племя. Делалось это особым образом, когда на вдохе всё женское население, встречая врага, произносило единый звук  зла. Звук этот вселял в мужчин чувство близости к своим предкам и безграничную отвагу. Ответный клич (зольн) -  вяне (преждевременная смерть), произведённый мужчинами на вдохе приводил врага в ужас и смятение. Буквально на физическом уровне враг лишался мужества, тогда как в теле оборонявшихся возникало особое состояние отваги и ненависти к незваным гостям.

    Здесь уместно вспомнить о мифических существах панах, образ которых появился, конечно же, задолго до того, как образовалась великая греческая цивилизация. Кстати, у славян паном называют уважаемого человека, и снимают перед ним головной убор, ну а если мы говорим о древности, то такое уважение мог иметь человек во всех отношениях особый, наделённый не только властью, но и силой. Подражая славянам-венедам своих уважаемых людей, а скорее всего всё тех же венедов, так же называли и немцы - дойче, только это у них не очень получалось, и слышалось как фон. Теперь это приставка к родовитым фамилиям в современной Германии. Как выясняется, у Пана исключительно славянские корни, и в доказательство, как пример, можно разобрать типично славянское имя Степан, с его вариантами - Стефан, Штефан, Эстебан, где корневые окончания пан, фан, бан, являются калькой более древнего – вен или фен. Это звуковое сочетание столь же лаконично и в арабской языковой среде, и имеет более звучную форму Бен, что так же придаёт носителю такого титула более высокий статус (Бенарис, Бен Гурион, Бен Лазар, Бен Ладан…). О том, что последняя согласная может менять звучание, говорит и забытая в русском  языке форма этого имени «Стива», сохранившаяся в английском варианте как Стив или Стивен, и где корень вен не утратил своего первичного звучания и является незримым мостиком к таким древним понятиям, как офене, славяне-венеды или венеды-финикийцы. Напомним, что и в египетской культуре, где Пан является самым древним из богов, его называли Бану, или Бену, и сопоставляли с фениксом. Столь же красочен пример и с греческой Афиной – Альбани, где бани, есть акцент на царственное происхождение богини. На этих примерах видно, как углубляясь в древность, неизбежно уменьшается количество богов, при этом все они поразительным образом оказываются родственниками, становятся всё могущественнее, фокусируя в себе, а точнее, возвращая в себя свою былую мощь и величие. Пример с фениксом (Бену) это красочно подтверждает, поскольку одним из фетишей этого божества является Ра, то есть солнце.

    Стоит ли повторять старую истину о том, что знания даются с усилием, особенно тем, кто к ним не готов. Знание, это прежде всего энергия или проще - по-русски – сила, управлять которой способны немногие. А ещё этот процесс творческий, где тесным образом переплетаются консервативность мышления и способность к абстрагированию. Именно это позволяет найти аналогии и культурные параллели там, где, казалось бы, их быть не должно. К примеру, корень пан  является частью фамилии Пандавов - героев древнего индийского эпоса. И если согласиться с тем, что Пандавы были ариями и пришли с Волги, то из этого может следовать, что они были потомками офеней. При этом важно знать, что и современный перевод этого корня даёт положительный результат, поскольку индийское гопан переводится на русский как пан. Там же в Индии сохранилась и документальная память об офенах-панах, а именно в Ригведах, в 108 гимне десятой мандалы, где рассказывается, а точнее, поётся о древнем народе пани, который проживает не где-нибудь, а на берегах Расы. Их первопредком авторы Ригведы называют Вала, от имени которого, вероятнее всего, происходит название Валдайской возвышенности и Волги. Конечно, имя их немного изменилось, но не исчезло. Однако в сознании арийских переселенцев это уже демоны, угоняющие коров на край света. В священных текстах их имя упоминается 20! раз. Но почему демоны? Почему этому древнейшему народу в Ведах даётся такая «не очень положительная» окраска. Вероятно, здесь имеет место огромная разница в мировосприятии, то, что традиционно называют религией. К этому следует добавить и духовный и физический уровень пани-офеней, сохранявших в недрах своего социума ту волшебную и непостижимую для сознания силу и способности управлять стихиями, которыми арии-переселенцы уже не владели, поскольку эволюционировали и неизбежно ассимилировались, то есть, видоизменились в результате длительного процесса миграции на юг. Надо сказать, что по мнению исследователей, комментирующих сей фрагмент этого известного литературного «памятника», имя Пани отражает мифологизированное представление о реальном племени, враждебном ариям второго тысячелетия до н.э. Быть может слово панка, переводимое с санскрита как грязь (физическая и духовная), есть также следствие того длительного и неизбежного сепаративного процесса, при котором пасынки – арии, создавшие Веды, уже не принимали мир глазами своих более древних родичей офеней – пани. Между тем корень пан продолжал жить и дал название целого континента, мифического материка, известного в древности как Пангея (земля панов), да и мир целиком именовался - эпифания. Столь же ярко отпечаталось оно и в общепринятом термине – пантеон, обозначавшем, по-видимому, совет главных богов или царей. Этих царей можно встретить не только на территории Евразии, но и на американском континенте, где одним из богов был Тупан, культурный герой у группы племён Южной Америки. В данном случае не стоит удивляться тому, как офенская традиция могла проникнуть на американский континент. Это дела давно минувших дней, и память о них сохранилась во многих традициях обоих континентов.

      Славянский Пан - это и первопредок китайского этноса Пань–гу, где окончание гу, всё тот же неизменный атрибут божественной сущности га, связанной с землёй. Примечательно, что в китайском языке одно из значений корня пань – извиваться, сразу напоминает о его змеином прошлом. Другое значение, правда, в более звучной форме, бань – бог, доказывает, что беглость гласных не случайность, а закономерность. И как пример имена, китайских богов - Бань-хэ, Бань-цяо.

      В тайской языковой группе бань – это дух хранитель. А ещё это Пань–гуань, божество, ведающее судьбами людей. Китайцы всегда изображали его в красном халате с магическим мечом, на котором было изображение семи звёзд Большой Медведицы. Присутствие северного созвездия на магическом мече не случайно. Оно отражало суть древней офенской традиции, связанной с формированием семейных пар и зачатием будущих, особо одарённых детей. Таких представителей офенского общества ещё называли сыновьями Большой Медведицы, поскольку период этот, в астральном понимании, приходился именно на это созвездие. Надо признать, что отношение китайцев к своей истории и мифологии, вызывает искреннее уважение, и не смотря на всевозможные культурные революции, китайцы свято хранят все имена, связанные с их прошлым, будь то боги или смертные императоры. Кстати, к вопросу о бессмертии у китайцев особое отношение, и здесь, по-видимому, без офеней тоже не обошлось. В мифологии «поднебесной» приводится несколько десятков названий тех мест, где обитали небожители, но самым популярным  и известным был остров Пэнлай.     

    Можно бесконечно спорить в вопросе о том, каково место мифов и легенд в реальной истории народов и государств, но то, что мифы, это самая надёжная шкатулка, сомневаться не приходится. Порой содержимое этой шкатулки перекладывается и перепутывается, забывается на долгие годы, покрываясь вековой пылью, при этом забывается язык, прежних обладателей содержимого. Но всегда по чьей-то воле эта шкатулка продолжает сохранять то, что ей наиболее дорого. Кстати одной такой шкатулкой владела знаменитая Пандора. Её имя греки понимали как «всем одаренная». Пользуясь ключом, который даёт корень пан, мы можем интерпретировать это имя как дар панов – офеней. Сразу приходит на ум ёмкая русская поговорка - пан или пропал (всё или ничего). В этот ряд можно поставить и греческое слово панацея (исцеление). Другой яркий пример хранится в мифологии пруссов. В культуре этого исчезнувшего славянского народа сохранилось название живого огня, получаемого во время особого ритуала. Имя этому огню Паникс. Следует отметить, что практически все ритуалы, существующие в христианстве, пришли из «язычества», т.е. из огнепоклонства, и потому, многие названия легко объяснимы с точки зрения офенской культуры. К примеру, ритуальный предмет церковного обряда паникадило более понятен по составу слова, если мы знаем что такое Паникс. Это чудодейственный огонь. Ритуал получения такого огня описал на страницах своего эзотерического словаря В. Аристов. Согласно сохранившимся преданиям, офене пользовались особыми линзами – хрусталями,  сквозь которые проходил солнечный свет. Как правило, их надевала на голову самая яркая представительница офенского общества, потрясая гостей не только эффектом воспламенения предметов на расстоянии, но и своей красотой. Память об этой красавице сохранилась в великом множестве народных сказок, в том числе и тех, которые положил на свои стихи А. С. Пушкин. [xxxii] Не понимая механизма этого ритуального действия «тёмные народы», присутствовавшие на подобных церемониях, воспринимали появление огня как дар богов. Впрочем, они не были далеки от истины, если под богом понимать солнечный свет. Здесь никак нельзя пройти стороной, пожалуй, одну из самых ярких культур, связанных с поклонением солнцу. Это зороастризм, распространившийся на территории Древнего Ирана. В Авесте сохранилось название священного огня, которому зороастрийцы, как и прусы, придавали первостепенное значение при проведении своих религиозных ритуалов. Этот священный огонь называли Спеншита. Для древних солнцепоклонников это был не просто огонь, а видимое божество, зримый образ огня, который древние не путали с прочими видами пламени. Спеншита был тем огнём, который одушевлял и животных, и людей. Особым образом возжигая его, древние иранцы – арианцы совершали литургию, которая называлась ясна. Не трудно увидеть в этом слове русский образ просветления разума, где ясность ума является одним из компонентов в слиянии с высшими стихиями света.

    Выделенный корень пен проходит красной нитью во многих религиозных образах иранцев – ариев. Один из них Спента–майнью, дух святости. Сразу обращает внимание  функциональная и типологическая близость этого образа ветхозаветному Духу святому. Его другие имена – Спандарамат, Исфандиар (Исфандияр). Как видно, во всех этих именах стойко сохраняется офенская «начинка», что не может не удивлять, поскольку этим образам не одна тысяча лет.

     Сразу заметим, что явление любого древнего имени или названия, это не случайная игра языка и губ в красивые звуки, а проникновение человеческого сознания в мир духа, где любому объекту или явлению есть звуковой аналог, матрица. Создание некого универсального образа. Вынесенное из этого скрытого мира имя, подобно Святому Огню у Гроба Господня вручалось как безценный дар достойному представителю общества, а после передавалось по эстафете, и неизменно трансформировалось в языковой человеческой среде. Так происходило и зороастрийской культуре, где в более поздний период эти яркие имена отождествлялись уже с конкретными героями. Иногда, эти герои рождались с особыми духовными качествами, присущими лишь богам. Постоянный эпитет такого героя – бронзовотелый, то есть рождённый в броне. В этом эпитете снова с лёгкостью угадывается славянский Кощей Бессмертный. Окутанный непроницаемой оболочкой – жизненной силой, развитой на протяжении многих жизненных циклов, этот герой недоступен для простого смертного. Показательно то, что Спента, в своём смысловом значении как раз и несло в себе функции источника особой жизненной силы. Этим источником, конечно же, был тот самый священный огонь (свет), которому поклонялись древние, и не только иранцы, но и прусы, и многие другие.

     Есть ещё не менее яркие образы, в которых угадывается древняя культура; у восточных иранцев, где Спанта уже божество земли. На среднем Иране это Спандарамат – прародитель жизни и олицетворение воздуха и земли. Память об этом божестве сохранилась в памирской мифологии. Кстати, современные исследователи отождествляют этот образ с литовским Свентосом. Впрочем, этот образ также близок славянской традиции, где свет и святость имеют одну исходную основу.

    Когда перечисляешь эти мифологические образы, возникает резонный вопрос: есть ли этическое и моральное право отождествлять их с деятельностью офеней, при этом опираясь лишь на звуковое сходство имён? Думается, что можно, но лишь в том случае, если рассматривать эти имена не только «по горизонтали», но и «по вертикали», сопоставляя культурные деяния и не ограничиваясь рамками какой-то одной культуры. Как пример можно сопоставить два абсолютно разных образа: Бен – средиземноморский, фетиш бога Ра (он же Феникс), и Бен – вьетнамского происхождения. В Индокитае с именем этой небожительницы связан миф о происхождении временного похолодания среди весеннего тепла. Разумеется, общего, с точки зрения сюжета, в этих образах нет, но надо понимать, что эти герои находятся не только в разных географических широтах, но и удалены друг от друга во времени. Тем неменее общее проглядывается, это божественная сущность образов, связанная с природной стихией, и отношение к ней первобытного человека. Эти образы могут быть ещё ближе, если брать в расчёт тот факт, что офени, где бы не проявляли себя культурно, были пришлыми, и наверняка не держали в секрете того, что приходили с далёкого севера. Так под воздействием живых рассказов,  в сознании тайцев мог сформироваться образ Бен, небожительницы, принесшей с собой временное похолодание.

    Сегодня уже невозможно представить той пропасти, которая существовала между офенами и аборигенами, и пропасть эта была огромной. Что говорить, если сегодня находятся племена, не знакомые с землепашеством или изготовлением ткани. Со временем эта пропасть будет уменьшаться, что и происходило на протяжении тысячелетий. При этом всю человеческую цивилизацию надо понимать как непрерывный процесс духовного преобразования, в котором развитие и души, и тела не имеет предела, и где на фоне этого развития может происходить столь же бесконечная деградация. Тогда и возникают образы героев в сознании общества, не сопоставимые с тем, что из себя представляет человек, а потом и их неминуемое обожествление и поклонение, сменяемое слепым фанатизмом одичалой толпы или забвением, как в случае с греческим Офионом или славянским Кощеем. Такие примеры есть во всех религиозных культурах, в том числе и славянской. И поскольку основным лейтмотивом данного повествования является проникновение в свойства самого слова, в его способность сохранять человеческую историю, то особый интерес вызывает именно название нашего народа. Существует немало вариантов возникновения термина «славянство», и первые письменные упоминания о славянах как о народе известны ещё в дохристианскую эпоху. Что же тогда понималось под славянами, при том что это, один из самых многочисленных народов древнего мира? Этот вопрос правомерен, поскольку любое имя народа есть осмысление его функций, способностей, особых наклонностей и т.д. Какими видели славян в древности, называя их славянами? Интересную версию на этот вопрос даёт в своём словаре В.Аристов, при этом, ссылаясь на ту самую офенскую традицию, которая чудом дошла до нашего времени. На сохранившуюся духовную практику, которую продолжают нести последние представители этого древнейшего рода. 

   Ещё нередко в русской речи можно услышать слово «завянь», то есть прекрати или замолчи. Слово «венок» имеет тот же корень и ту же смысловую нагрузку. Слитые воедино, зла и вянь, эти звуки превратились в одно слово - славяне, поскольку в стане чужих людей оно слышалось одним звуком, вызываемым панический страх и ассоциацию о народе в целом. Из этого можно сделать вывод, что в первичной форме “славяне” не являлось самоназванием народа, именем собственным, а было нарицательным, данным кем-то со стороны. Косвенно это подтверждается и тем, что земли южных славян ещё в первых веках новой эры называли Фанагорией, то есть землёй офеней. Этот пример вполне закономерен, поскольку земли крымского полуострова наверняка входили в состав древней митрополии. Кратко об этом в своём "словаре" пишет и В.Аристов. Невероятными выглядят другие примеры, доказывающие в который раз, что митрополия эта в древности не имела границ, и распространяла своё влияние в самые отдалённые уголки земли. Так необъяснимым на первый взгляд образом корень пан попал и в Японию, и тот, кто правильно произнесёт название этого государства, сразу явственно услышит и «увидит» наших далёких предков. В той же Японии, где свято почетают древние традиции, сохранилось и название священного огня (почти как у прусов) – бон.

     А теперь посмотрим как выглядят названия других государств, где присутствует офенский корень. В этот ряд с той же уверенностью можно поставить Албанию, Кампанию в Италии, расположенной на Апеннинском полуострове, Шампань во Франции,  Панонию, Бенгалию, Бангладеш, Бангкок, Пенсильванию, Испанию и даже, Беннин. В данном случае Африка не является исключением, и в ней также заметны следы деятельности офеней. Так в Беннине известно искусство бронзовых фигур, и кстати сказать, большая их коллекция находится в России. Это явление связанно с особым  обществом людей Ифу,  касты покровителей искусства. Вполне  вероятно, что люди  Ифу являются отпрысками офеней, и остаётся только удивляться, как эта каста сохранилась до наших дней.  

    На каком-то отрезке истории народы, тесно окружавшие офенское государство и подпавшие под влияние этой культуры, воспринимались как славянские, с утратой первичного смысла и функции словосочетания. Любопытен один исторический факт. Когда арабский путешественник Ибн-Фадлан,  в 922 году посетивший с дипломатической миссией Волжскую Булгарию, ее жителей определённо называет славянским народом, проводя принципиальную разницу между волгарами-славянами и руссами, которых он также видел на берегах Волги и описал их некоторые обряды. Книга этого замечательного человека почти тысячу лет была неизвестной для историков. А когда её жалкие остатки всплыли из небытия, то большинство исследователей дружно заявили, что «первый помощник посла» явно фантазировал, описывая своё путешествие на север. До последнего времени многие исследователи данного документа сходились в мысли, что Ибн-Фадлан был не просвещён в вопросе об этнической принадлежности народов, проживающих по Волге, путал или пользовался ошибочным суждением некомпетентных людей. Лишь недавно собранные воедино факты смогли подтвердить правдивость утверждений древнего путешественника. На самом деле под славянством на тот момент Ибн-Фадлан мог понимать не этнос как таковой, а культуру. Ведь никто не будет оспаривать тот факт, что современные болгары пришли с берегов Волги. Исторически это доказано. И, несмотря на то, что внешне они отличаются от русских, они всё равно славяне. Славянами их сделала общность именно древнего мировоззрения и общие учителя. В качестве примера можно взять имя булгарского царя, которого путешественник называет славянским, - Алмуш, где ал уважаемый, белый, мудрый, а муш, соответственно, мужчина. Читая древнюю рукопись, прежде всего, обращает на себя внимание тщательность описания быта волжских булгар и пытливое любопытство автора ко всяким мелочам.     

     Ибн-Фадлан вовсе не дилетант, каким его хотят видеть некоторые современные комментаторы, и перед путешествием, имевшим целью пропагандировать ислам в среде волгарей, он наверняка просветился в вопросах культурной и этнической принадлежности волжского народа. Ведь никто не станет оспаривать того факта, что в своё время это один из самых образованных людей арабского Востока. Именно поэтому его характеристика татар, русоволосых и голубоглазых, в немалой массе и по сей день, как никогда верна. Волжские булгары – славяне в своем древнем варианте, омусульманенные и частью ассимилированные кочевниками, но это не меняет сути. До возникновения современных религий, народы, населяющие территорию современной России, в основном имели общую культурную основу. Различия проявлялись лишь в той степени, какую накладывал, непосредственно, образ жизни и климатические особенности регионов.  В качестве небольшого отвлечения, и вместе с этим, расширения кругозора на данную тему, попробуем увидеть сходства того же татарского языка и русского, взятых из книги Е. Савельева «Древняя История казачества»:

    Ата – отец, русское «тата, тати, тятя, батя». Бабай – дед. У скифов папай – бог, отец. Казакый – поддёвка, казакин. Эшляпа – шляпа. Тасьма – тесьма. Платна – полотно. Жей – шов (шить). Сирьга – серьга. Май – масло. Гарчися – горчица. Крянь – хрен. Бяльсан – бальзам. Арыш – рожь. Богдай – пшеница (бог дай). Соло – овёс (солод). Карбыз – арбуз. Бакча – баштан, огород. Кабеста – капуста. Мяк – мак. Кабак – тыква. Патиус – поднос. Чайнек – чайник. Тярилька – тарелка. Каравать – кровать. Скамея – скамья. Учак – очаг. Пумало – помело. Ухуат – ухват. Чуйые – чугун. Лакан – лохань. Клять – клеть. Кыйма – забор (окаемлять). Амбар – амбар. Землянкя – землянка. Тяже – тяж (тянуть). Дуга – тугой. Невреб – погреб. Ат – лошадь, конь. Збруйы – збруя. Авень – овин. Кзау – кузов. Салам – солома. Начилька – носилки. Пудавка – пудовка. Алаша – мерин, лошадь. Кяжа – коза. Ана – мать. Ана каз – гусь, осетинское газ, этрусское – газ. Ата газ – гусак. Ана куркя – индейка. Ата куркя – индюк. Куке – кукушка. Ала карга – грачь. Яуз – злой. Пуль – пуля. Ядря – дробь. Алтын – золото. Тяньга – монета (деньга). Кляша – клещи. Стан – станок. Струк – струг (стружить) и мн. др.    

    Очевидно, что татарские слова в своём оформлении имеют тот же характер искажения, как и любые другие иностранные слова, включая также и английский, если сравнивать их с первичной формой русского языка. Мнение о том, что татары во время нашествия могли как-то повлиять на языковую культуру России нелепо, так же, как и мысль о том, что кочевые народы более развиты, чем землепашцы. К тому же в своём численном меньшинстве, наоборот, татары растворялись в русской массе и перенимали ее культуру. Причина близости языков не в привнесении одного в другой, а в исходном родстве. Может быть, поэтому одного из воинов знаменитой Куликовской битвы звали Челубей. В этом звучном имени легко угадываются типично русские понятия – чело (голова или лицо) и глагол бей. Сразившись с русским витязем Пересветом, Челубей навсегда остался в памяти как русского, так и татарского народа. В свете огромного множества исторических концепций и версий уже не так легко однозначно говорить, в каком родстве или вражде находились семьсот лет назад татаро-монголы и русские, но то, что у них были много родственного, в том числе и в языках, это факт. Не придавая этому особого значения, древние историки только фиксировали подобные факты. Вот, к примеру, мысли испанского учёного и купца по совместительству из г.Тортосы Ибрахима ибн Йа Куба, упоминавшего в своих заметках хазар, руссов и печенегов и относившего их к народам, говорившим по-славянски (якобы из смешения). Пусть даже это и так, но почему этим народам не говорить на хазарском языке, или печенежском. Не доказывает ли это особое свойство и функцию славянского – русского языка и того исходного родства, с коим вынуждены были считаться народы, частенько воевавшие между собой. В связи с этим обстоятельством уже не выглядит выдумкой усталого путешественника утверждение Овидия, который в живую общаясь со скифами и гетами, никак не мог различить их речь, понимая, что это один язык. Столь же лаконично заявлял и Геродот, утверждавший, что кимерйцы и скифы общаются друг с другом на одном языке, понимая под этим языком несомненное родство живущих по разные стороны Гипаниса (Кубани) народа. Это родство среди множества народов, населяющих территорию России, очевидно. Возьмём ныне несуществующий народ – половцев. Считается, что примерно к 12 веку они растворились в украинской среде, оставив последним типичное окончание своих имён – енко. Это мнение на страницах своих работ высказал известный советский историк Лев Николаевич Гумилёв. Сегодня основная масса украинских фамилий имеет это окончание, и никто и думать не хочет, что оно пришло от половцев. Пусть даже это и так. В этом случае уместно задать вопрос, откуда половцы взяли эту типично славянскую форму? Ведь енко можно читать и как янко, а это уменьшительно-ласкательная форма имени Иван. Такие янко (Иванко, Айвенго) в своё время «наследили» по всей Европе, включая Великобританию, а потом и в Северной Америке. Имя это вполне русское, без всякого заимствования из Библии. В своей укороченной форме – ян -  оно также существует и в китайской культуре, обозначая мужское начало. В другой своей форме – Ван, или Хуан, оно обозначает человека благородного и могущественного. Также его можно встретить во множестве фамилий, от чего, собственно происходит начало культуры семьи. В армянских  (Карапетян, Хачатурян, Григорян), грузинских (Кипиани, Мачавариани) и даже, в итальянских (Мастрояни, Модельяни, Лучиано…). Здесь же, в качестве дополнительного примера, вспомним имя одного половецкого хана – Ян Кончак.

    В своё время, передавая послания «учителей», Елена Блаватская назвала современную цивилизацию арийской. Исследуя эту цивилизацию с помощью языка, её можно было бы с тем же основанием назвать и русской, поскольку корень рус, как уже говорилось ранее, можно встретить практически во всех европейских языках, во множестве значений и в словах, подчас далёких по смыслу. В чём секрет этого феномена?

    Как пишет В.Аристов в своём словаре, во времена офеней на берегах Волжского бассейна русами называли, особых людей, учителей, дающих знания, изливающих дух света, наделённых особой миссией просвещения вдали от Родины. Этих просветителей готовили не одно поколение, постепенно накапливая в человеке его наилучшие духовные и физические качества. Примерно к четырнадцатому поколению человеческая аура преобретала идеальную окраску, а сам человек становился «подобным богу». Этих представителей офенского общества называли коротко рус, или сыновьями бога Ра, сеятелями света знаний среди «тёмных народов». Во время своих странствий рус считался бесполой личностью, и в знак преданности своей земле и её законам, рус давал обет не сеять произвольно своего семени в чужой стране. Таким лицом мог стать лишь тот, кто достигал высот понимания высшей стихии – света. Как доносит офенское предание - Познав всю глубину и ужас пространства, рус не ведал земных страхов. Обладая способностью «видеть» человека, он мог выбирать себе ученика, полагаясь на его внутреннюю суть, давать знание ученику, независимо от его половых признаков и расовой принадлежности. Так офенская мудрость проникала далеко за пределы волжско-окского региона.

     Из всего выше сказанного можно заключить, что русы были всегда. Даже когда распалась древняя цивилизация офеней, осталась традиция. Может быть поэтому ещё в 13 веке в Европе существовало Магдебурское право, согласно которому выборный правитель, князь, объявлялся русским, в то время как остальные, принадлежащие к тому же княжескому роду, считались князьями «простыми». Об этом же повествует удивительное повествование В.Карпеца, рассказывающее о трагической судьбе последних русских царей в Европе – Меровеях – Меровингах,[xxxiii] корни которых, как раз таки, и берут своё начала в офенах-русах. Род этих царей был уничтожен Римско-каолической церковью во времена «Карла-великого». Об этом же повествует Дж.-М. Уолес-Хэдрил в своих «Длинноволосых королях», указывая, что язык двора, состоявшего из меровингской династии был каким-то особым, непонятным как для римлян, так и для галлов. Язык этот некоторые исследователи данного факта назовут «енохианским». В контексте данной работы его смело можно назвать офенским, к тому времени, конечно же, всё ещё существовавшем, и не только в России среди офеней, но и в Европе. Ведь скоморохи-коробейники не знали границ, как не было их и для касты древних царей-русов. Кстати, особое, покровительственное отношение к трубадурам (те же самые скоморохи) неоднократно отмечалось со стороны Меровингов, о чём свидетельствуют европейские хроники. Здесь будет крайне любопытно и красочно одно историческое свидетельство, комментировать которое уже не будет ни какого смысла:

    « … я прибыл в Московию, обычно называемую Россией. Хотя я плохой грамматик, но, имея некоторые познания в греческом, я, используя сходство языков, достиг за короткое время понимания и свободного использования в разговорной речи их; славянский (правильнее было бы сказать: офеньский иль словеньский!!!) язык – самый обильный и изысканный язык в мире. С небольшими сокращениями и изменениями в произношении он близок к польскому, литовскому, языку Трансильвании и всех соседних земель, он может служить также в Турции, Персии, даже в известных ныне частях Индии».

- так, в эпоху просветительского иезуитства на Евростане и в эпоху торжества Великого Могола на Индостане, утверждал англоязычный сэр Джером Горсей, возглавлявший с 1580 года московскую контору «Русского общества английских купцов».

    Здесь же уместен пример с названием регентсбургских купцов в девятом веке, торговавших как с Русью за её пределами,  так и на её территории. Об этом в своих хрониках упоминает австрийский герцог Леопольд-5, называя их русариями (руссами-ариями). Русарии, это всё тот же склепок с древних носителей культуры офеней - русов. Скорее всего, в слове «русский» содержалось нечто большее, чем понятие о цвете или высоком социальном статусе. Традиция эта подразумевала особое отношение и ответственность русов перед остальными людьми. При этом в истории зафиксировано немало примеров, когда царь добровольно слагал с себя все царские полномочия и переходил в разряд жреца, понимая, что быть царём - это не привилегия, а великая ответственность перед народом, к которому необходимо испытывать бесконечную любовь. Эта любовь была взаимной и отразилась в формировании народного сознания особого «религиозного» представления о божественной сущности царей, и не только небесных, но и земных.   Может быть, это явилось причиной возникновения в сознании набожного европейского населения образа Санта Лючии, святой девы безграничной доброты и любви. А ведь Лючия - это не что иное, как звуковое искажение имени Русия или Руса.[xxxiv] Эту богиню под именем Русепы, древнейшей и могущественной покровительницы знали и древние хеты. Их герб в виде двухглавого орла стал символом Римской империи, и потому не случайно, что именно на римской почве возник образ Санта Лючии - Святой Русы. По инерции его отождествляют с христианским периодом, но что в этом удивительного, если рассматривать историю и религию как непрерывный процесс формирования сознания общества. Сегодня, когда мировое сообщество неизлечимо болеет сепаратизмом и готово лопнуть от распирающих взаимных претензий и зависти друг к другу, никому и в голову не приходит отождествить эти имена и признать, что русская цивилизация и русский человек, это самое уникальное явление в мировой культуре. Что рус, это не только значение цвета или социального положения, а особая функция, тысячелетиями закреплённая в генотипе, и способная проявлять себя при любых обстоятельствах.  Если не быть слепым, то её легко можно увидеть в менталитете русского народа, в его отношении к другим народам и культурам. Это отношение отеческое. И то, как относились русские люди ещё сто лет назад ко всем остальным, дома ли, на чужбине, прекрасно описал в своих повестях замечательный русский писатель Владимир Станюкович, совершивший кругосветное плавание с русскими матросами на корвете "Орёл". По его наблюдениям, ни один другой народ не имел столько терпимости и жалости к тем, кто попадал в беду на море, как русский матрос. То же самое можно сказать и о русских солдатах во времена Суворова. Никто никогда не заставлял этих солдат проявлять милосердие и сострадание к местному населению. Напротив, оно было естественным для русских солдат, поскольку являлось результатом тех духовных накоплений и традиций, которые культивировались офенами-русами.  Русы есть и сегодня, несмотря на то, что Россия уже не та страна, что была даже сто лет назад, и люди, её населяющие подчас не понимают, в чём смысл названия их нации и в чём смысл их собственной жизни. К сожалению, отток умов из государства продиктован сегодня уже не мессианской просветительской идеей, а вызван экономическими причинами, но, несмотря на это, Россия продолжает заполнять вакуум своей особой мировой идеей. К сожалению, в ущерб самой себе. 

    Сопоставляя имена героев, древних и не очень, их деяния и портретные образы, становится очевидным, что русы - офене основательно “истоптали” древний мир, оставив память о себе на многих картах Евразии. Вероятно, эта их функциональная особенность послужила поводом к тому, что руссов в древнем мире ещё называли спорами.[xxxv] Этрусская Троя – Илион, Персия – Поруссия, Пруссия, Боруссия; далеко не полный список мест, возникших при непосредственном участии руссов. О русах как завоевателях помнят в Средней Азии и на побережье Испании, хотя это уже были другие русы, известные как варяги и викинги, попросту отбившиеся от рук дружинники князей-руссов, такие как Аскольд и Дир. В Испании (884г) их знали как маджусов, то есть, русов, и отождествляли их с язычниками. Значит, громившие в Сивильи, занятой тогда арабами, еврейские торговые лавки русы уже не отождествляли себя и свою древнюю веру с новым экономическим режимом и мировоззрением продажной Европы, и боролись теми методами и правилами, которые им были даны как касте воинов - казаков. Вероятнее всего, их непримиримость и отвага в «темнее века» послужили причиной натравливания на Меровингов римской церковью Карла, и последующего уничтожения древнего русского рода в Европе. Несмотря на это русы продолжали отстаивать свою древнюю веру и обычаи как в Европе, так и в Азии, на берегах Каспия, где уже несколько сотен лет существовала другая религия – ислам. Это были уже далёкие потомки тех миссионеров, которых в древности уподобляли богам. Тем не менее, в десятом веке они самый могущественный народ в восточной Европе, сохранивший невероятный заряд энергии (пассионарность), позволившей им в который раз создать своё очередное новое государство – Россию.[xxxvi] Но это были уже другие русы. Превратившись из учителей в непобедимых воинов-завоевателей, они эволюционировали так же, как и мир, который когда-то создали. Но в древности, мигрируя в самые отдалённые уголки земли, они оставляли после себя знания, позволившие диким поеменам вновь обрести человеческое лицо. Сейчас трудно представить, как когда-то народы земли не умели сеять и пахать, воспитывать детей, ухаживать за престарелыми родителями. В то же время трудно вообразить, как кто-то из богов, спустившись с неба, вдруг научил древних греков или римлян готовить вино, выделывать кожу, готовить лекарственные травы. Давайте представим себе инопланитянина с фантастической внешностью и другим устройством кишечника и кровеносной системы. Чему же он нас научит, если всё земное ему чуждо. Это делали самые обычные люди, наделённые необычными способностями. Это происходило и в наше время, когда казаки под водительством Ерофея Хабарова учили активному земледелию амурских аборигенов в 16 веке. Заметим, что примерно в это же время, на другом конце земли такие же колонизаторы, залив землю индейской кровью, утверждали законы «жёлтого дьявола».

    Русы с божественной щедростью разбросали по земле семена знаний, которые сохранились в лексике и обычаях самых разных народов, будь то арабы или тюрки, расколовшиеся на множество родов. Возьмём таджиков. Язык этого народа совсем не похож на русский, и сами они далеко не европейцы. Но это лишь на первый взгляд. Если подойти ближе, отбросив религиозные догматы – налицо всё та же, арийская основа. А другой и быть не может. Даже если судить по одному лишь слову – день. В переводе на таджикский язык - рузи. И потому не случайно, что не только таджики, но и узбеки этим именем называют своих сыновей, подразумевая всё светлое и солнечное. А если внимательнее присмотреться к восточным нарядам, к ортнаментам, украшающим одежду и  архитектуру, то снова видим всё те же солнечные мотивы, пришедшие с далёкого севера.

    Сейчас всем проще пользоваться фабулой, что де с неба упала единая культура на все регионы земли. Такие выводы лишены здравого смысла. Ведь не досталась она многим диким племенам, населяющим сельву амазонки или джунгли Африки. Или тем же папуасам, продолжающим «поедать коленные чашечки своих собратьев». Вероятно, в древности русы проникали в среду и этих народов, но знания их, в виду этнических особенностей или климата, были утрачены. И всё же посев был сделан, и сейчас эти семена проросли в самостоятельные родовые ветви и каждый народ вправе гордиться этими ветвями, но ствол у них, как выясняется, единый. Казалось бы, что общего между славянами Поволжья и якутами, обжившими когда-то берега Лены, с её типично славянским названием. А ведь в культуре якутов существует много того, что делает её очень близкой славянской. Взять хотя бы пляски вокруг костра, хороводы и поклонение солнцу. Культура якутов (юкагиров) в каком-то смысле уникальна и очень древняя по происхождению. Так на якутской земле, в урочище Кихилэхе есть гиганские рукотворные статуи – аналоги скульптур с острова Пасхи, но более древние. Есть и пирамиды усечённой формы, длинной в несколько километров. Это своеобразные «места силы», почитаемые всеми якутами как святые, где происходят чудесные исцеления недугов практически у всех, кто посещает эти места. Любопытно, что согласно популяционно-генетическим исследованиям, проведённым В.В Фефеловой – якуты по происхождению не монголоиды, как принято считать, а европеоиды. В их языке выявлен древний (подпочвенный) слой лексики индоиранского происхождения. Антропологически юкагиры родственны лопарям и имеют единую древнюю уральскую основу. Эту идею, выдвинутую исследователем А.В. Чернецовым, поддержали лингвисты Ю.А Крейнович и А.Б. Долгополов. Сегодня якуты - оседлый народ и проживают примерно в таких же городах и деревнях, как и остальные жители России. Но когда-то якуты были кочевниками, и свои временные жилища во время кочевий называли урасами. Конструкция и форма этих жилищ напоминает трёхгранную пирамиду. Такие пирамиды в древности возводили офене, поклоняясь солнцу, а особая энергия, исходившая от этих пирамид, называлась расея. Взаимосвязь названий очевидна, но она не сохранилась бы, если бы якуты не имели сформированного и осмысленного мировоззрения, связанного не только с почитанием солнца, но и с пониманием жизни как непрерывного процесса развития человеческой личности. А ещё в культуре якутов существует особый ритуальный предмет – чёрон. Это вертикальная конусообразная чаша, имеющая в основании всё те же три небольшие опоры (тор). Для якутов это не просто ёмкость для чего-либо. Скорее наоборот, она всегда пуста и является в сознании этого народа вместилищем лучших человеческих качеств. Именно поэтому, в каждом доме, на каждом празднике всегда можно увидеть чёрон, причём самых разных размеров. От обычных, которые можно держать в руках, до огромных, украшающих площади. В Якутии нет такого человека, у которого не было бы своего чёрона, и это любимый и обязательный предмет каждого современного якута. Чорон подносят на свадьбу молодожёнам, наполняя его свежим кумысом. Но чёрон, это та же русская чара – особая чаша, вместилище лучших духовных качеств человека. В офенской культуре под чарой понималась именно человеческая душа, а те, кто формировал её, делал чистой и светлой, назывались чародеями. В славянской культуре сохранилось ещё одно удивительное слово и понятие, близкое якутскому чёрону, который, как правило, изготавливается из дерева. Это чур, языческий идол, сущность и функции которого сохранились в древней поговорке «чур меня». У офеней чуром назывался специальный, ещё не использованный кувшин, предназначенный для непорочного зачатия.

    Даже при беглом обзоре видно, что в Якутии, у народа, с непонятным для большинства именем – Саха, сохранилась память о чародеях, и не только через чёрон и многие народные традиции, но даже через само название. Саха - это ещё и земля, засеянная духовным семенем древними офенами. Идти по соху, обозначало передвижение по земле, где проросли ростки культуры. Так же называется атрибут странника (посох), древнее изображение которого можно встретить на всём протяжении Евразии. Саха это и сельскохозяйственный инструмент, с помощью которого культивируют землю. Кстати, у тех же татар сошник (плуг) назывался – сабан.

 

                                                                 Аналогии

  

    Мир устроен удивительно, и самым его ценным качеством является многообразие. Несмотря на это, человечество способно понимать друг друга и наслаждаться этим многообразием: танца, песен и музыки, ритуалов и костюмов, и в этом нисколько не мешает даже язык, то, что в первую очередь мешает в понимании друг друга. Но даже в этой пестроте речевых форм можно встретить общее. Возьмём слово “вата”. Вата не может быть не белой, и потому у англичан белое звучит как вайт. Ватами сегодня измеряют и силу света. И подвенечный наряд невесты – фата, тоже белая по цвету. Белым является и свет солнца, а так же свет в своём глобальном значении. Это наш мир со всеми проявлениями бесконечно многообразной жизни. Свет - это жизнь. Именно поэтому на латинском языке её называют вита. Жизнь всегда находилась на одной чаше весов со смертью, а она, как не удивительно, в представлении большинства тоже белая. Такой её представляли, а, вполне возможно, и видели жрецы Вавилона, называя Мардука, своего всесильного бога, духом смерти – белым царём. Может быть, поэтому белую ткань, которой закрывают раны на теле воина, называют марлей.  Откуда же такие совпадения?

    Woll – по-английски стена, но и в русском есть нечто равнозначное. Это вал крепостной. Почти в том же виде – дувал, это слово сохранилось и у тюркских народов, проживающих в средней Азии, обозначая крепостную стену, сделанную из глины. Казалось бы, абсолютно нерусское слово раввин; у иудеев это законодатель, человек определённых религиозных правили и норм. А по-русски - это равный среди равных или правильный человек, праведный, ревностный.

    Ходжа Насреддин – тот, кто много ходит, путешествует. Один раз в жизни каждый мусульманин обязан совершить хождение, хадж, в святое для всего исламского мира место, Мекку.

    smol - это маленький. И чико тоже мальчик, только у испанцев. Остаётся добавить впереди маль и будет вполне по-русски - мальчик.

    Вспомним, как звали в древней Греции человека, который совершал ритуал похорон? По легендам, этот человек перевозил через реку Стикс мёртвых в загробное царство теней. Имя этого человека Харон. Тот, кто хоронит. Второй корень этого имени, рон, также связан с землёй: борона, обронить, барон (землевладелец)… Когда-то ронами на Руси называли оборонительные сооружения, сделанные из дерева. Вероятно, они явились прообразом древних городов, которые с виду больше напоминают крепости. В русском языке все свойства и функции этого корня сохранились в слове оборона. Сохранились и города с этим корнем, например, Рона во Франции, Хеврон в Палестине.

    Немало знакомых звучаний можно встретить и в Библии. К примеру, плевелы могут быт пустыми семенами. Они же и выплеванные, или шелуха. Ещё более содержательным и понятным является место, на котором распяли Христа. Это Голгофа – лобное место. Здесь корень гол легко подходит к русскому слову «голова», и соответственно, к колу. Примерно такой кол и был «вбит» в самом центре Голгофы. Близкое этому корню слово калган, ныне порядком подзабытое, тоже обозначает «черепную коробку». Русское слово «дубина» у индийцев звучит как драбина, и это логично, особенно если ей дробить чьи-нибудь кости. У англичан по-русски звучит не только приветствие, но и прощание. «Баю-бай», - напеваем мы своему ребёнку перед сном. "Бай", - говорят, расставаясь, в Англии. Баян, баюн, баять (рассказывать) – слова, пришедшие из глубокой древности, и по-прежнему живущие во многих языках, в том числе и русском. Сноу - это снег. И ничего, что пропала согласная в конце слова. Послушаем сегодня, как глотают в столице не только буквы, но и целые слоги. Вот уж не видим, как под самым носом происходит эволюция языка. Ведь пропала у немцев в том же слове последняя буква (шнее – снег), а они как-то обходятся. Англичане тоже, любят недоговаривать. К примеру, их согласие ес, по-русски можно понять как ясно. Ноуз по-английски, нос по-русски, а нэс по-шотландски.

    В русском языке имеется несколько слов, обозначающих глаза. Это зенки, зирочки, очи. Наверное, имеются ещё варианты, но интерес вызывает второй, дающий возможность отождествить русский зрачёк с английским нулём – зеро. Но можно идти дальше. Если прочитать слово ноль наоборот, то выйдет ночное светило – луна, тоже круглая по форме. А луна, как известно, является символом женского начала, отчего возникает слово лоно.

    Бирз – берёза. Дословно – хозяйка леса, потому что бир - это брать, беречь, а рс – белый, если верить санскриту. Клаб – клуб, он же клубок, он же колобок и колоб, и глыба, и глобус, и даже хлеб. Цербер (царь бер)– трёхглавый пёс, в греческой «саге» о Ясоне, укравшем золотое руно. Конечно, не за куском овечьей шкуры, пусть даже золотой, когда-то приплыли аргонавты на Кавказ. Тогда всех интересовали знания и мудрость. А их можно было извлечь из текстов. И потому греческого героя интересовали скорее всего руны-письмена, а уж на чём они были написаны, наверное, было неважно. О том, что слово руна или руны, в первую очередь, обозначают информацию или тексты косвенно подтверждает русское слово врун. А вот волк, трёхголовый  Цербер, то есть царь волков, звучит вполне по-славянски. Особенно, если взять во внимание его необычное количество голов. Кстати, на Дону и сегодня волков называют «бирюками». Но и медведей на Руси также называли берами потому, наверное, что были они хозяевами лесной чащи. От этого имени и столица нынешней Германии Берлин возникла, являясь когда-то славянской вотчиной. Поклонялись медведю не только на севере, но и на юге, в греческой Аркадии, название которой происходит от баснословного божества Аркоса (медведя). На латыни оно звучит как урсус, и, по мнению В.Карпеца, является зашифрованной анаграммой (урс-рус), связанной с царским родом русских князей. Кстати, в новгородских землях, как выясняется, ещё в 7 веке был известен христианский монастырь святого Аркадия, который так и назывался – Аркадский. На его месте в поздние времена располагалась деревня Аркажа. Медведь всегда ассоциировался со славянским миром и Россией, и это неспроста. И не только потому, что на Руси их много, в то время, когда в Европе они живут лишь в зоопарках. В древности медвежьи лапы использовались как оружие молодыми офенскими женщинами. Они пропитывали огромные острые когти смертоносным змеиным ядом и пускали их в дело, когда кто-то из чужаков пытался выкрасть себе драгоценную невесту. Вообще-то образ этого мохнатого зверя как будто создан для консервации исторических деталей прошлого. Одна такая деталь уводит нас в индийские Веды, где описывается то, как воины  кшатрии состязались между собой одетыми на руки тигровыми лапами. Откуда у них появился такой опасный способ забавы? Ответ, как ни странно, хранится на севере, в культуре шотландских кельтов, которые называли кшатриев медведями. Всё дело в том, что истиной родиной кшатриев являлась не Индия, а берега Волги (Рахны, Ра), где тигры, как известно, не водятся. Зато здесь хватало медведей. Перекочевав во втором тысячелетии до н.э. в Индию кшатрии не забыли свои оригинальные способы развлечений, но для этого им пришлось приспосабливаться к местным условиям, и вместо медвежьих лам использовать тигриные.

   Современному обывателю необходимо знать, что воровство женщин было обычным делом для древнего мира. Для этого порой собирали целые отряды и армии, а делёж женщин приводил иногда к изменам и предательствам. Из-за женщин теряли рассудок и шли на верную смерть, десятилетиями осаждая города, при этом осознавая, что женщина - это не только удовольствие и наслаждение, но и продолжение рода, а точнее его улучшение. Именно по этой причине воры регулярно, из года в год приходили к берегам Оки и Волги, где их уже ждали напитанные ядом острые когти росалок. Одевая медвежьи лапы на руки, будущие невесты совершали фантастические и чрезвычайно опасны танцы вокруг костра, а когда кто-то пытался завладеть ими, то получал не то, что хотел.  Глубокие шрамы, оставленные на теле вора, формировали представление о русалках, как о звероподобных существах. Со временем суть ритуала забылась, но в основе его лежала традиция вбирания телом ночной и утренней росы при свете костра,  сопровождаемого дикими плясками обнаженных молодых девушек. Ритуал носил как духовный, так и физиологический характер, укрепляя тело и душу женщины, готовой стать матерью. В последствии, в славянских народах традиция эта реформировалась и превратилась в обыкновенный религиозный, языческий обряд под названием русалий. День Ивана Купала ничто иное как слепое продолжение древнейшей традиции офеней, а точнее, одной из сторон их быта.

    Как уже было сказано, в европейских языках немало доказательств присутствия русских корней. Некоторые из них, являясь частью названий, настолько известны, что воспринимаются как визитные карточки государств. Такие как: 

    Мулен Руж – Красная мельница. Это увеселительное заведение в Париже, и, если название перевести на русский язык, то Мулен - значит молоть, или мелить, изме6льчать, а руж – краса, украшенная, или красная. Ведь и девиц на Руси звали красными не только из-за сапог, в которых они красовались на людях. Красный, это и английское рэд, что значит радостный, и французское бордо, что можно понимать не только как бордовый цвет, но и  как родной, родовой, рделый.  Но красный может быть и малиновым. И тогда мулен можно перевести как малиновый – красный, а руж - как рушить, потому, что зерно ещё и обрушивают, а такие мельницы обычно называют крупорушками. Руж - это ещё и ржаной, и даже рыжий, и опять - рудрый, рделый, родовой. Надо согласиться с тем, что язык непостижим в этом случае, и, наверное, не мы с ним, а он играет с нами.

    Восторгаясь чем-либо, у итальянцев любят говорить – беллисимо. Англичане более сдержанны, и говорят вэл, делая первую согласную более мягкой. А ещё итальянцы преклоняются перед красивыми женщинами и называют их – «Белла». Почти также как в Ливане – биле, что значит девушка. Но ведь и на Руси красивых женщин называли белыми и белянами. И вынуждены были выплачивать дань татарам, разумеется, не беличьими шкурками, а красавицами. Тем, что в мире ценилось превыше всего. Было бы признаком тупоумия со стороны татар, умудрившихся завоевать полмира, ездить с телегой по деревням, с вооружённой охраной и собирать шкурки белок. Как будто это самый ценный пушной зверь на территории России. А почему не бобёр или лисица?

                                                       

 

    С экранов телевизоров нас всё время пытаются убедить в том, что ценнее всего в древнем мире считалось золото или то, чем можно украсить своё тело. Это не так. Самое ценное в мире людей – это сам человек, его мудрость и красота, его духовная сила и любовь, способная не только продлевать жизнь, но и делать её полной. Этими качествами обладала женщина, и в ней они ценились превыше всего. Именно по этой причине женщина всегда была главным объектом в работорговле.

    Совсем недавно итальянские исследователи обнародовали один поразительный документ, на основе которого были сделаны неожиданные выводы. Письмо матери одного зажиточного вельможи, в котором она настоятельно советует сыну приобрести будущую жену не где-нибудь, а на рынке рабов. Основными поставщиками рабов в Италии в то время были турки, пополнявшие рынок в основном за счёт русских рабов. В письме мать настоятельно рекомендует, чтобы сын приобрёл именно русскую рабыню, что, в конечном итоге, и было сделано. Документально известно, что покупка русских рабов была очень дорогостоящим занятием. Русские рабы всегда отличались выносливостью, они легко адаптировались на чужбине, а главное, могли практически всё делать. Исходя из этих качеств, живой товар из России ценился в десятки, а то и сотни раз выше. Итальянцы не считали признаком плохого тона брать себе в жёны рабынь из России. Женщину, которую приобрёл богатый итальянец из местности Винчи, звали Екатерина, и происходила она, по мнению итальянских исследователей, вероятнее всего, из кубанских казачек. Именно она родила богатому вельможе будущего гения, о котором впоследствии узнала вся Европа.

    На протяжении нескольких веков Европа регулярно пополнялась русскими рабами, за счет чего обновлялась застоялая европейская кровь. Этот процесс не прекращается и по сей день. Из России под разным предлогом вывозят и молодых женщин, и детей. Этим самым современная Европа пытается спастись от духовной и физической деградации, которая очевидна даже для непросвещённого. Возможно, что здесь действует коллективное бессознательное начало, на которое частенько ссылался Г. Юнг. А может, вступают в силу неизвестные обществу божественные законы равновесия. Как бы то ни было, природа не терпит пустоты, а потому звучит не новым идея о том, что в человеке уживаются два природных начала, одно из которых, если усердно трудиться и духовно развиваться, делает его равным богу, а другое, наоборот, животному. Как уже говорилось, в природе нет ничего застывшего, в том числе и в человеке. Вот почему так важно заботиться о своей душе и верить в высшее благо, которое в древности люди воспринимали как божественную сущность – бхага. Воспринимая мир как благо, древние учителя были его носителями. Это не могло не сохранится в генах основной массы русского народа. Может, по этой причине в большинстве русских людей сохранилась доброта и отзывчивость. Может по этому, наш народ по своей природе так доверчив, и не пропитан цинизмом и меркантильностью. 

    Конечно, нынешняя Россия уже другое государство, с другой ментальностью и верой. Со спившимися деревнями, засыпанными мусором окраинами городов, заевшимися банкирами и никому не нужными стариками. И в какой России мы живём сегодня, на этот вопрос пусть отвечает каждый самостоятельно. Дело не только в забытом православии и продаваемых за рубеж детях. Пристальное внимание к России, постоянное запугивание этим именем маленьких американских детишек, несомненно, имеет под собой глубокие корни. Сегодня лишь единицам известно, что на протяжении тысячелетий на Волге формировалась особая культурно-этническая среда, впоследствии распространившаяся по всему миру. Тогда это место было единственным, не затронутым глобальными изменениями, вызвавшими разрушительную мутацию в организме человека. Именно географическая расположенность и удалённость от основного очага разрушения вынудили оставшееся сообщество сформировать очаг будущей культуры в волжском регионе. И те, кто сохранял эту культуру, формировал духовные и физиологические качества в недрах человеческого тела и сознания, были носителями ещё более древней, глобальной общности людей, которых можно назвать первичными, изначальными. Из этой среды впоследствии выходили русы-учителя и те, кого называли данками, людьми, дающими свет знаний. Причем происходило это путём самопожертвования и самоотверженности, и тот рассказ цыганской старухи Изергиль, который мы все знаем со школьной скамьи, пересказанный Горьким, есть не что иное, как отражение забытой реальности, когда темное общество просветлялось за счёт внедрения в него разными способами особых людей. Кстати, образ жизни дореволюционных цыган, их кочевая жизнь и культурный уклад пересекаются с бытом и мировосприятием офеней-мазыков, особого сословия бродячих музыкантов внутри офенского общества, на что обратил внимание этнолог А.Андреев. Следуя этому предположению, можно согласиться с идеей, что старая цыганка через древние сказки и предания, доставшиеся ей по наследству, передавала реальную историю о древнем народе, потомками которого являлись и цыгане. Из среды этого древнего народа в разные годы выходили данки и русы – реальные герои древнего мира, способные жертвовать собой на благо своего рода и общества в целом. И не удивительно, что в той же Индии учителя и духовного наставника, читающего священные тексты, и по сей день называют «риши». Своевременно привести в пример имя одного такого риши – Ангирасы, являвшегося посредником между богом и людьми. Ангираса не просто риши (учитель), это великий риши. Его сыновья, полубоги, отличались дивным пением. Это особое качество играло в среде офеней-мазыков одно из первых мест в процессе формирования духовности учеников, поскольку напрямую связывало сознание человека с его эмоционально-чувственным восприятием. Именно через это восприятие человек способен воспринимать мир во всей своей полноте, а если воспринимать, то и управлять всеми его процессами. Иными словами – человек становился богом. О таком эмоционально-чувственном, «божественном» пении рассказывает в своей книге «Мир Тропы» А.Андреев, оказавшийся сам свидетелем удивительного обряда под названием «кресение». Тогда старые офенские женщины своим пением, в буквальном смысле слова, заставили всколыхнуться сердце этнолога. Эта «техника» подачи звука напрямую зависит не столько от самого голоса, сколько от духовности и способности певца проникнуть в самую суть песни. Возникающая в процессе пения вибрация и резонанс изменяли сознание слушателей, и буквально, просветляли сердца людей. Говоря языком Карлоса Кастанеды, сдвигали точку сборки, т.е., центр восприятия, где для человека открывался мир запредельный и неведомый, пронизанный светом сознания. Этой техникой в полной мере владели сыновья великого риши. В ведийской традиции Ангирасы обновляют мир, обладают особой жизненной силой и отличаются дивным пением.

    Для любого просвещённого человека должно быть понятно, что культура - это прежде всего язык. Именно с помощью речи происходит воздействие на сознание человека. Между тем язык Ангирасов уподобляли языку пламени, и не простому огню, а энергии животворящей, обладающей жизненной силой. Именно с помощью этой энергии древние герои «жгли» сердца людей. Ещё одной ценной деталью, сохранившейся в своей мифологической «окраске», является то, что сыновья великого риши родились в облике медведей и впоследствии стали звёздами Большой Медведицы. Эта традиция, как уже отмечалось, прослеживается и в древнем Китае. Примечательно, что происхождение имени этих героев в научной среде никак не объясняется. Про русский язык, как и следовало ожидать, опять не подумали. Даже не предположили, что народ, обладающий самым богатым языком, что признанно всем мировым сообществом, не может появиться в результате случайного смешения культур, скажем, греческой и тюркской. Таким же неслучайным является и происхождение название нации русского народа.

 

                                                      Откуда есть пошла земля Русская…

 

 

    В среде историков всегда существовал очень важный вопрос, на который по-прежнему нет вразумительного ответа: в чём принципиальная разница, если она существует, между русскими и славянами? И почему в одних случаях эти народы отождествляются, а в других разнятся? В том же арабском мире прекрасно знали, что русские и славяне есть одно и то же. Так Ибн–Хордабек писал, что русы – вид славян. В то же время Ибн-Фадлан отделял руссов от славян. Будучи с миссией на Волге в 922г. он говорит: «Я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились на реке Атиль. И я не видел людей с более совершенными телами, чем они. Они были подобны пальмам, румяны, красны». Не стоит обольщаться по поводу восторженного отзыва путешественника о наших предках. Не будем забывать, что Ибн-Фадлан видел не всех русских, а внешность, это ещё не повод для национальной гордости. Тем неменее высказывание арабского историка, безусловно, является подтверждением того, что ещё в десятом веке русы отличались от остального населения Европы и Азии.

    Как уже было сказано, русы были цивилизаторами древности, особой кастой проповедников, готовившихся не одно поколение. Имя это принадлежало определённой группе людей. По сути, это были избранные, которых воспитывали в особой духовной среде. Уходя с миссией в «тёмные народы», они в сопровождении воинского контингента, уже раз и навсегда покидали родные берега Оки и Волги. Пуская ростки офенской культуры и действуя согласно установленным правилам материнского социума, они незаметно делали эти народы продвинутыми и просветлёнными. Эти русы были носителями особых знаний и веры, без которых человечество, наверное, никогда не смогло бы иметь той духовности, которая сегодня присуща каждому жителю земли. Они, в буквальном смысле, несли свет в затемнённые души «тёмных народов». Являясь своего рода посредниками между светлым миром богов (зоной креста) и «тёмными народами», они были «носителями солнечного света», а значит, имя их могло звучать и как сыны бога солнца Ра – расын, расены или рашин, что более архаично, и в неизменной форме сохранилось в том же английском языке. Кстати, на востоке русских часто называли именно русинами, абсолютно точно передавая в звучании заложенный предками смысл идеологии и предназначения касты русов сеять свет. Процесс этот не мог быть быстрым, и одних русов сменяли другие. В то же время происходило просветление народов, в среду которых незаметно вживались русы, выделяя из неё учеников и последователей. Так появлялись свои национальные царские династии, а вместе с ними происходил и естественный процесс самоопределения наций и стремление к независимости. Точно так же возникали неизбежно противоречия между пришельцами или их потомками и коренными родами. Всё это происходит и сегодня, и прекрасно отражено в народном эпосе: финском, грузинском, славянском, индийском. Не случайно ещё в девятом веке основоположник жанра всеобщей истории богослов ат-Табари один из самых значительных своих трудов называет «Та,рих ар-русул ва-л-мулук» - «История пророков и царей», причисляя древних учителей ариев-русов (ар-русул) к числу тех, кто занимал самое почётное и ответственное место в социальной иерархии древнего общества. В то же время пришедшие на берега Каспийского моря русы, временно захватившие Бердаа, уже не воспринимались как цари и пророки. В них местные жители мусульмане видели лишь чужаков и грабителей. Нечто подобное происходило и с культурой древних нагов Индокитая, пришедшей когда-то с берегов Оки. Описанная в ведических текстах, она уже воспринималась как чужеродная и непонятная со стороны арийских переселенцев первого и второго тысячелетия до н.э. Очень похожая ситуация складывалась и на Ближнем Востоке, где северные земли уже воспринимались как варварские и отождествлялись с силами зла - Гогой и Магогой, князем у которых, как известно, был Рош. Напомним, что речь идёт о знаменитой 38 главе пророчества Иезекиилева, повествующей о нашествии на Иерусалим князя Роша, Мешеха и Фувала. Славянское прочтение этих имён, в частности, согласно древнему варианту Библии Острожской, - князь Росска, Масох и Фовель. Подлинность отождествления державы князя Росска с Россией засвидетельствована и Православной церковью через преподобного Серафима Саровского, который писал: «Грозное и непобедимое царство всероссийское, всеславянское – Гога и Магога,  пред которыми все в трепете будут. И всё это, всё верно, как дважды два – четыре».

    Несмотря на отрицательную окраску, которую даёт еврейский пророк, слово рош на древнееврейском языке обозначает ещё и главу (имеется в виду социальный статус – княжение). Разумеется, отождествление князя Роша с русскими очень не по душе тем, кто считает датой рождения русской культуры призвание славянами Рюрика на княжение. Столь же нелюбимы комментарии к происхождению имени Магог, под которым следует усматривать всё тех же русов, вернее их отдельной касты магов – маджусов, то есть огнепоклонников и волшебников [xxxvii], о которых красочно повествует и Геродот, описывая период греко-персидских воин. Уже тогда маджусы были изолированной религиозной группой, обладавшей, тем не менее, большим влиянием на представителей царских династий. Здесь следует высказать идею о том, что  взаимоотношения между маджусами, и теми же персидскими царями, могли являться следствием давней традиции, при которой одна группа руссов незаметно ассимилировалась и становилась той стержневой основой, вокруг которой формировалась будущая государственная элита, другая же, оставаясь закрытой, сохраняла свои древние традиции и обряды, и являлась прообразом своей первичной формы. Нечто подобное наблюдается и в индийской истории, где учителя риши (русы) обладали духовной властью над обществом, тогда как махараджи и кшатрии реальной физической. Но и те, и другие изначально являлись представителями одного культурного ядра. Это был своеобразный симбиоз, при котором происходила незаметная эволюция обоих культурных образований, и в то же время сохранялись древние устои офеней-руссов. Так, например, в государстве Урарту первых царей долгое время величали коротким именем Руса, а одна из столиц этого государства называлась Русаин. Официальная наука этот факт никак не объясняет, просто обходит стороной, без комментария, а местное население, оно живёт не историей, а сегодняшним днём. Но кое-кому известно, что сам Кавказ в древних текстах назывался Албанией. Сохранились и описания кавказских албанцев в древнескандинавских источниках. Вот что пишет о них автор сочинения «Народы-великаны» Снори Сторлусон: В великой Свитьод есть албаны, которые белы как снег, и цветом волос, и кожей, пока они не состарятся, у них золотые глаза, и они видят ночью лучше, чем днём[xxxviii] О том, что культурные предки современных армян были типичными европейцами, современная археология почему-то предпочитает умалчивать. О тех многочисленных археологических находках 60-70 годов с множеством типично славянских черепов, обнаруженных в захоронениях этого древнего государства. Ждут объяснения и образцы дошедшего языка, на котором разговаривали закавказские князья Русы. Их приводит в пример российский историк Владимир Щербаков, один из первых увидевший в письме албанцев типично русское звучание. Вот несколько примеров: ди – переводится как движение куда-то, по-русски иди. Ушт – направившись. В русском языке сохранилась аналогичная форма – ушед. Зади – строитель. Отчего зодчий, здание. Луту – люди. Матхи, переводится как женщина, или мать. Нулу – ничего, или ноль. Си – сидеть. Суини – небесный, но можно и синий. Суишини, переводится как величайший. Казалось бы никакой близости. Но если воспользоваться другим синонимом – всевышний, то признаки единства на лицо. Ерила – царь. Это очень показательный пример, характеризующий царей Урарту как славян, почитающих Ярило. Шерри – ряд, строка. Здесь по смыслу подходит слова шеренга, ширь. Пили – водопровод, но можно и поилка. Бар – сказывать. Русское тарабары-растабары, то же, что и рассказывать, беседовать. Ушинили – строить, выстроенный. В русском варианте  - учинить. Тзурин – ругать, или по-русски журить. Оскорбительный эпитет дурень как раз из этого семантического «гнезда».

     Конечно, находки можно спрятать в запасниках музея, или «потерять», а пример со словами признать не убедительным. Но как быть с названием столицы Армении – Ереваном. Даже сегодня, сквозь тысячелетия, в нём сохранилась память о Ваннах – арийцах. А если вспомнить древнее название крепости - Эрибуни, на месте которой появился Ереван, то оно напомнит и об офенах-албанцах. Кстати, в средние века, в Венеции, населённой самыми разными народами, и основанной когда-то венедами, албанцев без сомнения причисляли к роду славян. Коментарии историков по этому поводу как всегда сводятся к непросвещённости и лени венецианцев, не способных отличить македонца от албанца. Но если последние не возмущались слышать в свой адрес – славяне, то на это, получается, были веские основания. Уж кому, как не самим албанцам, в тот момент лучше было знать, славяне они или нет.

     Как известно, государство Урарту явилось продолжением ассирийской культурной традиции, и в связи с этим необходимо вспомнить одного из царей Ассирии - Ашурбанипала. В составе его имени легко вычленяются и читаются оба корня. Согласно данным словаря В.Аристова, ашурами в офенской традиции называли третьего ребёнка, наиболее ценного в семье и обществе. Как правило, именно ашуры наследовали основные духовные ценности офенского общества. Примечательно и то, что в ассирийском пантеоне богов, куда причисляли Ашурбанипала, эмблемой этого божества является крылатый солнечный диск. Кстати, одним из самых древних городов Ассирийского царства был Артабан. Заметим, что арта в санскрите обозначает правду, закон, истину.[xxxix] Этот же корень легко вычленяется из названия закавказского Урарту.  Не менее интересным будет пример с архаичным, древним названием кавказских гор, которые ещё именовались Карпенские. В канву приведённых примеров, связанных с офенской традицией и влиянием русов в этом южном регионе, следует вплести имя бога земли Урарту – Эбани. Земля эта с давних времён имела культурные связи с севером, что легко объясняется, если знать имя их культурных учителей. Ветви этой культуры также тянутся и в древний Шумер, где правил отец Гильгамеша, полулегендарный правитель Урука – Лугальбанда, чьё имя по-прежнему сохраняет память об офенах.

      Сейчас невозможно точно сказать, где в мифе реальный человек, а где его собирательный и обожествлённый образ. За четыре тысячи лет сознание людей сильно изменилось, и текст, взятый с глиняных табличек, воспринимается не так, как тогда. Нечто подобное произошло и на территории Китая, где имена богов тесно переплетаются с реальными людьми. Случай с Лу Банем интересен особенно. И если о Гильгамеше современный мир узнал сравнительно недавно, благодаря расшифровке клинописных табличек, найденным в двуречье, то Лу Баня не забывали никогда. Более того, этот удивительный бог и человек является покровителем плотников и строителей, и известен в разные исторические периоды, вплоть до 15 века нашего времени. Во всех случаях это бескорыстный  и щедрый герой, отдающий людям все свои секреты, что, надо сказать прямо, совсем не вяжется с особенностью китайского характера эти секреты держать в тайне. Лу Бань изобрёл для китайцев столярные инструменты, научил делать колесо для подъёма воды, а ещё, смастерил (прямо как в одной из русских сказок) деревянную птицу, не то сороку, не то коршуна, на которой летал его отец. Любопытно и то, что по одной из легенд, в сорок лет он удалился в горы изучать секреты магии.

    Конечно, не так просто согласится с идеей общего культурного поля в древнем мире, при этом  Китай считать во всех отношениях не похожим ни на что. И всё же, хочется верить, что в контексте высказанных предположений о едином культурном стержне у читателя сформировалась положительная оценка данной гипотезы. Даже тогда, когда в пример ставятся представители удалённых на тысячи километром и лет культур. Таких как культура Китая и африканских племён, приводимых ранее. Может быть, для «въедливого» читателя покажется необоснованным знак равенства между фон греческим, фонио африканским и фань китайским, но этими примерами никто заканчивать и не собирается. Процесс собирания «разбитых стёкол» только начинается, и читателя ещё ждут новые и неожиданные открытия. В свете этого процесса любопытен ещё один удивительный пример с царской ипостасью офеней, взятый из африканской культуры, где  на территории Дагомеи, члены царской семьи с давних времён именовались детьми леопарда и назывались коротко Уфон. Почему именно леопарда, притом, что ранее говорилось об особом почитании древними, скажем, змеи. Этот вопрос особенно интересен, и раскрывая глубинный смысл древнего мировоззрения, прокладывает мостик уже между Африкой и Америкой. Но об этом уже в конце повествования.

   Анализируя явление феномена офеней, необходимо осознать, что причина живучести традиции, связанных с их деятельностью лежит не в политической плоскости, и даже не экономической, столь популярной среди псевдо историков голливудского толка, а культурной, где влияние учителей-русов имеет поистине глобальный, космический масштаб. А потому возникает по-своему крамольное и абсурдное предположение, что не боги создали людей, а наоборот. И не в переносном смысле, а в действительном, прямом, и кем бы не являлись древние боги в сознании людей, и какие бы стихии они не олицетворяли, имена их когда-то принадлежали людям. Вспомним о Мардуке – Белом царе Вавилона. Пусть это абстрактный и даже космогонический образ, возникший в результате длительного процесса осмысления бытия, и сегодня у профессионалов-комментаторов найдётся немало терминов и концепций, объясняющих религиозные заблуждения древних жителей Месопотамии. Вопрос даже не в причине возникновения мифа или образа, а в имени, способном выполнять роль волшебного сосуда, для всего содержимого.  Его звучание и содержательность и, как следствие осмысление сознанием делает его близким и понятным и даже, необходимым в повседневной жизни древнего человека. В свою очередь это гарантия того, что даже при сменах социального устройства, влекущих неизбежно инверсию образов, имена героев сохранятся. Как в случае с женой Мардука, главной богиней Вавилона, чей образ вполне человечен и осязаем даже для современного понимания. Эту богиню звали Царпаниту (Сарпанита), «сверкающая серебром». Офенская этимологическая основа этого имени видна невооружённым глазом: цар – зарь, пан – офен. Не менее понятен и человечен этот образ под своим вторым именем – Эруа (арий), где её воспринимали как создательницу семени и помощницу при беременности и родах. Совсем не случайно её сближают с образом богини-матери. Но этот-то образ не абстрактный, а вполне реальный, и его можно сопоставить с  офенскими  – Карга, Макуша, Вашина и далее по эстафете в другие культуры к другим именам, к таким, как индийская Махадева. Кстати, дева (диво), в представлении древних ариев Индии – это «сияющее существо», божество, дающее благо (сравним с латинским dues - боги).

    Со временем вместе с офенскими именами, оставленными русами и постепенно трансформированными, в многоликой языковой среде появляются и государства с родственными названиями, такими, как Албания, Испания, Армения, или Грузия, или Пруссия. В последних, если не учитывать первую согласную, опять-таки, слышится Руссия. Слышится она и в названии самой высокой горы Кавказа – Эльбрусе. И не удивительно, что по сей день, особенно на Северном Кавказе,  мальчикам любят давать имена Руслан и Рустам. Кстати, своим характером грузины мало чем отличаются от русских, особенно, если брать в пример их имперские замашки и любовь к бражничанью, пению и танцам. Показательно, что древнее название Кавказских гор – Карпенские, так же сохраняет в себе память о руссах-офенах (фен-пен), влиявших непосредственно на народы, с которыми они тесно соприкасались. Эта традиция не прерывается и по сей день, позволяя совершенно разным этническим образованиям Кавказа уживаться между собой. Так же как и на примере с Индией, это могло произойти лишь в рамках единой «империи». В центре таких империй с самых древних времён неизменно находились русы-офене, уже ассимилированные, но по-прежнему продолжавшие нести в массы основные этические принципы и сохранять культурные традиции своих далёких предков. В это же время не прекращалась жизнь на первичной родине офеней, о которой никогда не забывали ни в Шумере, ни в Греции, ни в Египте. Там, на Волге, в сформированных ранее родах, тоже текла жизнь своим чередом, а племна постепенно оформлялись как самостоятельные, сохраняя при этом генетическую память и предрасположенность к офенской культуре, которую также в сознании воспринимали как культуру русов – первых учителей. Вот почему варяги – русы, во главе с Рюриком, в славянских племенах видели Русь, и об этом не умалчивает древняя летопись. Само слово офене со временем трансформировалось в понятие венеды и славяне, что суть одно и то же, всплыв уже в современной истории в средиземноморской цивилизации, описанной и Гомером, и на страницах Библии. Особенно красочно комментирует события этого периода известный российский историк и философ Анатолий Абрашкин в своей работе «Средиземноморская Русь – великая цивилизация древности». Многие приведённые им факты, связывающие воедино этносы и культуры «Библейского периода» шокируют даже просвещённого читателя. Но это лишь только потому, что описывают лишь несколько последних временных слоёв истории, где русы–офене фигурируют уже под другими именами: Арсава, Русена, Разена, Арзи, Рутен, Вантит, Венет, Венеды…. Такое большое количество названий одного и того же народа есть парадокс. В первую очередь это можно объяснить разными историческими документами, в которых наши предки или потомки наших предков смогли отметиться. Второе – языком, зачастую искажающим не только звучание, но порой и смысл. И в третьих – временем, в течение которого происходило неизбежное растворение офеней в разно-этнической среде. Но сколько бы его ни утекло, русы всегда знали, где их историческая Родина, и связь с ней никогда не прерывали. Её боготворили, посвящали лучшие стихотворные произведения как в Вавилоне и в Египте, так и в Греции. Чтобы поверить в это, даже необязательно знакомиться с сохранившимися «текстами» исчезнувших цивилизаций. Можно просто войти, отбросив предвзятость и научный пафос и критический подход, в мир сказок и эпосов, где герои всегда уходят в тридевятые царства, завоёвывают их без единого выстрела и всегда возвращаются оттуда с красавицей невестой.    

    Возвращаясь к теме различий и родства славян и русских, можно однозначно заявить, что славяне - это те же русские, то есть, народ, приобщённый к культуре русами-офенами, которые, по вполне понятным причинам, никогда не составляли большинства населения, ни в Европе, ни в Азии… Но на своей первичной Родине, в Поволжье они смогли оставить после себя огромное «засеянное семенами культуры» поле, которое по традиции мы и называем славянским миром. Разница в том, что славяне, на момент их появления в исторических документах, были как бы застывшим отливком с древней офенской формы, слегка покрывшимся застоялой патиной времени, сохраняя в себе те особые национальные отличия, которые заметны и по сей день. Именно поэтому славяне всегда склонны к самоизоляции и сепаратизму и ревностно охраняют свои культурные традиции. В отличие от них русы-венеды всегда сохраняли единство, при этом постоянно трансформировались и обновлялись, возрождаясь, подобно птице Феникс, и, возможно, в этом как раз и лежит то рациональное и магическое начало всей русской, а значит и мировой цивилизации. Это движение обновления не прекращается и по сей день, и сегодня в него вовлечены и народы Африки, заполонившие Европу, и азиаты, не дающие продохнуть России. Но это и есть исторический процесс, и выйти из него уже человечеству не под силу. Однако по этой причине следует задать вопрос: будут ли русские играть в нём хоть какую-нибудь роль?

    На это должен ответить каждый в отдельности, если причисляет себя к русской культуре.

 

                                                                  Первопредки

 

    Когда-то в первобытном обществе бытовало поверье, что в особые годы река может подарить младенца. Таких детей называли даром речной богини, а иногда и сыновьями реки. Эта традиция зафиксирована по всей территории Евразии, начиная от берегов Сены и до самого Амура.

    Как правило, из таких младенцев вырастали впоследствии герои. Ещё в детском возрасте они  проявляли особые духовные и физические качества, выделяясь среди других представителей племени. От этих героев вели свои генеалогические линии аристократы и царские фамилии во многих государствах и культурах. Кто мог в древности делать такие щедрые подарки? Если видеть в этом явлении реальные события и не относить их всё к той же народной фантазии, без которой, разумеется, не обходится не один «сказочный» сюжет, то налицо одна из скрытых, но очень эффективных форм просветления со стороны более высокой культуры. Согласно преданиям, сохранившимся в офенской среде, таких детей в течение длительного времени готовили офене. Генетическая наработка многих поколений в таких личностях проявляла себя с раннего возраста и делала их впоследствии вождями с божественными качествами. Об этом хорошо были осведомлены не только в Древнем Египте или Ассирии, но и последующих исторических эпохах, где императоры, нисколько не стесняясь своего несовершенства, причисляли себя к божественным родам. Они знали не понаслышке, что человеческое тело способно долгое время хранить в себе гены тех уникальных личностей, которые действительно творили историю. Вот почему сегодня многие гордятся своими древними родами. Вот почему среди нашего общества, даже сегодня, неожиданно появляются гении. Всё это не от Бога, а от наших предков. Сейчас мало кто задумывается о том, как ещё тысячу лет назад на Руси одним топором строителям удавалось создавать величественные памятники деревянного зодчества. В походных условиях, буквально на ходу, обычные казаки сооружали крепости и церкви, и не где-нибудь, а за Полярным Кругом в Сибири. Не владея, быть может, в полной мере грамотой, наши предки практически в каждой деревне украшали свой быт так, как сегодня может позволить себе лишь состоятельный и продвинутый в искусстве человек. Не обучаясь в академиях, неизвестные мастера создавали такие иконостасы в деревенских церквах, на которых сегодня базируется академическое образование. Что это? Искажение реальности или наша переоценка ценностей и завышение собственной значимости? Сегодня в школах России, да и не только, создаются особые программы для духовного развития детей, специальные школы с углублённым изучением предметом, но они не работают в большей массе, и школьники зачастую не понимают предельно простых понятий. Они так и говорят, что не понимают. Не видят объёма и боятся что-либо придумывать, не слышат и не чувствуют музыки, не хотят петь, не могут найти взаимоотношений цветов. Не способны достичь того, чему ещё сто лет назад могла обучить деревенская женщина, готовившая свою дочь на выданье. Для большинства детей, особенно городских, это просто недоступно. Обычный пастух свободно мог сплести не только лапти, но и смастерить дудку и даже скрипку и играть на ней в праздничные дни. Вспомним быт простого крестьянского мужика, который летом пахал землю, а в остальное время промышлял, и не чем придётся, а чем хотел. Посмотрим на русские промыслы: самовары, сапоги, игрушки, гжель, кружева… Список бесконечный.

    Наше современное общество настолько оскудело и унифицировалось в городах, что говорить о развитой многосторонне личности не приходится, и чем дальше мы от своих корней уходим, тем неустойчивее становится наше существование - это очевидный факт. И дело не только в том, что падает культура народа, неразрывно связанная с интеллектом нации, а сам интеллект без духовной основы больше похож на пустой кувшин. Дело ещё в том, что при исчезновении национального самосознания и идеи мельчает душа человека. Уменьшается как шагреневая кожа, в прямом смысле, отчего человек делается ничтожным, малодушным, неспособным не только на подвиги, но также и на простое обучение. А это есть следствие утраты ранее наработанных духовных качеств. Оглядываясь в прошлое, становится очевидным, что древний мир был более гармоничным и значительно мудрее и богаче нашего. Но тогда почему приходит на ум старая прописная истина о том, что дети должны быть лучше своих родителей. Вероятно, эта истина возникла там, где за каждым ребёнком стояло целое общество, следившее ежеминутно за развитием человека, и не было ничего на земле, что было бы ценнее души ребёнка. Но истина эта сошла на нет ещё в эпоху расцвета древнегреческого искусства. Уже тогда старики ворчали на молодёжь, отмечая, что мир катится «ко всем чертям» из-за того, что дети не уважает старших и не способны на былые подвиги. Сколько же было накоплено предками и сколько растеряло человечество той мудрости и божественного света, если мы до сих пор ещё что-то находим хорошего в себе и переживаем за то, что мир продолжает куда-то катиться, а молодёжь всё также не оправдывает надежды стариков. И это горькая правда, а не иллюзия и заблуждение современников.

    Именно мудрость и предусмотрительность вынуждали офеней расставаться с лучшими представителями своего рода. Дарить соседним, миролюбивым племенам младенцев, причём не простых детей, а самых лучших, будущее которых уже было предсказано кудесниками и волхвами задолго до их появления. Вспомним хотя бы факт из библейской истории, когда к ногам сестры фараона приплыл плотик с младенцем, будущим вождём иудейского племени Моисеем. Как уже говорилось, подобное явление в древности было не таким уж и редким, и история знает не один только пример с будущим патриархом иудеев. Подкидышем был герой шумерского эпоса Гильгамеш. В корзинках по реке приплывали в разное время и Саргон, будущий правитель ассирийской державы, и Ромул, и Парис. На плоту приплыл и солнечный Кришна. В лодке, при невыясненных обстоятельствах, прибило к берегу будущего основателя датской королевской династии Скильда Скёнинга. Таким же чудесным образом берёт своё начало и японская императорская фамилия. В тыкве приплыл основатель корейской царской династии. Примерно о том же повествует манчжурский миф о Букури, где мальчик, приплывший по реке к людям, был воспринят как посланец богов. Сразу же после рождения он стал говорить, и до сего времени считается прародителем императорского дома Цинн. О найдёныше сверхъестественного происхождения повествует легенда джунгарских и дербенских княжеских родов, где сохранившееся имя первопредка – Чорос. Это имя в полной мере свидетельствует о том, что в древности люди прекрасно понимали, от кого получают такой дорогой подарок. И всё это сохранилось в народной памяти, самой надёжной и неподкупной как нечто поразительное, поскольку было связанно с особым, поистине божественным подарком. Такое происшествие не могло быть случайным, и его, наверняка, тщательно готовили заранее, создавая для этого все необходимые условия и благоприятную почву, на которой должно было прорости драгоценное семя. И в этом случае Конфуций, размышляя о Дао, божественном пути совершенного мужа, был абсолютно прав, утверждая, что совершенная мудрость, как и уготованный путь, даётся человеку с рождения. Заметим, что смысл слова Дао лучше и легче понять именно с помощью русского языка. Герои, получившие от рождения такой путь, известны в истории, пусть мифологизированной и даже сказочной. Это лишь облегчает задачу общества для восприятия их поступков и подвигов. Это и Персей, и Тесей, и Одиссей, и Моисей, и мн. др. Показательно и то, что в этих именах сохранился русский корень сей, что значит «сеятель». С этим значимым понятием были знакомы и в Риме, где богиню посева таки и звали – Сея, заимствовав его, по всей видимости, у этрусков. Сеятель, он же и отец, что на латыни так же однозначно – феос (теос), или фей. Не случайно и то, что в русских именах корень сей очень популярен, и такие имена, как Федосей, Елисей, Евсей, Онисий, Геласий, Анастасий, Афанасий, Алексей и даже, Енисей, сформированы именно под влиянием смыслового значения этого корня. И далее с изменением согласной - Орфей, Эврисфей, Ярофей, Филофей, Маковей, Соловей, Феодор, Феофан, Теофил и т.д.

    Впоследствии потомки офеней как носители культурной традиции занимали высшие посты управления в государствах, отчего за ними закреплялось понятие – сиятельство или светлость. Подчёркивая это качество, знатные вельможи порой шли на ухищрения, посыпали лицо пудрой, одевали золотые короны, белые парики и пр. В расчёт шло всё, что могло поднять авторитет, и вселить в сознание толпы мысль, что перед ней особа высшего порядка, наделённая не только властью, но и мудростью. Той мудростью, которая позволяла управлять длительное время Египтом или Шумером, создавая условия для мирного сосуществования самых разных социальных и этнических групп в едином живом организме.

 

                                                                «Непорочное зачатие»

 

    Теперь о том, чьё появление в обществе заставило перевернуть всю идеологию и устои древнего мира. Это Иисус Христос. В контексте будущих и неожиданных выводов есть повод упомянуть нашумевших авторов “новой хронологии” Фоменко и Носовского и одну из их работ “Царь Славян”. Это исследование ставит несколько иные задачи, но общие точки соприкосновения, особенно касаемо славянской подоплёки, будут прослеживаться.

    Известно, что Иисус Христос появился в недрах израильской, Ближневосточной земли, и когда речь заходит об этнической принадлежности Иисуса Христа, то тема эта становится наиболее сложной для однозначного толкования. В современной истории нет другой такой личности, вызывавшей так много споров, поскольку тема напрямую пересекается с интересами иудейской касты. Именно касты, а не народа. И если сегодня этнические границы любого народа стёрты, то правильнее будет инициировать ортодоксальных иудеев как обособленную религиозными рамками касту, живущую по особым законам,[xl] которые во многом противоречат жизненным принципам всего остального сообщества. Вторая не менее сложная проблема связанна с тем, что образ Христа является главным символом веры для огромного числа людей на планете, в том числе и для русских. Именно поэтому затрагивание этого образа, или личности, делает данную тему наиболее «щекотливой».

    Все знают, что согласно Новому Завету, рождённый от Святого духа, Иисус пролил свет истины, а точнее знания о едином для всех боге, т.е. благе. Нет смысла в тысячный раз пересказывать сюжет Библии. Задача в другом. Доказать или высказать обоснованно идею о том, что Иисус Христос был прежде всего человеком, а не богом. В конце концов, ещё никто не дал точного описания и определения того, что такое бог, и есть ли он вообще. Поэтому лучше следовать доступным для человека принципам здравого смысла, исходя из идеи, что и мир бесконечен, и человеческим возможностям нет предела. А потому все зафиксированные деяния Христа есть признак не божественного, а человеческого, но непостижимого умами в среде заурядного и непросвещённого общества, какими были разложившиеся к тому времени израильские рода или кочевые племена семитов, к тому же опутанные сетью религиозных догм фарисейского сословия. Какими является и по сей день подавляющее большинство населения земли.

   Обращает на себя внимание тот факт, что в своё время фарисеи не считали Иисуса своим, т.е. евреем, поскольку он не обучался в еврейских школах. Этот эпизод христианской хроники достаточно известен, а, следовательно, идентификация Иисуса Христа как еврея есть поздняя подмена и чисто политический, рекламный ход для поднятия авторитета иудеев среди мирового сообщества. Однако обстоятельство это почему-то не мешает православному миру считать Иисуса своим, - голубоглазым и светловолосым Царём. Воочию эта любовь проявилась в тысячах надписей на распятиях, в старинных православных церквях, где древним русским языком начертано – Иисус Царь Славы. На эту деталь  обратили внимание авторы «новой хронологии».

    Если одним разом забыть про сотни имён мифологических и «сказочных» героев народного эпоса, то для обывателя возникает вполне резонный вопрос: откуда мог взяться феномен Иисуса? Один из самых спорных вопросов - это внешний облик Христа, не вписывающийся в традиционное представление о современном ближневосточном этническом типе людей.

    Сегодня учёную среду не убедить в том, что Иисус был этническим европейцем, светлым и голубоглазым, основываясь лишь на свидетельствах, взятых из Нового Завета. Гораздо легче убедить толпу в обратном, забывая о том, что событиям уже две тысячи лет. А за это время этническая составляющая региона может серьёзно измениться. Воспользоваться случайным черепом и на основе его реконструкции убедить общественность в том, что Иисус был как две капли воды похож на бывшего обладателя найденных костей. Это-то как раз и не логично, поскольку речь идет об особом человеке, которого не могли не выделить из общей массы. И раз Христос был объектом пристального внимания, то его описания не могли носить случайного характера. Более того, присутствие типичного для семитов черепа совсем не говорит об этом этносе как единственном на берегах Иордана. Впрочем, образ этого удивительного человека однажды всё-таки был зафиксирован в истории. Об этом пишет Евсевий Кесарский в 462 году. У него мы узнаём, как эдесский царь Авгарь обращается к Иисусу с мольбой о помощи, и просит излечить его от страшной болезни, посылая к нему своих послов, среди которых находился художник Ханнан. Описывая внешность Христа своему царю, художник говорит, что человек этот светел и прекрасен лицом, у него голубые глаза и волосы цвета спелого ореха.  У Ханнана никак не получался рисунок, и тогда Иисус взял в руки холст и приложил к своему лицу. Именно этот холст с отобразившимся ликом был предъявлен царю Авгарю, который, как свидетельствует сирийская хроника, в скором времени излечился от своего недуга и сохранял его как святую реликвию (от чего, по-видимому, и появилось это понятие) и сохранял долгие годы. Возможно, этот исторический сюжет оброс со временем волшебными подробностями; этого мы не знаем, но факт того, что послы Авгаря видели Иисуса и, как могли, передали его внешность, следует всё же, признать за правду. В свете этих подробностей необычно и то, что этот холст с нерукотворным изображением назывался Святым Убрусом, что в который раз возвращает нас к древнейшей корневой основе рус.  К великому сожалению холст этот исчез, но послужил основой для написания огромного количества канонических образов Христа, называемых Спасом Нерукотворным.

      К сожалению, сегодня силами искусства, особенно когда за дело берётся Би-Би-Си или Голливуд, всеядную толпу можно убедить в чём угодно, даже в том, что предками египтян были инопланетяне. Конечно, туман вокруг личности Христа был напущен ещё тогда, когда синоптики стаптывая последние башмаки или подошвы, воодушевлённые новыми идеями, сообщали народу о новом мессии и грядущих переменах. Верили, разумеется, не все, но те, кому чудеса были по душе, старались тут же передать их другим, при этом, не скупясь на приукрашивания. И это естественно, поскольку субъективность восприятия непросвещённого очевидца может исказить любую правду и превратить её в нечто невообразимое. Точно так же, как и многократное пересказывание или переписывание сюжета. Всё это делает историю об Иисусе относительной, чуть ли не сказочной, начиная с момента рождения и кончая распятием.

    Как бы мы себе представили рождение бога, но более всего участие в этом событии чародеев – волхвов, поскольку именно они предсказали время и место рождения. И здесь возникает логический вопрос, кто мог лучше знать место, а главное, время рождения Иисуса? Точно так же, как если бы дело касалось зарытого клада. Об этом лучше спрашивать того, кто его зарыл. В случае и с рождением Христа напрашивается вывод, что волхвы потому знали время рождения, что им была известна дата зачатия будущего бога, и к ней достаточно было прибавить девять месяцев.

    Точно так же обстоит дело с присутствием Святого духа. Неискушённое и тёмное сознание может вообразить что угодно, но почему-то художники всегда рисовали и ангелов, и святых духов только в виде людей. Однако для нас важно не творчество художников эпохи возрождения, спонсируемое римским Папой, а сами исторические или мифологические персонажи. Уже давно было замечено, что во всём новозаветном повествовании одной из самых загадочных и в то же время наименее освящённых является образ Марии. Традиционно всё внимание богословов приковано не к ней, а к её сыну, рождённому от Бога. В то время, как личность Марии остаётся в тени, как будто кто-то умышленно вырвал страницы её истории из Библии. Нечто подобное наблюдается и с другой Марией – Магдалиной, имя которой в последнее время стало причиной брожения в религиозной среде. Кажется поразительным, но все женские персонажи словно затушёваны, как будто кто-то хотел скрыть одну простую, но важную житейскую истину. В результате история приобрела неправдоподобный, вернее фантастический окрас, заставляя людей спорить и воевать друг с другом не одну сотню лет.

    О рождении и детстве Марии каноническое евангельское повествование не говорит ни чего. Только из ранних христианских преданий (2 век) становится известно, что к двенадцати годам Мария даёт обет вечного девства, получая пищу из рук ангелов. К совершеннолетию ей ищут супруга, который бы охранял её, не прикасаясь к ней, и уважал её обед. Эту укороченную версию прошлого Марии вполне можно принять за истину, если не брать во внимание простого человеческого фактора - детского возраста, в котором человек неспособен самостоятельно принимать такое серьёзное решение и не учитывать тех коренных причин, лежащих в основе формирования данного мифа. Сами собой возникают вопросы: с какой стати двенадцатилетней девочке принимать обед безбрачия, и кто мог оказать столь мощное влияние на сознание Марии, взявшей на себя такое серьёзное решение? Ведь в те далёкие времена двенадцатилетняя девочка уже могла быть чьей-то женой или наложницей и вряд ли могла претендовать на независимость от мужчины, тем более законного мужа.

     Согласно мифу Мария понесла плод, оставаясь при этом непорочной, что собственно и вызывает восторг. При этом никому нет дела до другой личности – Иосифа, мужа Марии, который за всю свою «семейную карьеру», до рождения Христа, так и не «притронулся» к своей законной жене! Из каких соображений Иосиф терпел так много лет? Вероятно, у него был запрет, табу на Марию, наложенный кем-то очень влиятельным, с чьим мнением и требованием пришлось считаться даже законному мужу. Вряд ли это было «всевидящее око», подглядывающее из-за туч. Такая шаблонная трактовка лишь запутывает историю, делает её невозможной для осмысления. Правильнее же предположить, что те самые вавилонские маги-чародеи, или волхвы, (что звучит по-русски), и стояли во главе управляемого процесса появления будущей личности, в буквальном смысле, от самого зачатия и до момента рождения, всегда были при ней, гарантируя полную сохранность и секретность всего предприятия. Даже сегодня, когда почти каждая будущая мать находится под наблюдением врача, никто не гарантирует стопроцентного результата. Что же говорить о мире, в котором жила Мария, за которой, к тому же,  всё время кто-то охотился. Не лишним будет напомнить, что согласно тем же христианским традициям мать Марии Анна, что тоже выглядит, как чудо, рождает будущую богородицу при не менее загадочных обстоятельствах, от того же святого духа. Если верить текстам, следует признать, что в этом семействе существовала давняя традиция рожать не так как все остальные. Так же необычно и странно являют на свет ребёнка предки Марии, Исаак и Сарра, и событие это не остаётся незамеченным, поскольку является из ряда вон выходящим для окружающих. По той же причине, вероятно, могла быть в поле зрения и Анна. И здесь не обошлось без "легенды". Впрочем, что можно внушить религиозным фанатикам и богословам, готовым забросать камнями любую женщину, которая вдруг, ни с того ни с сего, становится беременной. Вывод напрашивается очевидный опять же с точки зрения здравого смысла: волхвы, или те, кто выдавал себя за оных, следили за Анной, так сказать, отслеживали каждый её шаг и поступок, а впоследствии и за её дочерью, от начала и до конца, из поколения в поколение, создавая необходимые условия для появления просветлённой личности. Они были теми, кто всё время стоял за кулисами и руководил «представлением», подобно мудрому режиссёру, всё время оставаясь в тени. Зрителям же, уготовано  было постигать смысл развернувшейся драмы,  наслаждаться лишь волшебной игрой актёров. Кем был «донор» для будущего “бога” мы, наверное, уже не узнаем. Важнее согласиться с мыслью, что это был человек уникальный по своим качествам, а тело Марии, её духовная основа, непорочная физическая составляющая, которую можно визуально проследить по цвету ауры, могла идеально подойти для рождения будущего пророка. В свете этих невероятных женских хроник, растянувшихся не на одно столетие, пожалуй, уже не выглядит странным и необъяснимым иудейская традиция инициировать этническую родословную именно по материнской линии. Но сами иудеи лишь старательно фиксировали факты божественного проявления, тогда как истинные нити управления им не принадлежали и вели к чародеям – халдеям (колдунам). Именно от магов-халдеев знания Кабалы попадают в религиозную культуру иудеев, где кабала становится гебраической, тогда как в первоначальном виде Кабала была фонетической, то есть языковой, где традиция уходит в офенскую культуры языка – огня, света. Культуру, которая до этого существовала уже не один десяток тысяч лет и была неоднократно переосмыслена и видоизменена, но по-прежнему составляла суть мировозрения древних жителей палестины, сохраняясь в названиях рек, городов и, конечно же, именах людей. Одно из таких имён доносит биография автора «иудейской истории» Иосифа Флавия, учителем которого был пустынник-ессей по имени Банн. То есть, учителем Флавия был представитель рода, или касты офеней, пустынников, аскетов, как угодно, сохранявших в своей среде древние знания. При этом заметим, что секта ессеев на тот момент являлась одной из самых влиятельных на берегах Иордана, и не будет ни какого богохульства, если предположить, что ессеи, в том числе и Банн, были магами. Здесь возникает необходимость вспомнить ещё одного незаурядного человека, изменившего историю. «Безграмотного» пастуха, который без запинки смог записать целое учение для всего востока. Его звали Магомет. Вникая в сюжет, даже и не верится, что простому пастуху могут открыться такие своды. Вот где действительно чудес не бывает, и такое доступно лишь избранным, вернее готовым к этому. Наверное, Магомет всё-таки  был магом, о чём красочно говорит и само имя пророка, а быть простым пастухом, и притворятся безграмотным, требовали, скорее всего, непростые обстоятельства, в которых сама магия существовала на тот момент. К этому обществу магов причисляют и самого Иисуса, что само по себе очень показательно. И здесь совершенно не случайно заявление Георгия Гурджиева о том, что Иисус не был богом, он был магом,[xli] человеком знания и был связан с древними халдеми – волхвами – магами. Обладая глубочайшими знаниями, которые сегодня легче назвать мистикой или волшебством, халдеи могли по-прежнему сохранять секреты непорочного зачатия, которым когда-то в совершенстве владели офени. В трудные годы, когда по разным причинам не хватало мужчин, молодым девушка - ковшинкам, подбирали достойного донора, и с помощью специального устройства, похожего на ковш Большой медведицы делали посев. Делалось это в исключтельные годы, после чего рождались дети с одинаковой внешностью и характером. Сюжеты русских народных сказок, а также офенские предания отражают эти события.  Технология так называемого ковшового зачатия на тот момент ещё могла быть достоянием вавилонских мудрецов, основной миссией которых и было спровоцировать появление в наэлектризованной и консервативной среде иудеев того, кто эту среду изменит своим появлением. Вот почему за святым семейством так охотились, понимая, что в жилах младенца течёт не простая, а уникальная, особенная кровь. И не удивительно, а скорее логично, что за личностью ещё одной Марии, Магдалины, мог крыться факт передачи этой «крови», а точнее освящённого семени, будущему ребёнку Христа. Дело в том, что Мария Магдалыни – действительно едва ли не самый загадочный персонаж новозаветного повествования. Судьба её почитания в истории Церкви всегда сопровождалась ревнивым замалчиванием. Тем не менее, она признана просветительницей Галлии и Франкии. Особо отмечают её подвижническую жизнь в Сен-Мари де ла Мер в южной Франции, где святая появилась с длинными, до пят, рыжевато-русыми волосами [xlii]. Образ Марии Магдалины был особенно популярен в православной традиции, когда ей посвящали целые храмы, так, как это было на территории древнего Новгорода. Русское предание гласит, что при остановке в Риме она явилась во дворец императора Тиберия и преподнесла ему красное пасхальное яйцо как свидетельство воскресения из мёртвых (уже одно то, что её пропустили во дворец, как отмечает В.Карпец, свидетельствует о её высочайшем династическом достоинстве). В «золотой легенде» Жак де Воражин указывает, что святая была царского рода (судя по имени родителей - яфетического); её отца звали Сиром, а мать Евхарией. Эти имена персидское и греческое – символы, указывающие на сакральное происхождение героини, с которой традиционно связывается тема «Святого Грааля». Но эта глава уже не устраивала религиозных догматов, а потому «святой Грааль», а точнее «святая Грааль» так и осталась за семью печатями для понимания простых смертных, поскольку выводила историю из божественно-религиозного формата в бытовой, человеческий, и сегодня уже является для читателей областью беллетристики, а не истории.

 

                                                                Гардарика

 

   Всем знакома идея о том, что ближневосточная земля считается котлом современной цивилизации. В какой-то мере это так, если за основу этой версии считать временной период, скажем, две - три тысячи лет назад. При этом было бы неправильно автоматически проецировать современных жителей Ближнего Востока в тот период, поскольку этническая картина за это время кардинально поменялась. Нечто подобное произошло и в рамках египетской культуры, где облик светловолосых фараонов первых династий совсем не вяжется с внешностью фараонов поздних царств, и где любой араб с удовольствием расскажет, как его предки строили пирамиды, но врядли объяснит, откуда взялось название его страны (не считая первых двух слов). Тоже самое можно сказать и о Малоазийском полуострове, где почти тысячу лет существовало одно из самых ярких государств античного мира - Новая Антия, или просто - Византия, куда пришли турки. И наверняка последние знать ничего не хотят о том, что Византия была наследницей ещё более древних культур, связанных со славянским миром. Одним из сохранившихся доказательств тому название Анатолийского полуострова, где когда-то проживали славяне - анты. Мир меняется, и продолжая тему Святой Земли прямо скажем, что две тысячи лет назад она не была столь однородной по этническому составу, как этого хотят многие, в том числе и евреи, почему-то считая «святую землю» своей вотчиной. Ранее уже говорилось, что на территории Палестины (Белого Стана) долгое время существовало государство Сурия – Руссена, а потому присутствие людей с европейской внешностью не следует считать выдумкой. Обращают также на себя внимание и некоторые имена реальных свидетелей истории того периода. Например, имя Вавилонского мага Беросса, жившего за три века до появления Христа. Беросс интересен не только своим древним «русским» именем и принадлежностью к династии чародеев. В своё время он утверждал, а значит и знал, что продолжение правления царей всех династий в Месопотамии составляет 432000 лет при том, что это лишь пятая часть записей, которые велись с величайшей тщательностью в Вавилоне. О предполагаемых знаниях истории, известной вавилонским халдеям, стоит ли повторять, но все они, как и Беросс – элита ближневосточного общества. Элита, которая длительное время существовала практически независимо от аборигенов Ближнего Востока, сохраняя не только свои культурные традиции, но и этнические отличия. Причём длительность времени, исходя из приведённых в пример цифр, не укладывается в рамки общепризнанной истории. Истории, в которой маги и чародеи, подобные Бероссу, не только фиксировали события, но и принимали в них самое непосредственное участие. Ведь случайных свидетелей в истории не бывает, и тот, кто несёт информацию, также отвечает за её сохранность. Это свидетель. И таким свидетелем в своё время был Беросс. Столь же естественным является и постепенное размывание каст и сословий, пусть даже самых элитарных и закрытых, как и естественным, нескончаемый процесс вливания и отпочковывания самых разных народов на Святой земле. Следовательно, постепенная культурная и этническая ассимиляция или миграция в более благоприятную среду обитания славянских племён Руссены, не повод утверждать, что их присутствие на Ближнем Востоке во времена Иисуса Христа сомнительный факт. Как известно из Нового Завета, Иисус посетил одиннадцать стран, среди которых упоминается и страна Гадар. В её звучании легко угадывается слово гардар.  Вспомним, что во времена фараонов земли Ханаанна насчитывали больше сотни городов. Эти города были связаны между собой развитой экономикой и политикой. В одночасье такое явление не возникает, как и не исчезает. Традиция и культура городов в Палестине продолжала существовать и во времена Иисуса Христа.

    Гардарикой, как известно, называли в древности Русь, подразумевая не дикие земли, а страну городов. Но подразумевать под словом гардар обычный город не совсем правильно, вернее, не до конца правильно. В эзотерическом словаре В.Аристова Гардар как населённый пункт занимает второе по важности место в социальной иерархии общества и напрямую связан с энергетической структурой земли после Аргаима. Гардар – древняя форма и способ социальной обустроенности, когда социум (племя или род), прошедший определённые этапы духовного и физического формирования, переходил по восходящей спирали, из поколения в поколение, занимая более высокое место в силовом поле земли. Начиная от родовой кущи, селища, через Гардар и, наконец, в Аргаим, где человек уже получал доступ к запредельному. К сфере духа. Пройдя последнюю стадию формирования, человек становился совершенным и способным к физическому перевоплощению. Такими видели в древнем мире Гельгамеша, Геракла, Тора, Ария-Оря-Оседня (он же Ярило), Аполлона, Раму, Гора и мн. др.

    Занимая особое место в сознании древних людей, Аргаим всегда был своеобразной заветной целью и чем-то запредельным и недосягаемым для сознания обычного человека. Вспомним древнее капище варягов-русов на острове Руген. Название это можно прочитать и как Русин. Но это не единственная деталь, которая делает этот остров средоточием древней русской культуры. Его второе сакральное имя – Аркона. [xliii] Недосягаемая для чужаков, она была своеобразной Меккой для воинственных русов. А ведь в Арконе наглядно проступают черты древнего офенского Аргаима. Особого энергетического центра, взаимодействуя с которым человек был способен на великие свершения. Получал доступ к «великим нитям белого света сознания» наполняющим весь наш видимый и невидимый мир. В нём древнее офенское общество всегда видело некую заветную цель и всегда к ней стремилось. Примерно такую, какую видят многие жители России в своей столице. Такую же, какую видели перед собой, как это не удивительно, и кочевые племена семитов, пришедшие на Святую землю под предводительством Иуды Навина. Их целью был Иерихон – Аркона средиземноморья, созданная по образу и подобию Аргаима и свято почитаемая среди близлежащих город и народов, и окружённая со всех сторон по периферии городами – гардарами.

    В глубокой древности Гардары образовывали собой некую живую сеть, располагаясь в местах выхода энергии, так называемых «белых столбов», вбирая в себя и подчиняя более мелкие структурные единицы, такие, как селища и кущи. По этому принципу базировалась основная схема расположения населённых пунктов, княжеств, впоследствии принятая во всём цивилизованном мире. Новозаветный Гадар вполне мог быть той системой “городов”, которые формировались по принципу, выработанному ранее офенами. Как уже было предположено, израильтяне, проживая в своих родовых кущах (кустах), следовали такому же социальному порядку. Под израильтянами и гадарцами можно подразумевать тот этнический и культурный контингент, который образовался в результате постепенного слияния аборигенов и мигрантов с севера, перенеся на ближневосточную землю основные принципы мировосприятия и культуру своей прародины. В этом контексте посещение Иисусом Христом страны Гадар выглядит как программное, где, вероятно, он определяет дальнейшие планы своей миссии и формирует основные принципы своей гражданской позиции, ставшей поперёк горла левитам.



1 Так называемый закон вневременной эонической причинности первообразов.

 

[ii] Несколько примеров идентичности слов и местоимений русского языка и санскрита: вас – вас, вам – вам, нас – нас, те – те, то – то, тот – тат, этот – этад (т), когда – када, тогда – тада, своя – свая, твой – твая, свояк – свака, дядя – дада, брат – бхратра, деверь – деври, мать – матри, праматерь – праматри, сноха – снуша, диво – диво, дева – деви, речь – рич, день – дина, свет – швета, зима – гима, снег – снега.

    

[iii] По исследованиям вологодского этнолога и историка С.В.Жарниковой только в Архангельской и Вологодской области встречаются десятко названий, которым, как казалось бы, место в Индии, но они исконно русские: р. Ганеша, Ганг, Шива, Индосат, Синдашка, Индоманка, Кайласа (исток Пинеги), Уса, Уда, Упа, Снага, Сундоба, Индола, Индохар, Синдош, Варна, Стрига, Свага, Сватка, Харина, Пана, Тора, Арза, Прутт…

 

[iv] Эта книга появилась вопреки сопротивлению отечественных славистов, но с благославления самого государь – императора Александра 2. Поддержали издание и другие члены царской семьи, многие богатые люди России.

   Родился Стефан Ильич Веркович в Боснии, образование получил в Загребе в Хорватии. Работал мелким чиновником в Белграде, увлекался археологией и историей. Круг его познаний расширялся и покинул Белград он уже всеславянским патриотом. В 1860 г. в Белграде Веркович выпускает сборник  «Народные былины македонских болгар». Тогда же он напал на след песен, которые до него никто не записывал на Балканском полуострове. Это были песни македонских болгар-помаков, Татар – Пазаджийской Каазы, живших в Родопских горах. Они называли себя мусульманами, носили турецкие имена, однако этим и ограничивалось влияние Ислама. В своих гимнах помаки славили Яра, Бога Вышя, Сиву, Злату майю, Живу – Юду, Велеса, Коляду… Былины помаков рассказывают о борьбе Коляды с Чёрным Арапином, с Марой – Юдой. Помаки сохранили заклинания и короткие гимны (подобные мантрам), которые говорят на неизвестном языке. Веркович определил, что этот язык близок к санскриту. В песнях рассказывается об изобретении сохи, серпа, лодки, об участии славян в троянской войне. Многие европейские журналы того времени писали, что «славянские Веды» по своей важности и обширности занимают первое место между всеми литературными памятниками старины, не исключая знаменитую Махабхарату.

   

[v] «Древняя Русь в свете зарубежных источников». Логос  М-2003.

 

[vi] Речь может идти о карийцах, которым Псаметих пожаловал земли за большие заслуги.  О том, что карийцы были бесстирашными воинами, в древней истории говорит Геродот. Он пишет, что карийцы имели сильный флот, не уступающий финикийскому. Многие карийцы из поколение в поколение служили наёмниками в соседних государствах. Анализ сохранившегося карийского письма позволяет сближать карийцев с народами, населявшими Малую Азию. Свои новые земли карийцы называли станами.

 

[vii] В.Ф.Аристов «Загадки окской эзотерики» Вече 2003.

 

[viii] О переходе князей - воинов в разряд жрецов - волхвов повествуют и славянские летописи. В частности тот исторический момент, когда князь Вейдевут, предводитель балтийских славян и родной брат Пруса, официально признанный предком Рюрика, добровольно сложил с себя все княжеские полномочия и стал жрецом, т.н. Криво-Кривейте.

 

[ix] В.Н.Дёмин «Загадки русского междуречья». Вече 2003.

 

[x] Н.Н.Вашкевич  «Симия» Белые Альвы М–2006

 

 

[xi] В.И.Кравец «Русь, которая правила миром» Олма-Пресс 2005.

 

[xii] О том, что каски Междуречья были казаками подтверждается Хетскими документами периода Нового царства (1400 – 1200гг до н.э.), где говорится, что у касков правление одного человека не было принято. То есть, каситы, как и казаки, решали вопросы власти и управления кругом.  Стольже показательными выглядет упоминание о касситах, которые в 17 веке до н.э. обосновались на среднем Евфрате, назвав свой город – Терка (сравним с кавказским Тереком). Сначала касситы служили местным правителям, но затем захватили власть и сделались царями. Позднее, в 16 веке касситы захватили власть в Вавилоне.

 

[xiii] О том, какое значение и роль играли музыкальные инструменты в древней Руси рассказывает российский биолог и автор множества необычных повествований о русской древности Владимир Шемчук. В своей книге «Волхвы» В.Шемчук приводит в пример свыше двадцати различных музыкальных инструментов, которые использовались для гармонизации человеческого организма и природы в целом. Согласно его исследованиям и, непонятно каким образом дошедшей информации, клавишные, смычковые, духовые, струнные, щипковы, в руках профессионала могли обретать огромную силу воздействия. Чисота звуковых колебаний, диапазон звучания, ритм, были теми инструментами, с помощью которых древние музыканты были способны выходить на божественный уровень восприятия мира.  Данный исторический эпизод, связанный с уничтожением целого пласта древней культуры, ныне полностью забытой, вынуждает вспомнить другого родственника Петра Первого – Федора Романова, который так же отличился в деле уничтожения древней Руси, в 1686 году, повсеместно сжигая родовые книги русских дворян.

 

[xiv] Одним из первых в современном научном мире, кто придавал серьёзное значение изучению древнего наследия, связанного с психокультурой, был Карл Юнг. Имея собственный религиозный опыт, он был убеждён в реальности духовного измерения жизни, считая сравнительные исследования религии и мифов основными источниками информации о том трансцедентальном пространстве, проникнуть в которое доступно человеческому сознанию. Если говорить предметно, то все духовные практики (индийские, американские и т.д.) связаны, прежде всего, с идеомоторикой, то есть, с воображением и психикой, с овладением техники психофизического воздействия, связанного с умением управлять своими энергитическими потоками, умением концентрироваться, собирать всю свою энергию в любом месте своего тела. Где объектом работы для человека становилась, так называемая, огненная энергия, недоступная для современног человека. Но в большей степени эта древняя практика связана с психокультурой. С процессом социализации отдельно каждой личности и общества в целом. Это наработанная тысячилетиями методика так называемых дифференцированных эмоциональных состояний была объектом длительного изучения известного российского психолога Игоря Калинаускаса, сумевшего увидеть в древней системе то рациональное начало, которое даёт возможность каждому, кто сопркоснётся с этой древней системой, осознать себя в мире как гармоничное единое целое. По мнению Калинаускаса эта система воспитания личности менее всего интересна тем, кому хочется чудес, превращений, левитаций и пр., поскольку связана с невероятным духовным трудом и затрагивает сферы именно социальной стороны бытия, где человеческая жизнь именно структурируется. Сегодня, занимаясь наукой, человечество перестало заниматься этим, перестало уделять внимание культуре: человеческих поступков, мыслей, отношения к реальности, к своему субъективному миру... В то же время выясняется, что наука, как таковая, человека не создаёт (социально), она не создаёт личности, а лишь может вмешаться в процессы биологического воспроизводства. Она, даже, гипотетически, может создать тело с нервной системой и мозгом. Но чтобы тело стало человеком, оно, как выясняется, должно пройти процесс социализации.

   Древние офене и были тем духовным сообществом, институтом, который, в буквальном смысле слова, создавал человечество и содержал его духовно. К великому сожалению, неизбежная смена религий привела к тому, что эти знания, для основной массы человечества, были забыты. Как следствие, был разрушен огромный пласт культуры, участвовавший в «изготовлении» людей. В данном случае уместен пример жемчужины, которая образовывается многократным наслоением, где каждый слой не только оформляет её декоративно, но и составляет каркас, конструкцию. Если эти предыдущие слои убрать, жемчужина превратится в мылный пузырь. Собственно, то, на что более всего наше современное общество и походит.

 

[xv] Офенская традиция называть человеческую речь огнём наводит на интересное, и вместе с тем, крамольное предположение о том, что суть греческого мифа о Прометее (который, кстати сказать, относится к древнейшим догреческим богам), первоначально сводится не к природному огню, которого во все времена было в избытке, а именно к человеческой речи. К тому древнейшему языку (допотопному), который человечество неоднократно утрачивало из-за природных катастроф. Язык-огонь и язык-свет, это та основа человеческой культуры, которая во время возникновения мифа о Прометее была уже утрачена, сохраняясь лишь в замкнутых офенских родах. Отголосок этого мифа угадывается и в русской культуре, вернее циганской, в сказке о Данке. 

 

[xvi] Из ранних европейских хроник известно, что древние цари Меровингского рода, правившие в Европе до узурпации власти Каролингами, пользовались особым, никому непонятным языком, который со стороны напоминал птичий язык. Это древний язык исследователи также отождествляют и, с так называемым, «енохианским» языком. В.И.Кравец «Русь, которая правила миром».

 

[xvii]  Отметим, прежде всего, всеохватное значение во многих мифологических традициях этого божественного титула, где окончание га имело весьма определённое, смысловое звучание не только в именах героев и богов, но и явлениях. Вот несколько примеров: Бхага – божество, благо (инд), здесь же Сварга – небо. Бхригу – пылать, сиять, а также, имя одного из семи древних Риши. Дурга – супруга Шивы, богиня войны. Брага – божественный напиток. Ганга – небесная река (санскрит). Здесь важно отметить именно женскую сущность воспринимаемого объекта.  Ванга  - божество, которое вернуло солнце, упавшее с неба (ганда). Буга – сила природы, под которой эвенки понимают всё окружающее – землю, мир, небо, погоду, пространство, а также, хозяина верхнего мира (сравним с русским – бугай - силачь, богатырь). Нга – божество у большинства финоугорских племён. Нгаи – божество неба у племени масаев в Кении. Гиханга – культурный герой, царь Руанды (банту). Шаратанга – богиня луны, земли, урожая и деторождения для индейцев Тараска. Подага – божество, связанное с культом огня, которому поклонялись балтийские славяне. Харги – хозяин нижнего мира, который отвозит души умерших предков в мир мёртвых (тунгусо-манчжурский эпос). Бросается в глаза как этимологическая, так и типологическая близость имени дальневосточного божества с древнегреческим Хароном. Руханга – димеург, культурный герой у бантуязычных племён Африки. Нинхурсанга (Нинхурсанг) – богиня мать (мать всех богов) шумеро-акадского эпоса. Гэ-гу – богиня, покровительница деторождения (кит).  Ниниги – бог изобилия (яп), игравший важную роль о нисхождении в стану людей богини Аматэрасу. Ньиканг – мифологический предок царского рода (Судан). В связи с этим именем существовал обычай убивать состарившегося царя, встречающийся и в других древних традициях, например, у шумеров. Вероятно, здесь проявляется скрытая память, связанная с перерождением Кощея Бессмертного, описанного В. Аристовым. Нюй-гуа – богиня (кит). Пу Лансенг – устроитель земли (тай. яз.группа). Санг Хьянг – титул, употребляемый перед именем богов (зап. Индонэзия). Нанг (тай. яз. гр.) – божество. Каухилунг – божество природы. Нгаук хаанга – верховное божество (вьет). Макалидунг – создатель земли (племена манбо – Филиппины). Мулунгу – первопредок (банту яз. племена Африки). У этого имени существует несколько вариантов, при неизменности божественного окончания га : Мурунгу, Умлунгу, Мунгу, Мвунгу. Лун кунг – бог молнии (вьет. миф. мяо). Ловаланги – бог верхнего мира, истины, жизни и добра (зап. Индонезия). Ианг – божество (мон кхимер). Саопанг – бог ясного неба (тай. яз. гр. Бирма). Имуги – змееподобное сужество (кор).Исонг – мать земля (вост. Нигерия). Калунга (Карунга) – первопредок (запад тропич. Африки). Анга – владыка неба (мяо, яо). И многие други.

 

[xviii] Сравним русское слово кошной, со значением – чистый, добрый, не поганый, годный, с еврейским понятием – кошерный, обозначающим чистую, не поганую, дозволенную по закону пищу (толковый словарь Даля). Сдесь же сопоставим израильские (офенские) родовые кущи с казачьими, разбросанными по Дону и Волге кутами.

 

[xix] В этот ряд вполне может вписаться название знаменитых карт Таро, пришедших в Европу с египетскими циганами. Быт и поведение циган, их изоляция от цивилизации в чём-то схожи с офенской культурой, о чём высказывал своё мнение этнолог А. Андреев. В отношении же карт любопытно следующее сопоставление, затрагивающее уже не мифологию, а фундаментальную науку. Дело в том, что нуклеиды ДНК, составляющие рабочую цепь, объедены в тройки!, называемые кодонами. Число нуклеидов в кодоне представляет собой аналог трёхмерного пространства. Кодоны являются еденицами записи триплетного генетического кода, который представляет собой универсальную структуру, на её базе создано всё живое ( комары, кощки, собаки, и т.д. ) Всего имеется шесдесят четыре кодона (64), а число сигналов кодировки двадцать один (21). По мнению русского филосова и публициста, И.Беляева, этот принцип отражён в арканах Таро. На их языке происходит анализ воздействия внешней среды на организм с последующим запуском механизма генетического поиска и решения задач создания самого важного строительного метериала – белка. Необычно и то, что исследователи феномена Таро в один голос заявляют, что внутренняя логика карт соотносится с русским алфавитом – глаголицей, где у каждой буквы, как и у карты, существует свой собственный смысловой код. 

 

[xx] Особой строкой в повествовании В. Аристова об офенах проходит мысль о том, что родословная в офенской культуре велась именно по женской линии. Эта традиция существует и сегодня у многих народов. Для расширения смыслового поля приведём выдержку из работы современного русского исследователя  данной темы Николая Козлова «Священная загадка», где автор, по-видимому, незнакомый с трудами В.Аристова, тем не менее пишет: «Красной нитью через всю Священную Историю до её предречённого эсхалотического конца прослеживается одна священная гениалогия, начало которой положено грехопадением прародителей в раю и там же предвозвещён её апокалиптический конец. … При ближайшем рассмотрении божественного обетования, данного прародителям в раю, в контексте всей Священной Истории оказывается, что таинственно речь идёт в нём об одном благочестивом роде ветхозаветных праведников, называемом «семенем жены», т.е. наследующим неизменные генетические признаки по женской линии (митохондрии ДНК) и остальном враждебном ему прелюбоденому человечестве, получившем названии «семени змия» от усвоения им себе генетических признаков, полученных от добрачного сообщения… Каким образом произошло вторжение змеиной наследственности в репродуктивную сферу человеческого рода, этого из слов Бытописателя прямо не видно; утвердительно лишь то, что сама репродуктивная способность была дана человеку уже в раю. (Быт., 1,28) Присутствие этого змеиного генотипа в человеческой наследственности подтверждается святоотеческой антропологией. Св.Отцы просвящёнными Духом очами, созерцая тайны падшей человеческой природы, видели «змия, который таится под самым умом в глубине помыслов, гнездится и умервшляет человека в т.н. тайниках и хранилишах души». Распознание змеиной наследственности от потомков Каина, названных в Писании сынами человеческами, к сынам Божьим, потомкам праотца Сифа – это заповедная богом генетическая вражда между семенем змия и семенем жены – осуществлялась в допотопном мире посредством брачных смешений первых с последними, а в народе Божьем, как избранном хранителе благочестивого семени, - через религиозное смешение и усвоение языческих культов, практиковавших генетическую селекцию… Борьбе этих начал причастна и человеческая природа Христа – Спасителя и всего его Рода, включавшего в себя не только праведников, но и грешников, совершающих падения и отпадения. При этом сотериалогическое значение червлёницы (красной нити митохондрии ДНК – митос. Греч. – нить, хондрион – гранула) в роде Спасителя уясняется из понимания Тела Христова как генотипического змия, вознесённого на крест и умервшлённого Богочеловеком, чему прообразованием служило поставление Моисеем медного (красного) змия на знамя во время пребывания избранного народа в пустыне, который должен был спасать взирающих на него с верою от угрызения чувственных змей. (Числ., 21, 5-9). Следует помнить, что образ змея в Священном писании, так и в средневековых беастериях двойственен: сам по себе змей не является противником рода человеческого, но истинный противник, искушая прародителей, является в образе змея. Кроме того, вознесённый змей есть образ самого Спасителя мира».

    Размышляя о «змеиной составляющей» древних прародителей Николай Козлов говорит и о «загадке русского княжеского дома», заключающейся в преодолении эндогамии. Такая практика существовала и у франкских Меровингов, и у московских царей (знаменитые царские смотрины невест) – т.е. в пределах одного, истинного Царского рода. Автор ссылается на глубокие исследования И.Я.Фроянова и Ю.И.Юдина «Былинная история», в которой они пишут: « В былине Змей выступает и как родоначальник княжеского рода, его продолжатель и как своего рода хранитель чистоты, беспримесности (он в своём новом потомстве возрождает княжеского предка). При этом важно, что Змей становится не предком вообще, но предком княжеского рода, рода вождя. Связь с ним по женской линии особенно желанна».

 

[xxi] Одно из толкований слова Бон  - верхняя часть страны снегов. Традиционно считается, что эта религия, прежде всего, связана с магией, с взаимодействием с невидимыми силами, окружающими человека. Где высшей целью является достижение небес и обретения прекрасного тела и вечной жизни.  Ритуальные бонские практики направлены на то, чтобы человек мог выдти за пределы двойственности и овладеть энергией. Ещё одно толкование слова Бон обозначает  - произносить, петь. Эта деталь особенно ценна, поскольку, как и в греческом слове фон (звук), она раскрывает основу практики древних офеней – воздействовать  светом, или огнём, заключённом в слове.

 

[xxii] В этом коротком имени неожиданно угадывыается русский Кощей. Конечно, такая генеалогия носит сугубо символичный характер, как и большинство мифологических имён. В то же время явление это небеспочвенно и позволяет делать вывод о происхождении многих культурных традиций и этносов древности. Так известно, что богу Кашу, как своему божественному предку поклонялись касситы Междуречья, в коих без труда можно узнать древних казаков. Культ Кощея (Кущея) был известен не только в Месопотамии и Средиземноморье. Ему поклонялись и в Нубии, где это имя произносилось как Куш. Среди нубийских племён известно и другое, не менее выразительное и близкое славянской культуре имя – Дедун. В северной Америке среди индейцев Калифорнии это бог Куксу – первый человек и учитель людей. Ему посвящены тайные обряды, связанные с возрастными инициациями. Изображая Куксу, шаманы надевали огромный головной убор, призывая продолжение рода. Этот головной убор, вероятнее всего, мог имитировать ту ауру, которая в древние времена была присуща культурным героям и первопредкам. В русских сказках основным качеством Кощея является бессмертие, а потому справедливо  (по мнению А. Абрашкина) отождествить его с владыкой времени греческим Хроносом. Несмотря на то, что этимология этих имён имеет разную основу, мостик между ними всё же существует. Этот древнейший мифологический персонаж правомерно отождествить со славянским божеством времени – Курентом, от чего, по-видимому, сохранилось название часов на Красной площади в Москве – Куранты. Отсюда ещё один древний персонаж – Бесе Курент, он же Кощей Бессмертный. Одно из его прозвищ  – Трипетович, делает Кощея тождественным малоазийскому Трептолему, разъезжавшему в колеснице, запряжённой змеями.

 

[xxiii] Упоминание рая на земле даёт повод вспомнить знаменитую средневековую карту Меркатора с изображением легендарной Гипербореи, где как раз, и изображены четыре вытекающие из центра земли потока воды. При этом, как повествуют легенды, известно, что материк этот был искусственным творение, созданным Белыми Альвами. В свете этой работы есть повод отождествить офеней и альвов (альбанов) как один народ, существующий в разных исторических реалиях, но имеющий одни культурные традиции.

 

[xxiv] Змеиную сущность бабы Яги подчёркивал Александр Николаевичь Афанасьев, выдающийся русский литературовед девятнадцатого века, сближая бабу Ягу со Змеихой. В словацких сказках сыновей Ежи-бабы зовут лютыми змеями.

 

[xxv]  Обращает на себя внимание не только повсеместное обожествление змей, но и столь же распространённое, и до сего времени не объяснимое, присутствие во множестве имён богов и первопредков, в том или ином варианте, морфемы нг. Ниниги, Нга, Руханга, Гиханга, Нгаи, Нюй-Гуа и т.д. Здесь же можно вспомнить об одном сибирском народе – финоугорцах, называющих себя фенно или нганасанами. Закономерность данного явления, скорее всего, связана с прямым лексическим и смысловым тождеством морфемы нг с названием змеи – нага.  

 

[xxvi] Род отроков Маковецких прямо отождествляется с династией последних русских королей в Европе – Меровингов (Меровеев). Уже в имени этих королей скрыта память о их гиперборейском происхождении. Этот древний род красной нитью проходит и в Ветхом завете через колено Давида, и далее, к женской линии, от которой происходил Иисус Христос. В данном случае крайне интересен недавно открывшийся факт, когда совершенно случайно, во время реставрации, в Архангельском и Благовещенском соборе были обнаруженны древние фрески. Созданные при Иване Третьем и Василие Третьем, они были сбиты, либо заштукатурены при первых Романовых. «Удивлению историков не было предела», поскольку на первых фресках была изображена родословная Христа, в которую были включены русские великие князья Дмитрий Донской, Василий Дмитриевич, Иван Третий, Василий Третий, а также античные философы и поэты: Платон, Плутарх, Аристотель, Вергилий, Зенон, Фукидид и другие. Ошарашенные историки, оказавшиеся свидетелями увиденного, предпочли промолчать, проигнорировать это открытие. Не все, конечно. В частности, Роман Богдасаров, подробно исследовавший Древо Иесеево, обнаружил на нём и Давида, и Соломона, и первых Рюриковичей, а из внешних мудрецов – Зороастра, Пифагора и Гермеса Трисмегиста. Исследователь этого вопроса, В.Карпец, считает, что эти фрески подтверждают существование единого Царского (Богоцарского) рода, приводя в пример слова Апостола Павла о Неведомом Боге, которого проповедовали эллинские философы, «они же его и род». Эти князья Маковецкие, по мнению В.Карпеца («Русь, которая правила миром»), ведут свою генеалогию от Троянских царей. 

 

[xxvii]  О том, что змеепоклонство существовало на севере, говорит стойкая и, по-видимому, древняя традиция почитания Мелюзины. Этот мифологический персонаж послужил основой для написания в четырнадцатом веке романа. Созданный по народным легендам Жаном из Арраса, роман о Мелюзине, женщине – змее, был очень популярен в средневековой Европе. Коротко, история Мелюзины сводится к тому, это фея, которая, согласно легенде, заточила в горе своего отца, Элинаса, и за этот грех должна была каждую субботу превращаться в змею. Мелюзина стала женой знатного юноши Раймондина, запретив ему видется с ней по субботам, и помогла ему преобрести королевство. Раймондин, однако, нарушил запрет, после чего Мелюзина изчезла в облике крылатой змеи, но продолжала незримо покровительствовать своему роду. В этой легенде просматривается не только сюжетная близость с русскими народными сказками, где Марья Моревна заточает Кащея Бессмертного, но и то, что сам отец Мелюзины – Элинас (по другой версии Элипас) является королём Албании. То есть, офенским царём, где змеепоклонство являлось одним из главных культов.  Присутствует Мелюзина (Ора) и в гениалогии русских князей Рюриковичей, на родовых гербах царей: Василия Тёмного и Василия Третьего.  

 

[xxviii] Ковалевский А.П. Книга Ахмеда ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. 1956.

 

[xxix] Александрия. Памятники литературы древней Руси. Вторая половина 15 века. М., 1982

 

[xxx] В одном из самых значительных литератырных памятников древней Индии Махабхарате есть перечисление священных источников, т.н. криниц земли Бхараты. Анализ этих названий провела историк из Вологды С.В.Жарникова. Сопоставив гидронимы, упоминаемые в памятнике, и те, которые до нынешнего времени существуют бассейне реки Оки (раоне проживания офеней в древности), она обнаружила поразительную картину тождества названий:  Амна – река, впадающая в великую Гангу, это Ока. Ганга (Ранха) – Волга. Далее Агастья – Агашка, Акша – Акчия, Апага – Апака, Арчика – Арчиков, Асита – Асата, Ахалья – Ахалёнка, Вадава – Вад, Вамана – Вамна, Ванша – Ванша, Вараха – Варах, Варадана – Варадуна, Кавери – Каверка, Кедара – Киндра, Хубджа – Кубджа, Кумара – Кумарёвка, Кушика – Кушка, Мануша – Манушинской, Париплава – Плава, Плакша – Плакса, Рома – Рама, Сита – Сить, Сома – Сомь, Сутирка – Сутерки, Тушну – Тушина, Урваши – Урванский, Ушанси – Ушанес, Шанкхини – Шанкини, Шона – Шана, Шивыа – Шивская, Якшини – Якшина. «Золотые нити». Жарникова С.В.

 

[xxxi]  Богоявление (лат)

 

[xxxii] «Месяц над косой блестит, а во лбу звезда горит». Комментируя данный феномен, по-видимому, имевший место в реальной жизни древних людей, обращает на себя внимание не только звезда, фокусирующая свет солнца, но и месяца, как наиболее точное ассоциативное отождествление ночного светила с человеческой аурой.

 

[xxxiii] О том, что древние европейские короли принадлежали к славянскому роду косвенно подтверждается историческим событием, связанным с визитом Петра Первого в Европу. Тогда русскому царю преподнесли древнее Еванглие, которое некогда читалось при коронации древних монархов. При этом язык, на котором оно было написано, уже никто не понимал. К всеобщему удивлению оно оказалось понятным для Петра, поскольку язык его оказался славянским. К сожалению, эта Библия была уничтожена во времена французской революции.

 

[xxxiv] Мать Руса была известна не только в Европе. Знали её и в далёкой Японии, где она известна всем как – Аматэрасу. Великая солнечная богиня, а так же небесная ткачиха. Аматэрасу является официально прародительницей японских императоров. Этимологическое происхождение имени с точки зрения японского языка не ясно. Есть доводы в пользу того, что элемент «тэрасу» обозначает  - светить, блестеть. Но можно попробовать применить русский язык, где её имя практически без изменения фонетики сохранило чисто русское звучание и смысл – мать Руса. Столь же красочно и не менее содержательно имя другой богини, взятой из осетинского эпоса – Дзерассса, где она имеет эпитеты «златокудрая», «краса земли, сияющая подобно солнцу».

 

[xxxv] Согласно толковому словарю Ожегова, спора - это зачаток растительного организма, способный к размножению и выживанию в неблагоприятных условиях.

 

31 По дошедшим летописным сводам генеалогия Рюрика, происходит из древнего меровингского рода, где Меровей был родным братом Пруса и имел древние троянские корни, о чём не могли не знать не только в Европе, но и в Византии, и всячески старались закрепить отношения с русскими царями с помощью династических браков. В.Кравец «Русь, которая правила миром».

 

[xxxvii] Очень интересным является исторический эпизод, связанный с путешествием Троянского царя Энея, этруска по происхождения, к туманному Альбиону, где, высадившись на берег острова, он встретил (на удивление современным историкам) Гога и Магога. Комментарии к этому «мифологическому» сюжету самые разные, вплоть до того, что Эней встретил великанов. Кстати, в легенде отмеченно то, что между переселенцами и Магогами не возникло конфликта, что доказывает их единые корни происхождения, и вместе с этим обнаруживает и разные временные пространства.

 

[xxxviii] Е.Мельникова «Древнескандинавские сочинения М. 1986

 

[xxxix] Именно эти понятия лежали в основе государственности древних руссов, населяющих Сибирь до того момента, как туда пришёл Чингисхан. Страна, которую он разрушил у арабов называлась Хван Арата. Новгородцев «Сибирское лукоморье».

 

[xl] Сто законов из Шулхан-Аруха К.Е.Дюринг «Еврейский вопрос»

 

[xli] О том, что Иисус ещё в раннем детстве обладал магической силой, повествует мало популярное среди христиан арабское Еванглие, где Иисус, будучи ребёнком, лепил глиняные фигурки, и на глазах своих сверсников заставлял их двигаться. И когда приказывал птичкам лететь – летели, а когда же пищу предлагал – ели и пили.  Коран сура 5. Трапеза:109-110. «Вот скажет Алах: О Иса, сын Мариам, Вспомни милость Мою тебе и твоёй родительнице, как я подкрепил тебя Духом Святым… и вот научил я тебя писанию, мудрости, Торе, Еванглию, и вот ты делал из глины подобие птиц с моего дозволения и дул на них, и становились они птицами с моего дозволения…»

 

[xlii] Энциклопедия «Мифы народов мира». Том 2. М.1988.

 

[xliii] Арконы известны не только в связи с упоминанием руссов-варягов Европы. Вероятно, всеми чертами Арконы-Аркаима обладал главный город в Южном Египте - Иераконполь. Память об Арконе сохранилась и на Кавказе, в государстве Урарту, где правили князья Русы. Среди дошедших до нашего времени памятников следует выделить ванскую крепость Арагон, в названии которой легко угадывается древняя Аркона. Это позволяет рассматривать культурную деятельность руссов уже не локализовано, а повсеместно в древнем мире, не ограничивая существование их культуры какими-то определёнными временными рамками, а глобально.

Китайская перспектива

 

    Как известно, человеческое общество развивается циклично, и каждая смена цикла сопровождается сменой религии, а вернее, формы мировоззрения. Разумеется, само оно по своей сути не меняется. Человек лишь приспосабливается к иной картине мира, а она, хотим мы этого или нет, всё же подвержена трансформации. И всякий раз это сопровождается приходом какой-то легендарной личности. В истории этих личностей было не мало. Одних только Будд было не меньше десятка. Будды, если перенести это древнее имя на русскую языковую основу, это Будины. Те, кто открывает для основной массы человечества правду, которая, хотим мы этого или нет, постоянно меняет свои формы. Чего греха таить, мы очень консервативны в своём восприятии. За примерами далеко ходить не надо. Достаточно посмотреть на последние перемены в социальной жизни России и увидеть, как они туго воспринимаются в народе. С каким рвением мы верим «избранным» президентам, и с каким скрипом проходит адаптация общества в новых экономических условиях. Поэтому общество всегда активно резонировало на появление таких людей, как Христос или Будда. По сути, в каждой этнической культуре есть такие личности. В греческой, скандинавской, индийской, индейской и даже китайской. Почему даже?

    Китай, ввиду своей непохожести и удалённости от европейского культурного котла, всегда ставят в особый ряд. С одной стороны, это правильно, поскольку культура Китая действительно во многом уникальна, однако не во всём. В её основе лежит всё то же арийское наследие, причём в акцентированной форме. Не секрет, что особое место в её культуре принадлежит Книге Перемен и её толкованию Конфуцием. Автором этого уникального культурного памятника принято считать легендарного Фу-Си, имя которого окутана тайной. Эта тайна уходит в запредельное прошлое китайской истории, и сегодня в самом Китае несколько иронизируют по поводу культурной и миссионерской деятельности данного мифического героя, и этому, по-видимому, есть причины. Уже во времена Конфуция, а это пятый век до нашей эры, о нём ходили легенды, и никто толком не мог сказать, откуда появилась столь значимая личность.

     Как говорят китайские легенды, Фу-Си, (Бао-Си и Пао-Си), был послан богами, что-бы распространить культуру. В то время мысли жителей поднебесной были примитивными. Они искали пищу, когда были голодными, и бросали остатки, когда наедались. Фу-си научил их готовить мясо на огне, приручать диких животных, после чего китайцы стали держать домашний скот. Фу-си обучил их охоте и рыболовству, изобрёл силки для ловли птиц, гусли, рыболовные сети и многие другие предметы. Познакомил китайцев с музыкальными инструментами. Обучил иероглифическому письму, и способу нанесения знаков на древесную кору. Задолго до Фу-си люди сочетались браком с близкими родственниками, и дети не знали своих отцов. Фу-си поделил китайцев на сто родов и запретил браки внутри отдельно взятого рода. Разработав правила женитьбы, он стал первым, в истории Китая  законодателем института семьи. Ему приписывается создание гадательных триграмм ба-гуа.  Внешность Фу-Си в сознании китайцев очень необычна. Верхняя часть его человеческая, а нижняя, что немаловажно в контексте офенской традиции, змеиная. Он был большого роста и имел рога.  Вот уж действительно сказочный образ. Считается, что Фу-Си жил и правил Китаем примерно в 2800 году д.н.э., и если суммировать все его заслуги, то можно с уверенностью сказать, что именно с появлением Фу-Си начинается цивилизованная, а точнее, человеческая жизнь китайцев. По-видимому, это не случайно, поскольку этот период можно соотнести со временем, когда огромные пространства Евразии заполняют миграционные волны древних Ариев, вследствие чего возникают и другие «древние» цивилизации. Такие, как Египетская,  Крито-Микенская и Харапская в Индии.

     Затрагивая культуру Китая, нельзя пройти мимо ещё одной значительной фигуры китайской мифологии, вернее истории. Это Нюй–Ва (Нюй–Гуа). Образ этой богини всегда стоит рядом с Фу–Си, и в основе почитания Нюй–Гуа лежит всё тот же змеиный культ, неразрывно связанный с культом матери – прародительницы.  Следует напомнить, что культ матери – богини является в древнем мире обязательным для большинства известных очагов культуры. Это даёт основание считать, что в стане первобытного общества, в том числе и китайского, в определённый момент появляются особые люди, вокруг которых формируется общечеловеческая культура. В Греции это Афина, в Индии это Махадева – Дурга, в Египте Айджиптос, в Финикии Астарта, в славянской культуре Макуша. В китайской культуре это место занимала Нюй-Гуа. Выделим сразу второй вариант окончания имени богини, в котором сохраняется всё тот же, присущий всему божественному слог – га.

     В любой мифологической традиции очень часто за одним и тем же мифологическим образом закреплено несколько имён, и, как правило, это эпитеты, раскрывающие всеохватное влияние божества на сознание людей. Нечто подобное наблюдается и с Нюй-Гуа, поскольку ещё одно её имя – Гао-Мэй, обозначает – высокая. Вполне возможно, что это имя имело непосредственное отношение к её росту, так как сами китайцы этим качеством не выделяются. Но более вероятно, что эпитет – Высокая, имел отношение к её особому социальному положению. И если это так, то в этом случае с полным правом можно заявить о том, что у китайской богини есть типично славянский прообраз, уходящий корнями в офенскую культуру, поскольку Высокая, это Макуша [i]. Находясь на высшем уровне духовного развития, обладая глубочайшими знаниями в области человека и природы, она всегда стояла во главе формирования брачных семейных  пар. Пройдя четырнадцать поколений генетического отбора, Макуша становилась, по сути, совершенной, и тогда ей присваивалось особое имя – Вашина. Несмотря на то, что в современном русском языке оно не сохранилось, ещё в прошлом веке к представителям царских династий употреблялось обращение – ваше высочество, подразумевая под этим особые, особенно  важные полномочия и качества персоны. Вероятно, такой Вашиной (высочеством) на территории Китая была Гао-Мэй, она же Нюй-Ва (Нюй-Ван). Кстати, её постоянным атрибутом был тростниковый губной органчик. Этот музыкальный инструмент позволяет отождествить Нюй-Ва с древнегреческим Паном, который также никогда не расставался с этим инструментом. Гао-Мэй также приписывают установление бракосочетаний. Поклоняясь ей, китайцы подносили дары, чтобы избавиться от бесплодия, при этом исполняли танцы эротического содержания. Особенно хочется отметить, что Гао-Мэй приписывают восстановление космического равновесия, нарушенного катастрофой, при котором она подпирает небо лапами гиганской черепахи. Здесь у китайской богини очень много схожего с древнегреческой Афиной, поскольку та, по одному из мифов, также поддерживает небосвод. Немаловажной деталью, объединяющей эти мифологические, а точнее исторические образы, делает их причастность к музыкальному инструменту, где между флейтой Афины и губным органчиком Нюй-Ва можно поставить знак равенства. Сохранилось множество изображений Фу-Си и Нюй-Ва, в которых они представлены как брат и сестра, а позднее, как муж и жена в виде человекозмеев с переплетёнными хвостами.

    Особой любовью у древних китайцев пользовался не менее красочный и удивительный образ, имеющий зеркальное отражение  в славянской культуре. Это чудесная царь птица Фэн-хуан, в которой исследователи не без основания видят легендарную птицу Феникс. По сей день в сознании китайцев образ этой красной птицы ассоциируется со всем добрым и светлым в человеческой жизни. 

    В свою бытность любимым занятием Конфуция было ссылаться на древних и учиться у них мудрости. Это он сказал, что наивысшая мудрость и путь (дао) даётся от рождения, а её второй уровень постигается через постоянное учение, чем и занимался при жизни великий китайский мудрец, сформировав особое философское учение и культуру в древнем Китае. Говоря о своих учителях, Конфуций, вероятно, понимал, что без этой мудрости не может быть нормального государства. Именно древние научили китайцев сеять и выращивать злаковые культуры, заботиться о родителях и проявлять уважение к старшим. Этими древними учителями китайцев когда-то были арии и, утверждая это, Конфуций был не популярен среди аристократической верхушки китайского общества, что вполне естественно.

 

                                                         Сибирское лукоморье [ii]

 

    О том, что арии приходили с далёкого севера, сегодня уже не является тайной, в чём не малая заслуга не только современных историков. И всё же, преставление о Сибири как о дикой стране, по-прежнему устраивают традиционную науку. И в этом случае официальная история нашего времени мало чем отличается от той, в которой жил Конфуций. Снобизм и невежество - живучие качества человеческого характера.

    Ещё в начале 20 века русский исследователь Григорий Грум–Гржимайло, путешествуя по западному Китаю, подняв данные китайских летописей, обнаружил рыжеволосых и белокожих жителей Азии. Китайцы назвали их длинлинами (по другим источникам динлины). В этом имени, если читать его по-русски, возможно, так же скрывается характеристика – высокие. По мнению специалистов, исследовавших этот вопрос, вероятнее всего, именно к  культуре длинлинов могло относиться захоронение «алтайской принцессы», которую сегодня историки небеспочвенно причисляют к так называемому Пазырыкскому кругу сибирских скифов.[iii] Сегодня об этом можно прочитать не только в специальной литературе, но и в журнале «Вокруг света». Тогда же, сто лет назад, выводы русского путешественника восприняли как необдуманные и обвинили учёного в расизме. Вот уж, действительно, пророков нет в отечестве своём.

    Сталкиваясь с подобными историческими реалиями, которые даже не требуют особых доказательств, посвящая десятки и сотни научных трудов таким памятникам истории, как менгиры Кавказа, каменные «обсерватории» Шотландии, петроглифы Урала и Сибири, а также Амура, учёное сообщество почему-то старается не брать во внимание той непреложной истины, что случайных цивилизаций никогда не было, где бы они не возникали. В Америке, Индии, или на Дальнем Востоке. Что все они удивительно похожи друг на друга, и своими корнями тянутся в древность, единую для всех. Академики скорее поверят в то, что пирамиды или камни с петроглифами (рисунками), свалились с неба. В то же время никто не отрицает, что всё это действительно очень древнее и не имеет ничего общего ни с современными египтянами, ни с проживающими на Амуре нанайцами, ни с тунгусами, ни с кельтами. В качестве дополнительной информации, доказывающей единую культурную основу древнего мира, можно привести в пример результаты ещё одних сибирских исследований, которые наравне с «алтайской принцессой», вызвали большой резонанс в научном сообществе. Это раскопки в другом сибирском регионе, на берегу реки Белый Юс, поселения Малая Сыя. Археологические исследования В. Ларичева выявили одно из самых уникальных культурных явлений древнего мира – т.н. визуальный язык, основанный на принципе комплиментарности, где изображение и фоновое пространство находятся в полной гармонии и взаимоподчинены друг другу. По утверждению учёного огромная площадь земной поверхности: Крайнего Севера, Сибири, Средней и Малой Азии, Китая и даже Японии - развивались на основе этого принципа, зародившегося именно в Сибири. Искусство, отражённое во множестве изображений на камне, кости насчитывает 34 тысячи лет, как минимум, и является следствием влияния какого-то мощного и единого культурного очага. При этом Ларичев не делает попытки определённо заявить, какой народ, собственно, стоит ближе всего к этому культурному очагу. Он всего лишь сопоставляет совершенно разные, на первый взгляд, традиции: исламскую, со своей нескончаемой и фантастической вязью орнамента, славянскую, столь же неисчерпаемую, но более лаконичную, и многие другие… Приводит в пример образцы внутримолекулярных соединений, обладающих сходным строением и рисунком, демонстрируя с полной очевидностью, что все эти образцы имеют общую основу и свидетельствуют о едином мировоззрении древнего человека. Следствием этой древней общности, по его мнению, является название всевозможных топонимов, гидронимов, т.е. географических названий, корни которых пытаются выводить из культуры проживающих сегодня народов на территории сибирского региона. Они же, по мнению исследователя, возникли именно под влиянием этой древней цивилизации. В рамках этого повествования её можно назвать офенской. Здесь уместно привести в пример название одной, по истине великой и именно русской реки Оби. Сегодня не всякий лингвист сможет понять тот смысл, что был заложен древними в название нескончаемого водного потока. Между тем смысл этот легко читается, благодаря именно русскому языку. Достаточно вспомнить такие слова, как «обильный, обширный, объём» и многие другие. Всё это сопоставимо с именем одной из самых больших рек мира. Обиль на языке древних офеней, это ещё и та нескончаемая энергия, заключённая в мужском семени, которая предназначена к оплодотворению и продолжению рода. И не случайно на территории Древнего Египта, фараоны, прославляя своё величие, любили воздвигать стелы – обелиски, как символы мужского плодородия.

 

                                                       Амурский портрет

 

     Ещё во времена освоения казаками сибирских земель, первопроходцы сталкивались неоднократно с феноменом поклонения аборигенами Золотой Бабе. Среди этих аборигенов стоит особо выделить  финно-угорские племена, с древних времён населявших Зауралье. Общее для чуди, вепсов, меря название говорит о том, что формирование культуры этих народов происходило под воздействием именно древних офеней. Кстати, во многих исторических источниках встречается форма написания финоугорцев именно как  фенно. А Золотую бабу и по сей день ищут на необъятных просторах севера. Прототипом этой Золотой Бабы с младенцем на руках, несомненно, является всё та же богородица, со множеством её имён. Вплоть до недавнего времени аборигены обширного сибирского региона были последователями мировоззрения, ареал распространения которого не укладывается в границы Европы или Азии. Это мировоззрение глобального масштаба, было присуще и сибирским скифам – динлинам, которые, конечно же, были хорошо известны в доисторическом Китае. Они и были тем народом, предки которых долгое время отпочковывались своими родами и уходили всё дальше и дальше, на периферию. Во главе этих родов вполне мог быть легендарный Фу-Си и многие другие, оставившие в культуре азиатских народов чёткий арийский след. Сибирь как часть Евразии была огромным плацдармом для развития культуры и её распространения как в Европу и Ближний Восток, так и в Америку.

    В 2004 году в бассейне реки Биры, что является притоком Амура, археологами были найдены разные предметы быта, относящиеся к очень далёкому прошлому. Не без интереса отнеслись к этому и представители средств массовой информации города Биробиджана, демонстрировавшие в местных газетах снимки с найденными артефактами. Среди них особое внимание вызвал предмет, напоминающий небольшой диск из обожжённой глины. На его поверхности были нанесены, расходясь по спирали к периферии, небольшие углубления. Разумеется, никто даже не высказал предположения о функции этого предмета, хотя сам предмет вызвал неподдельный интерес у исследователей. Сегодня многие семьи на Амуре: ульчи, удегейцы, нани, хранят особые родовые знаки в виде тщательно отшлифованного диска диаметром в 10 сантиметров с округлым отверстием, и передают от отца к сыну. Один из таких дисков хранила Аксинья Акимовна Ван из рода Уды. На нём были изображены с одной стороны спиралевидные полосы, а с другой морские животные похожие на китов. Часто эти круги использовались как обереги и подвешивались на шею больным детям. ( Хабаровск. Словесница 18-2006).

    В офенской культуре такой предмет назывался седьма и имел функцию родового документа – карты, которая фиксировала все данные о человеке на протяжении четырнадцати поколений. Эти данные в виде особых штрихов наносились на расходящиеся или собирающиеся спирали, что свидетельствовало о продвижение личности и рода, или его нисхождение. Другая сторона с рисунком была неким родовым символом, присущим всем членам этого рода. Каким рисунком был отмечен диск, найденный на Бире, неизвестно, но количество штрихов легко угадывается даже из газетного снимка. На диске их было около восьми. Это могло значить, что обладатель этого диска находился на седьмом или восьмом уровне «по седьме» и следовательно, занимал очень высокое положение в социальной иерархии первобытного общества. Кстати, речки с названием  Седьма, или Сидема, на карте Дальнего Востока также имеются. Одна из них впадает в Петропавловское озеро недалеко от Хабаровска. Поразительно и то, что в этом же водном бассейне протекает речка с неменее интересным названием – Обора. В офенской традиции так называлась линия, которую наносили на поверхность седьмы, фиксируя данные о человеке, и не удивительно, что эти реки с такими названия находятся рядом друг с другом. 

   Не менее значимыми в жизни народов Амура были и священные столбы – тороаны. С этими столбами связывают многие важные обряды, в том числе и обряды венчания молодых пар. В самом названии легко угадывается имя главного законодательного органа офеней – тора, а сам обряд, связанный со столбом можно назвать повсеместным в древнем мире. Например, в Японии. Кстати, священный огонь, который регулярно возжигают в древних японских храмах, называется бон, а  ворота, ведущие в эти храмы - тории, и это конечно замечательно.    

    О том, что в древности браку и родословной человека придавали серьёзное значение, говорят легенды разных народов. Как правило, все они имеют отношение к деятельности богов, таких как Фу-Си или Нюй-Ва. Сохранились такие предания и на территории Сибири и Урала. Они связаны с женой (сестрой) Нуми Торума, земной матери - Калташ Эква. Для финоугорских народов эта богиня определяла судьбы людей, отмечая их жизненный путь на священных бирках. Согласно офенской традиции этими бирками когда-то были обожженные из глины диски, напоминающие хлебные лепёшки, и каждый человек, рожденный под контролем офеней, получал на всю жизнь этот необычный родословный документ. Другое имя Калташ-Эква – Калч-Эква. Как-то само собой напрашивается сравнение с колченогостью бабы Яги, забытой, опороченной и обезображенной временем и невежеством. В этом отношении финно-угорской богине повезло больше, и надо отдать должное народам Зауралья, сохранившим человеческий образ своей прародительницы во всей красе. Так же как и Нюй-Ва, она помогала женщинам при родах и наделяла людей душами.[iv] Заметим, что функции древних богов не могут быть случайными и свято хранятся в народной памяти, а потому  последняя должность Нуми Торума особенно важна, если мы хотим увидеть древний мир единым культурным сообществом. Вспомним греческую Афину, «вдохнувшую в людей душу». Выделяя это качество, люди наверняка понимали и осознавали его первостепенность, а значит и вера и любовь к древним культурным героям была вполне обоснованной и естественной.

    Разумеется, любая историческая версия должна подтверждаться артефактами, т.е. предметами, несущими в себе информацию о прошлом. Такими носителями без сомнения можно назвать амурские каменные и глиняные диски – седьмы. Но для скептиков они мало что говорят. В этом случае уместно привести в пример ещё одну необычную амурскую находку, в своё время вызвавшую буквально сенсацию. Когда в 1963 году близ Амурского села Кондон, что недалеко от Комсомольска, археологи нашли удивительно грациозную женскую фигурку, окрестив её Кондонской Венерой. Возрасть её насчитывал более четырёх с половиной тысяч лет. Там же были обнаружены детские игрушки, наконечники стрел и прочие предметы быта. Позднее на реке Девятке была найдена фигурка в виде амулета, причём мужская. Археологи причесляют её к украшению, а возраст этой «игрушки» семь тысячь лет! Сама фигурка пустотелая, имеет вытянутую форму, и заканчивается изображением головы с набольшим  отверстием на конце. У автора есть все основания считать, что эта вещь не игрушка, а чур. Специальный сосуд, необходимый при ковшевом зачатии, каким могли пользоваться в древности офене, поскольку его форма идиально копирует мужской детородный орган, как и было принято у офеней. Пусть эта идея, как и многие другие, останется предположением, но всёже следует признать, что культура Амура имеет очень древние истоки, и по высказываниям многих исследователей, эти истоки не принадлежат местным народам, а имеют пришлый характер. Немаловажный факт. Раскопки подтверждают, что многие селения оставлялись жителями внезапно, в одночасье, по причине пожара. Но может быть, здесь имеет место древняя арийская традиция – оставлять поселение и сжигать его, переходя на новое мест? Здесь есть повод для размышления и поисков. Кстати, на многих предметах встречаются спиралевидные орнаменты, что даёт повод для высказанной версии.

 

    Известно, что названия рек являются самыми древними среди прочих географических объектов, способных иметь собственные имена, и здесь любопытно посмотреть на карту Дальнего Востока. Несмотря на удалённость от центральной России, названия рек амурского бассейна имеют ту же схему построения, что и в Европе, оканчиваясь на слог - ра: Бира, Утура, Ульдура, Тугура, Икура… Крайне важно знать, что, называя реки подобным образом древние непременно вкладывали в это определённый смысл, в том числе разделяя реки по категориям. Так из словаря Аристова известно, что слог ра говорил о том, что в слиянии рек, в зонах наибольшей энергетической активности земли воздвигались святилища.. Они являлись важными духовными центрами для окружающего населения и обладали особой силой воздействия, называемой сея Ра. Такие центры именовались Гардарами. Дословно это название переводится, как дар огня. Сегодня вряд ли кто-то отважится назвать дату, когда была забыта последняя пирамида, но то, что они когда-то были, формируя особое отношение людей к природе и нравственности, доказывается простым и очевидным фактом - бытом народов, проживавших по берегам Амура: нанайцев, орочей, удегейцев, нивхов, ульчей… Все эти народы, во многом отличные друг от друга жили по одним законам гармонии с землёй и тесно сотрудничали друг с другом, занимая исключительно свои бытовые ниши. К примеру, нанайцы в основной своей массе населяли берега рек и жили за счёт рыбы. Имея её в достаточном количестве, они обменивали её на мясо диких зверей, которое добывали удэгейцы и орочи. Другие, такие как ульчи или айны жили на побережье и промышляли морским зверем. Все эти народы, а точнее племена, жили мирно по отношению друг к другу, сохраняя свою оригинальность и культуру. Кстати, память о пирамидах сохранилась и по сей день. Эти пирамиды, сложенные из камня помнят не только аборигены, но и первые казаки, пришедшие с Хабаровым и Поярковым. Есть упоминание об этих пирамидах и у Г.И.Невельского, исследовавшего амурский край в середине девятнадцатого века. Находились они, как правило, на месте торжищ, там, где периодически проводились ярмарки и обменивались товаром. То есть, всё происходило именно так, как и на берегах Волги. Культурно и цивилизованно, без насилия и войн. Наличие пирамид в данном случае говорило о том, что места эти с давних пор почитались, и являлись святыми, где не могло быть места кровопролитиям.

    Особое место в быте «малых народов» Амура занимали обряды поклонения богине реки и леса - Каньга. Обращаясь к реке в отдельности, они произносили короткое слово гэ, точно копируя офенское имя богини и реки. Стоит также обратить внимание на то, что множество названий рек содержит корень кан и чан, что вполне понятно любому европейцу: Амурчан, Биракан, Биракчан, Харпичан, Салусукан и многие другие, содержащие в себе понятие ёмкости для воды. Подобные реки, а точнее речушки, можно отнести к рекам даже не второй, а третьей категории величины, и потому в названиях этих рек уже нет слога ра, в то время как самые большие реки амурского бассейна его имеют. Прежде всего это Уссури(ра), Сунгари, Сильгара (Шилка), Хор (ра), и конечно же, сам Амур. Реки эти, как выясняется, никогда не были дикими, да и как такое могло быть? Чего только стоит одно упоминание об «исчезнувшем» народе – джурженях, чьё государство разгромил Чингисхан. Конечно же, берега Амура ещё мало изучены, и дело не только в удалённости региона. Совсем недавно в нижнем течении Амура было сделано удивительное открытие, которое, опять таки, мало кого заинтересовало в официальных научных кругах. Речь идёт о географическом объекте, своеобразном природном памятнике - Шаман–Камне. Его местное, и мало кому известное название  – Вальдю.  В переводе с нанайского, как впрочем, и других языков Амура, звучит как Владыка! Однако, вспомним Вала, змееподобного царя народа пани, живущего на северо-западе от Индии, и многих других, обладающих царской властью под тем же именем. Здесь же неоспоримым будет знак равенства между амурским Вальдю и верхневолжским Волдаем, где когда-то проживал «змееподобный» владыка народа пани. Вспомним, что раз в год офене устраивали праздник великому змею Дюку. Это обстоятельство позволяет ещё больше сблизить Вальдю с офенским Валом, поскольку из имени могла выпасть последняя согласная. Но само открытие связано не только с именем, которое, бесспорно, является офенским по происхождению. Место это находится почти на той же параллели, что и шотландский Стоухендж, алтайская Белуха, южно-уральский Аркаим, а стало быть, соответствует той энергетической основе, которая была необходима при создании особо важных культовых сооружений. Именно это и отмечают те, кто посещают это необычное место, и делают восхождение на самую высокую точку  - гору Сиур. На вершине её все испытывают энергетический подъём и силу, а сама вершина у местных народов окутана завесой тайны.  А ещё «Шаман» окружён огромной крепостной стеной, которую долгое время считали естественным скальным образованием. Составленная карта местности и анализ её элементов позволили выявить дороги, искусственные террасы, галереи. Лишь тщательное изучение «памятника» дало возможность обнаружить все эти атрибуты деятельности человека. Особый интерес вызывает стена по всему периметру «памятника», собранная из огромных каменных  блоков. В одном месте эта стена имеет следы разрушения, образуя большой пролом, словно её атаковали каким-то мощным оружием. В четыре метра длиной, почти метрового сечения, блоки вывернуты на 90 градусов из кладки, а рядов валяется ещё несколько таких же, чётко огранённых прямоугольных «кирпичиков». Через каждые двадцать метров в стене имеются т.н. бойницы квадратной формы два на два метра. Всё это настолько фантастично и захватывающе, что невольно вызывает восторг. Ведь вокруг дикая девственная тайга, неописуемая красота изумрудного простанства, где тонкой змейкой уходит в голубую бесконечность Амур. Стена в полной мере свидетельствует об уникальной и неизвестной технологии строительства, к которой местные аборигены, конечно же, никакого отношения не имеют, и сколько лет данному историческому памятнику – одному богу известно.[v] Проживая по берегам рек, все эти народы чтили и бережно сохраняли ту культуру, которую получили из рук офеней. Нельзя не сказать, что местные жители (нанайцы) с большим уважением, и даже страхом, относятся к Вальдю. О «камне» в народе ходят многочисленные легенды, а само место всегда вызывает восторг у посетителей. Впрочем, сами аборигены стараются не беспокоить «шамана», и обходят это место десятой дорогой, а о том, что у них сохранилось генетическое родство с древней культурой, доказывает и сохранившийся  на берегах Амура особый изобразительный язык в виде узоров, что совершенно совпадает с тем тайным языком, которым когда-то пользовались офене. В славянской среде этот язык постепенно превратился в обереги и обычные украшения – вышивки на традиционных рушниках-полотенцах. На Амуре сегодня понимают и могут пользоваться этим языком уже единицы, а последние образцы этой письменности бережно хранятся в краевых музеях Дальнего Востока. Стоит заметить, что среди народов Амура русоволосость и голубоглазость является не редким явлением, что так же подтверждает тот факт, что белые пришельцы с Волги участвовали в их генетическом просветлении. Но дело не только во внешности, которая, как известно, может быть обманчива. Особым достоянием любой семьи, или рода является фамилия, и с этим врядли кто-то будет спорить. Со временем названия родов постепенно превращаются в более узкие – семейные. Сохранились они и на Амуре, где одной из самых распрастранённых является фамилия Самар. Есть и река с тем же названием, впадающая в Амур. О всеохвате данного названия говорят такие топонимы как Самарканд в Средней Азии, Самара на Волге, а так же её сестра на палестинской земле. Необычно выглядят на дальневосточной земле и названия рек, к примеру, Лемури, напоминающая об исчезнувшем народе лемурийцах. Есть и гора Кайласо, имеющая свой прототип в Тибете, а также на русском севере. Среди традиционных имён можно встретить имя Панюка. Зная корень пан, нетрудно понять природу этого имени.

     Особое внимание у народов Амура уделялось подбору супружеских пар, что подтверждается и содержанием множества сказок, где герой уходит в далёкие земли, в другие стойбища, чтобы подобрать себе правильно невесту. Ещё в начале прошлого века исследователи культуры народов амурского региона отметили четкое и обязательное следование принципу экзогамии, при создании семьи, запрещающему браки внутри отдельного рода. Среди нанайцев, или нивхов, и других представителей «малых народов» несоблюдение этого правила осуждалось и строго наказывалось. Нарушителей изгоняли, давая им оскорбительные прозвища. Точно так же карались, вплоть до смерти, недозволенные или добрачные половые связи. Браки и сожительство с кровными родственниками – членами одного рода - у нанайцев строго наказывались.[vi] Все эти правила социального устройства не могли появиться среди множества разрозненных племён Амура сами по себе или слепо заимствоваться по принципу подражания. Для этого необходимо осознание глубинного смысла данных правил, и не как религиозного догмата, а как образа жизни, связанного с этикой, моралью человека и социума в целом. Эти нормы жизни могли быть привнесены на дальневосточную землю только высокоразвитыми проповедниками, какими были в древнем мире офени. У них физическое целомудрие будущих семейных пар являлось главной основой в формировании жизни общества. Если это правило нарушалось, то преступника ждало самое жёсткое наказание, вплоть до изгнания, и даже, смерти. Кстати, душа у нанайцев называется паня. Не менее показателен пример со словом амбан. Для всех жителей амурского региона это смерть рода. Слово это является калькой с офенского амба, означающего, буквально, усечение (прекращение) рода, при этом особое значение в этом слове отводится начальному слогу ам как олицетворению всего негативного и запретного. Вспомним, какое оформление дал этот звук в имени амазонок. В то же время, в родственном языке исчезнувшего народа джурдженей есть похожие слова: ан-пан, амбан, амба, со значением большой, великий, вельможа. Амба, это и тигр. Самый большой хишник из семейства кошачьих. В данном случае именование этого зверя выглядет совсем неслучайным, о чём будет сказано в одной из последних глав повествования.     

    Этот краткий экскурс в культуру народов Дальнего Востока был бы не полным, если не сказать ещё об одном удивительном народе. Народе, чьё название смогло сохранить память об их культурных родителях. Это эвенки.  Как и народы Приамурья, эвенки (правильно эвены) с огромным уважением относятся к природе, они совершенно не агрессивны по отношению к другим людям и всегда готовы придти на помощь всем кто в ней нуждается. Вместе с тем эвенки выделяют себя из других "малых" народов и несколько заносчивы, утверждая, что происходят из необычного рода. Разумеется, это нисколько не портит эвенков и не мешает им существовать в добре и взаимопонимании со своими соседями. С древних времён эвенки имеют поистине космическую мифологию и являются самым кочующим племенем среди сибирских народов. Это своего рода посредники, осуществлявшие различные межплеменные обязательства, среди далеко не диких, пусть ограниченных суевериями народов, искренних и гуманных по духу. Показательно, что планету Венеру эвенки называют – Солбан, бережно сохраняя ту память и знания, которые достались им от древних офеней.

    Отношение к природе, отсутствие ненависти к другим народам, и многие другие позитивные качества, говорят о высокой духовной культуре дикого, на первый взгляд, лесного племени, который, несмотря на свою удалённость от современных культурных очагов, не был диким, а люди, населяющие этот регион, жили согласно тем нормам, которые культивировали офене в течение сотен лет, расходясь в самые удалённые уголки земли. Процесс этот растянулся на многие века и тысячелетия, и разумеется, в течение этого длительного времени были и остановки. Одна из таких непродолжительных остановок офеней явилась причиной важного для русской истории открытия.   

  

                                                  Вещественное доказательство

 

   Пожалуй ни одно из открытий древности на территории России не вызвало столько интереса и вопросов в среде учёных, как раскопки на Южном Урале. Это Аркаим. Возникновение этого «города» соотносят примерно с началом третьего тысячелетия до н.э. Сейчас трудно говорить, когда и почему этот город был оставлен. Вероятнее всего, это была одна из промежуточных звеньев цепи живой сферы обитания, сформированной офенами. Культура эта среди исследователей получила название Синташтинской, по имени протекающей вблизи реки Синташты. Другое её название -  Протогородская культура, или Страна Городов. В научный оборот этот термин ввёл К. К. Быструшкин. Всего на Южном Урале было обнаружено около двух десятков архитектурных объектов, созданных в течение двухсот лет.

    Удивительна и сама история открытия Аркаима. Впервые его обнаружили военные аэротопографы в пятидесятых годах, но из-за его чёткой геометрии приняли за секретный военный объект. Потом он попался на глаза и гражданским топографам. Только в восьмидесятые годы, когда над памятником нависла угроза затопления, в связи со строительством водохранилища, объект был впервые по-настоящему исследован, и то, группой школьников из двух человек, из местного археологического кружка. Находке тут же нашлось название, поскольку рядом с раскопками находится гора Аркаим. Выходит, что местное население никогда не забывало о том, что покоилось под метровым слоем почвы.

    Исследуя Страну городов, К. К. Быструшкин пришёл к выводу, что расположение Аркаима и других архитектурных объектов полностью соответствуют всем законам астрономии, и все они создавались с использованием древними строителями знаний прецессии (спиралевидная траектория Полюса Мира вокруг центра системы звёзд с периодом 26 тысячь лет). Благодаря точной астрономической привязке, с учётом прецессии, выяснилась точная дата строительства Аркаима – 2800 год до нашей эры. В связи с этим возникает ряд вопросов по поводу предполагаемого местного населения, которое, по мнению учёного, в этот период архитектурно, ни каким образом себя не проявляет, а потому непонятны цели и задачи столь изощрённой конструкции, с точки зрения кочевого быта местного населения. Поражает и то, что конструкция Аркаима в точности! совпадает с изображением космологического сюжета из древнего Египта. Рельеф с этим изображением находится на саркофаге жреца из Саккара и относится к 30 династии. Такое сопоставление позволяет соотнести разные географически удалённые объекты к одной космогонии. Вызывает восхищение и то, что эти космогонические каноны удивительным образом укладываются в каноны человеческого тела и сопоставимы с золотым сечением. Материалы анатомических атласов позволяют выявить полное соответствие человеческого тела и тех космических законов, которые использовались при строительстве древних обсерваторий, к коим можно причислить и древний Аркаим. Некоторые астрологические расчёты конструкции Аркаима соотносятся с текстом Махабхараты, где комментируется движение (путь) Сурьи (солнца) по небесному пути, сочетаясь с дорогой Сомы (луны). С помощью календарной (зодиакальной) системы Аркаима оказалось возможным рассматривать и понимать с одной точки зрения разные природные объекты – небо, землю и человека, а также  пространство и время. Воплощённый древними строителями комплекс идей этической и космогонической природы, по мнению Константина Константиновича Быструшкина, выводит памятник из разряда простых утилитарных сооружений, где ориентация на местности  и масштаб объектов глубоко обоснованы.  В связи с этим напрашивается вывод, что, воздействуя на духовную культуру людей, древняя архитектура, подобная синташтинской, имела глобальное распространение и была сопряжена со всеми известными центрами цивилизованного мира.

    При возведении Аркаима древние архитекторы ориентировали свои постройки по магнитным полюсам, а потому мнение учёных о том, что в бронзовом веке людям не был известен магнитный компас, следует пересмотреть. Здесь же напрашивается вывод о сложной социальной обустроенности древнего общества. Нельзя не заметить и того, что кольцевая конструкция Аркаима и Синташтиского захоронения идентична известному архитектурному памятнику в Великобритании – Стоухенджу. Известен пример и на территории современной Армении – Карахунж (поющие камни). Место, особо почитаемое в народе, по возрасту и внешнему виду почти ничем не отличающееся от Стоухенжа. Даже в названии легко заметить общее - хенж-хунж, что в обоих случаях переводится как камень. Этой же конструкции соответствует археологические раскопки на территории Правобережного Хорезма и Аджана.[vii] В связи с этим К.Быструшкин совершенно логично и обоснованно заявляет, что культура всего кочевого мира скифо-сибирского типа формировалась по всему поясу степей в результате единой культурной основы, древность которой, в рамках его исследований, пока установить не представляется возможным. Однако, исходя из логики этого повествования и доводов в пользу реального существования базового культурного очага, напрашивается вывод о том, что корни Страны Городов берут своё начало именно в верхнем течении Волги, в офенской культуре. Напомним, что Аргаимы занимали особое положение в социальной, а точнее живой сети офенского общества, и совсем не были похожи на современные города, ни конструктивно, ни по своим целям. Первоначально, они не были местом, где могли собираться усталые путники, что бы подковать лошадь, или заменить поломанную ось в телеге. Аргаим был духовным центром, где осуществлялись идеи планетарного, и даже космического масштаба, связанные не только с наблюдение за звёздами, но и с практикой посещения других миров. Как бы это фантастично не звучало, но такое в древности имело место, если видеть в этих древних представителях белой рассы не одетых в шкуры дикарей, а таких же как и мы сами людей. Конечно, в древности таким людям нужна была защита от тех самых дикарей, что собирались в шайки и слонялись вокруг необычного явления, и потому у Аргаима должны были быть крепкие стены, и они действительно былы, как свидетельствуют раскопки.  Были и ловушки для непрошенных гостей внутри территории. Городище имело довольно совершенную систему дренажной канализации. Вода с крыш жилищ внешнего кольца стекала в ров, но не полностью. Часть отводилась в специальные ямы во дворики. Во рве, с интервалом 5 – 6 метров были выкопаны ямы, пробивавшие специальный гидрозапорный глиняный слой до водопропускающего гравия, так, чтобы избыток воды уходил в грунт. Центральная часть города была построена с повышением уровня, а вода стекала по канавкам, спрятанным под деревянным настилом. Сам Аркаим это цельная деревянная конструкция площадью в 20000 кв. м., высотой в три – четыре метра, с фундаментом, дренажной системой, хорошо спланированными жилищами. Город был построен без гвоздей, сразу от начала до конца, и лишь потом заселился. Последующие поколения не пристроили кривых улочек, домиков, не нарыли новых канав и колодцев.

     «Нет никакого сомнения в том, что здесь мы имеем дело с результатом предварительного проектирования. Безусловно, не может быть и речи о том, что Аркаим строился в несколько этапов, по мере необходимости, когда к готовой части пристраивались новые квартиры. Строительным работам предшествовали тщательные проектные изыскания… Заранее были вычеслены объёмы земельных работ и необходимая для строительства древесина, а это тысячи стволов хвойной и лиственной породы» - пишет К.Быструшкин.

   Удивительно то, что в сознании местного населения, где был обнаружен Аркаим, всегда существовала память о том, что этот город не выдумка, а реальность, и все местные жители знали, где он находится. Но вот что действительно вызывает удивление. Исследуя памятник, археологи пришли к выводу, что Аркаим был уничтожен пожаром ещё в глубокой древности. При этом, поджигателями были те, кто его создал, поскольку ни жертв пожара, ни чего быто нибыло ценного, что могло остаться при бедствии, найдено не было. Всё сходится к тому, что место это было оставлено раз и навсегда, и, как в таких случаях поступали арии – предалось огню.

    Но люди его не забыли, и сегодня известно, что даже непродолжительное нахождение на территории этого древнего поселения делает ауру человека цельной и более насыщенной, что было зафиксировано специальными приборами. Поразительно и то, что план этого древнего городища повторяет контуры Москвы (вероятно, Аргаима в древности). Сегодня Москва занимает одно из мощнейших энергетических пуповин евразийской равнины, и таких пуповин, находящихся в зонах тектонических разломов, немало на земле, причём в древности эти места считались всегда святыми и оберегались. Мест таких на Волге немало, и возможно, что одно из таких когда-то находилось в верхнем течении Волги, и имело общее название Ким-ра (Солнечная земля). Наибольшая активность этого разлома отмечается в устье сразу трёх волжских притоков недалеко от современного города Кимры: Медведицы, Пудицы и Нерли. По свидетельствам жителей, ещё до затопления Угличского водохранилища берега эти были средоточием храмов и монастырей. Особый интерес представляют воспоминания людей о существовании в этих местах древнего города Медведь. По сей день, при малой воде, на затопленных берегах люди находят такие древности, которым позавидет любой археолог. Коптские (египетские) кресты – знаки Рода, бронзовые украшения и многое другое – всё это надёжно скрыто восьмиметровым! культурным слоем и находиться под водой. Заслуживает внимание и удивительное название мифического города, связанное с одним из самых популярных тотемных символов славян. Напомним, что герб с этим животным есть у Ярославля, одного из самых больших и влиятельных городов русской земли. Также медведь красуется и на гербе столицы Германии Берлине. Ранее уже говорилось о том, что на древнем языке медведь переводится как Аргос. Неслучайно всё Заполярье называется Арктикой, или страной медведей. Вследствие этого можно предположить, что в слиянии перечисленных рек когда-то мог находиться город, древнее первичное название которого было Аргаим. Возможно, это был культурный центр северной части Окского региона, переименованный позднее (вероятнее всего уже в христианскую эпоху) в город Медведь. Косвенно существование Аргаима в устье Медведицы подтверждает наличие таких архаических топонимов, как Селища. Эти древние поселения некогда составляли живую сеть социального устройства офенского общества, и таких селищ сегодня только в Кимрском районе известно несколько, и все они находятся в непосредственной близости от предполагаемого энергетического узла. Не менее интересны и показательны названия деревень: Шатрище, Слободище, где уже одно только окончание ставит топоним в ряд древнейших наименований.

     К сожалению, сегодня роль и сущность городов-гардаров существенно упразднилась и даже кардинально поменялась. Но когда-то они, подобные Кимрам, несли в себе строго определённую функцию социальной диференсации, определяя назначение и роль каждого члена общества, за счет чего это общество и существовало. А посему не случайно, что рядом с Кимрами (Кимрой), древним волжским городом, располагалось Слободище (название сохранилось до сего дня); место проживания «отшельных», отошедших от мирской жизни казаков. Сами же Кимры, надо полагать, должны были находиться в непосредственной близости к аргаиму.     

    Согласно офенским преданиям дорога в Аргаим занимала не одно поколение, и только тот, кто проходил все этапы духовного и физического совершенства, получал доступ в это священное место. Там таланту и стремлениям открывался мир запредельного. Мир духа. 

   Как уже говорилось, таких мест на земле в древности было не мало. Это подтверждают не только дошедшие до сегоднешнего времени названия, но и сами памятники. Один такой был обнаружен в  Саксонии в 1991 году и прозван Гозекским кругом. Его обнаружили с самолёта на пшеничном поле. По словам профессора Харольда Меллера, это не только своеобразная солнечная обсерватория, но и место отправления магических обрядов. По результатам исследований Гозекский круг состоял из четырёх концентрических окружностей, рва и двух полисадов. В самой окружности хорошо видна троичная система деления, что совпадает с формой трёхгранной пирамиды, по-видимому, некогда возвышавшейся в центре круга, и ориентированной особым образом по сторонам света. Осколки керамики, найденные в окресностях святилища, указывают на то, что он был сооружён около 4900 г. до н.э.  Причина того, что круг был заброшен и забыт, неизвестна. Впрочем, эта история похожа и на Уральскую. Рассматривая два эти поистине уникальных сооружения, сразу возникает идея родства, и даже, идентичности. Причасности к пласту чего-то очень древнего и совершенно не понятного современным исследователям. Нечто подобное возникает при рассмотрении ещё одного чудесного творения древних - святилища на территории современной Турции, бывшей славянской вотчины. Родины Афродиты, Кибелы и других матриархальных владычиц. Святилище расположено в местечке Гебекли-тепе, на  юге Анатолийского полуострова, вблизи древнего города Харрана. По предварительным данным этот комплекс, состоящий из трёх разновеликих окружностей, присоединённых друг к другу, построен в 10 тысячелетии до н.э. На его территории были найдены человеческие фигурки с головами волков, лис, змей, скорпионов, оленей, аистов. Всё это бесспорно, поразительно, но не уникально для древнего мира. Нечто подобное, правда, в более поздний период, можно встретить и в мезоамерике, и в Египте, и в Индии. Но особой архитектурной особенностью, которая высвечивает офенский след, является наличие Т образных столбов. По мнению исследователей, эти вертикальные камни  несут в себе явный фаллический смысл, при этом учёные во весь голос утверждают, что это связано с патриархальным укладом, что конечно же, не верно. Доподлинно известно, что вся культура Малой Азии этого периода отмечена печатью матриархата, и быть исключением в контексте древней культуры это сооружение, явно не случайное, никак не может. У офеней подобные столбы именовались пальцами, и действительно имели фаллический смысл, но нисколько не ставили мужское начало выше женского. До сих пор неизвестна функция данной постройки, во всех отношениях уникальной. По традиции её причесляют к захоронению, что не удивляет. В то же время на территории святилища не найдено ни одного скелета. Выдвигаются несмелые предположения, что это всё же место для магических обрядов. Но глядя на всё это великолепие другой мысли и не возникает. Остаётся понять цель этих обрядов. Ведь не для шоу, надо думать, древние создавали эти необычные конструкции.

      По всем параметрам «турецкий» комплекс является одним из самых древних Аркаимов на земле, и соотнося эти три, на сегоднешний день, известных творения древних зодчих, возникает идея бесспорного творческого подхода в области подобных построек, поскольку близкие по замыслу и цели, они, тем неменее, разные по архитектурному решению. Возможно, что здесь свою коррекцию вносит окружающий ландшафт, а также огромные промежутки времени, разделяющие эти памятники друг от друга.

      Все эти догадки могут быть оспорены, но в одном есть твёрдая убеждённость -  учёным пора привыкнуть к этому названию, и всерьёз занятся изучением этого явления. Осознать, что Аркаим и древний человек, вернее древнее сообщество, вещи не разделимые. Но осознать это, значить изменить не только картину прошлого, но и всю идею человеческого бытия, навязанную нам неизвестно кем и когда. Идея эта и чужда человечеству и вредна, и плоды её, в виде современного индустриального общества, с тупиковыми перспективами хорошо всем известны.    

    Сегодня нелегко понять, как жизнь человека может продолжаться не одно поколение. Думается, в древности человечество окружал совершенно другой предметный и духовный мир, определяемый иными целями  и ритмами жизни. Эти ритмы делали человека причастным не только к своим грядкам и стадам, а к целому космосу, с его немыслимым количеством миров. И дорога к этим мирам открывалась именно в Аргаиме. Несмотря на огромную временную пропасть, человечество также стремится в Аргаимы, такие как Москва или Берлин. К сожалению, современные Аргаимы уже не способны нести прежнюю функцию и ставят перед своими обитателями совсем другие ориентиры. Попав в объятия мегаполиса, не подозревая о том, что Аргаим не щадит тех, кто не готов к суровому ритму и полной самоотдаче, люди утрачивают не только свою  духовность, но и лишаются физической подпитки. А адаптация в лоне мощнейшего энергетического центра опять-таки может происходить не одно поколение. Именно по этой причине огромное число горожан стремится вырваться из каменных тисков города, и это не только из-за отсутствия кислорода или избытка шума. Причина также в излишке энергии, проистекающей из земли и космоса, потребляя которую ежедневно, человек становиться зависимым или просто больным. Проявления такой энергии, особенно со стороны москвичей, как правило, вызывают в здоровой провинциальной среде непонимание. К большому сожалению, нужно согласиться с тем, что без таких мощных социальных сгустков, каковыми являются, в большинстве своём столицы мира, сегодня невозможно формирование и развитие современной личности, а вместе с этим и новых идей, способных вдохновить инертные и неорганизованные массы людей. Хочется надеятся, что данная картина мира всё-таки изменится.

 

                                                               Венценосные боги.

 

    Считается, что история, это точная наука, и это понятно. Но в большей степени эта наука имеет собирательный характер, где в единый рисунок должны складываться не только уцелевшие предметы древности, но и имена героев, и даже сюжеты сказок и мифов, в которых они хранятся. Некоторые из них являются низримыми мостами в наш мир, хотим мы этого или нет. А значит они так же историчны как и сохранившиеся руины древних памятников. В который раз стоит повториться и назвать хотя бы тех, кого человеческая память через легенды и мифы смогла сохранить, и кому обязаны мы св