Московское городское отделение Общероссийской физкультурно-спортивной общественной организации 
Федерация Славянских боевых искусств «Тризна»



ЛИТЕРАТУРА КАЗАЧЬЕГО КЛУБА СКАРБ

ИСТОРИЧЕСКАЯ

СКАЗАНИЕ О КАЗАНСКОЙ (ТАБЫНСКОЙ) ИКОНЕ БОЖИЕЙ МАТЕРИ

находящейся в Вознесенской церкви, Уфимской Епархии, Стерлитамакского уезда, села Табынска
Из летописи Табынского прихода



   Между замечательными предметами религиозного чествования Уфимской епархии заслуживает особенного внимания икона Казанской Божией Матери, находящаяся в храме села Табынска Стерлитамакского уезда. Кроме глубокой древности она замечательна обстоятельствами явления и теми чудесами, по которым приобрела повсеместное в здешнем крае чествование не только от православных сынов Церкви Христовой, но и от иноверцев.

Святая икона — вышиною с одной стороны 1 1/2 аршина, а с другой 1 1/2 без 1/2 вершка, шириною 1 аршин и 1/4 вершка, толщиною 1 вершок. Надписи на ней никакой особенной нет, кроме обыкновенных и едва заметных слов на верхних углах иконы МР. ФУ. и над Спасителем IС. ХР. Неправильность доски и мало отчетливая отделка ее не могут не указывать на ее древность (когда мало заботились о точной правильности и совершенной чистоте отделки).

Но к каким временам отнести кисть, какою писана св. икона, с точностью определить нельзя. Лик Богоматери и Богомладенца Иисуса изображены правильно; но в них видна при необыкновенной простоте и выразительность истинно божественная, в особенности в лике Приснодевы отражается небесное величие и вместе материнское милосердие.

Икона Табынской Божией Матери названа Казанскою потому, что изображение Божией Матери и Предвечного младенца сходно с изображением на иконе, находящейся в городе Казани; разность состоит в величине, ибо все копии с подлинной Казанской Божией Матери — размера значительно меньшего против Табынской иконы. На верхнем крае ее имеется довольно значительный разруб, а ниже половины иконы, в средине — вставка; это те раны, которые нанесены ей при втором ее явлении татарами, как увидим ниже. стр. 33

   Икона имеет некоторое углубление, почему видимое возвышение кругом по краям как бы заменяло, по понятиям старожилов, естественную ее раму, на которой, как видно, был металлический оклад.

Тысячи богомольцев каждогодно стекаются в село Табынское на поклонение этой святыне в IX неделю по Пасхе Христовой. Особенность местного празднества в честь святыни состоит в том, что икону Богоматери при торжественном крестном ходе носят в то время из Табынского храма на место ее явления. Это место находится в 12 верстах от Табынска, в дачах Богоявленского завода, принадлежащего генерал-майору Пашкову, и известно вообще под именем «соленые ключи».

Последние называются так по качеству воды, которая без изменения всегда цвета беловатого и чрезвычайно солона. Этот священный источник замечателен тем, что по силе благодатного на него влияния Самой Царицы Небесной никогда не подвергается в зимнее время замерзанию, при самой низкой температуре. Есть основание думать, что в этих местах был когда-то солеваренный завод, принадлежавший купцу Утятникову около конца XVII столетия.

   Особенная замечательность настоящей св. иконы выражается тем, что благочестивое чествование ее ведет свое начало, как гласит предание, с незапамятных времен. Проследим по возможности исторически самую местность, где явилась эта досточтимая икона.

Г-н Рычков в своей топографии или описании Оренбургской губернии (смотри «Сочинение и переводы, к пользе и уважению служащие, месяц ноябрь 1772 г., изд. в СПб. при Имп. Акад. наук»), говорит, что здешний край заселен был до нашествия татар, в исходе XII и в начале XIII века, болгарами, уграми или венграми и команами, у коих, судя по памятникам и признакам, в его время бывшим, были свои города и жительства, даже, по всей вероятности, и заводы. Ибо при устройстве в XVIII столетии существующих ныне заводов были находимы при разработке руд разные инструменты тогдашнего времени — медные, в роде серпов и лопаты, также горны для плавки меди и т.п. Кто были главными деятелями в этих заводах: поклонники или Магомета, или исповедники Бога истинного — определить трудно. Могли быть племена славянские христианского вероисповедания, стр. 34

как более других знакомые с искусствами и науками образованных стран Греческой империи, с которыми могли иметь торговые и другие сношения; только видно, что здесь жили люди, знакомые с науками. Ибо такого изобретения и таких трудов в азиатском кочевом народе предполагать невозможно, чему служит доказательством всем известная в наше время праздная и ленивая жизнь кочующих, незнакомая с искусствами и научным образованием.

Если бы достоверно было известно, что здесь до нашествия татар действительно были христиане, то, судя по древности св. иконы Табынской, можно бы было отнести ее существование и к этим временам. А если принять во внимание неизвестность действительного происхождения сей иконы в последующие времена и двукратное ее чудное явление, как гласит предание, что будет сказано ниже, то для истинной веры во всемогущество Божие ничего не будет удивительного, если для водворения истинного света среди тьмы существование св. иконы Владычицы неба и земли в данную эпоху почтем вероятным. Но пойдем дальше путем истории.

С покорением Казани в XVI столетии Иоанном Васильевичем Грозным в здешнем крае основана первая крепость или городок Уфа при р. Белой, также Бирск и Мензелинск, которые заселились русскими людьми, устроившими в новых местах церкви и монастыри, как-то: в Уфе, Миясе, Челябе и других местах, из коих многие уже не существуют. К этим временам относится и заселение городка на Ногайской дороге (главной башкирской тогдашнего времени)*, между отрослями Уральского хребта, близ соленых ключей**; городок носил название Солеваренный. При нем существовали монастырь и церковь; удостовериться в этом можно из сделанных раскопок на месте.

   Выше самого святого источника, шагах в 200, есть плоская возвышенность или бугор, образовавшийся из пепла, кирпичей и других многих веществ, сгоревших при разрушении монастырского здания и церкви. Бугор вышиной аршина в три и имеет в окружности до 300 квадратных сажен. С восточной стороны бугра и доныне видна канава, показывающая здание бывшей монастырской церкви. стр. 35

*Башкирия, по принятии ее в русское подданство, была разделена в административном отношении на четыре главные дороги: Казанскую, Сибирскую, Ногайскую и Осинскую. Опис. Оренб. губерн. Черемшанского, стр. 3.

**Орен. Губ. Вед. 1850 г. № 35.

   Кто хорошо знаком с планировкою устройства церквей, тот не усомнится в том, ибо канава ясно указывает на существование колокольни и нераздельно соединенную с нею под обыкновенным углом трапезу, или среднюю часть храма, и на тот святой алтарь, который был полукруглой формы. Вот описание церкви по канаве. Церковь имела в длину около 15 сажен и в ширину около 6—7 сажен. При раскопке этого бугра, глубиною на два аршина находили пепел, золу, окаменелый уголь, жженый кирпич, камень и части железа — шпили и т.п. Из каковых данных, несомненно, заключить можно, что весь этот бугор есть остаток от разрушенного и сожженного монастырского здания.

Кроме сего, прямым доказательством существования здесь монастыря служит то, что в плане, составленном при генеральном размежевании земель, принадлежащих Богоявленскому заводу, есть и ныне участок, называемый монастырским. Название свое городок получил, вероятно, от завода, который был устроен на соленых ключах и известен под названием «соленые варницы»; завод находился в оброчном содержании у балахинских купцов Осокина и Утятникова до 1724 г.

Впоследствии же и городок, и завод, и монастырь разорены башкирами, но затем и до сих пор есть немало признаков существования здесь завода — это деревянные, вкопанные в землю чаны. К какому времени относится основание самого завода «соленых варниц», за неимением исторических данных определить трудно. Но принимая во внимание предание и наименование «солеваренного городка», который получил таковое, без сомнения, от завода, «соленые варницы», можно с вероятностью отнести основание завода к первой половине XVII века, почему и существование св. иконы в этом городке не без основания можно отнести к этому же времени.

Существование монастыря при соленых ключах, как мы видели, есть факт исторический. Завод «соленые варницы», как гласит предание, составлял единственный источник продовольствия монастыря. Кроме того, монастырю принадлежала деревня, существующая на том самом месте, где ныне село Табынское, и жители которой назывались посадскими; и до сих пор есть еще несколько семейств крестьянских, которые после служили при Уфимском архиерейском доме и затем уже обращены в государственных крестьян. стр. 36

Они содержали при реке Белой пристань, которая существует и доныне в Табынске и с которой соль с варниц грузилась на суда и отправлялась вниз по реке Белой в Уфу и Бирск. Наконец в 1734 г. на месте той деревни статским советником Кирилловым при содействии купца Утятникова основана крепость Табынская с построением в ней церкви во имя Вознесения Господня с приделом Казанской Божией Матери, вероятно, в честь уже бывшей в это время настоящей св. иконы Богородицы.

Монастырь тот с 1708 г., а впоследствии и крепость Табынская при разделении всей России на 80 губерний вследствие Высочайшего указа были причислены к Казанской губернии, чему служат доказательством священные антиминсы, выданные на церковь села Табынска в 1746 г. Казанским преосвященным епископом Лукою.

Впрочем, кроме древнего предания о бывшем некогда древнем монастыре близ Табынска мы представляем два акта, свидетельствующие о существовании монастыря. Акты эти хранились в архиве Уфимской палаты уголовного и гражданского суда и помещены в № 40 Уфимских губернских ведомостей за 1868 год членом статистического комитета Р. Игнатьевым. Оба эти акта писаны на столбце и относятся: первый к XVI и последний к XVII векам, У первого свитка недостает начала, которое поэтому и заменяется, как это принято при издании древних рукописей, точками...............

«А того ради царь и великий князь Феодор Иоаннович, всея Руссии самодержец, указал тебе, старцу Ионе, не могшав (немедля) ехати в Уфимский уезд в Вознесенскую пустынь Ногайской дороги, что башкирами сожжена, а братья рассеяна, о чем Великому Государю царю и великому князю Феодору Иоанновичу всея Руссии бил челом той Вознесенской пусты ни с Уфимского уезда строи тель, черный поп Иларион, а того ради тебе старцу Ионе, будучи в той пустыни Вознесенской всякое церковное имуще ство, утварь, какая если оста лась или разграблена башкирами, равно колокола, все то переписать, а также какое есть строение, келии и службы так же переписати, а и где были тому монастырю нами Великим Государем жалованы, а на те земли Вознесенской пустыни наши грамоты утеряны, те земли переписати же сотщанием и нам обо всем том Великому Го сударю царю и великому князю Феодору Иоанновичу, все: Руссии самодержцу, стр. 37

сказку за твоим и строителя черного попа Илариона подписом подать на Москве в патриарш приказ».

Окончание частью сгнило, что здесь заменяем точками но вместе с тем заметно, что свиток был больше, так что конец его как бы оторван; на обороте свитка подписано «Дьяк Даниило Протопопов, справил Мишка Кондарев».

Второй акт гласит следующее: лета 1756 (1657) года июля 20-й день великий Государь Царь и великий князь Алексей Михайлович, всея Руссии самодержец, Уфимскому воеводе нашему стольнику Ивану Семеновичу Подгулездеву. А бил нам челом с Уфимского уезда Вознесенской пустыни строитель, черной поп Захарий с братиею, да и в том его челобитье сказано, что де от давних лет владеют они, черной поп Захарий и братия, той Вознесенской пустыни землей в Уфимском уезде около соленоваренного городка по реке и выше речки Коренной, называемой Усолкою (которая и поднесь именуется Коренною и Усолкою), и до бора березовика и горы березовой и той стороне бора и де они, той Вознесенской пустыни строитель черной поп Захарий и братия, те земли пашут и сено косят, а на те земли были грамоты де блаженные и вечно достойные памяти Государей, Царей и великих князей Феодора Иоанновича и Михаила Феодоровича, всея Руссии, а те де грамоты ими строителем с братиею неведомы, ибо утеряны прежде, при игумене Михаиле, а всего владений же Вознесенской пустыни сорок десятин тридцатых*, и нам бы их строителя и братию Вознесенской пустыни велети жаловати теми землями до впредь владети, пашни пахати и сено косить, а сего ради мы великий Государь Царь и великий князь Алексей Михаилович, всея Руссии, велели есте того строителя черного попа Захария с братиею Уфимского уезда Ногайской дороги Вознесенской пустыни пожаловать теми землями, пашнями, сенокосом владеть вечно. А как к тебе, воевода, сия наша грамота придет, то ты бы, воевода, послал дьяка, а с ним от дворян или детей боярских людей добрых и велел бы те земли, что от давних лет Ногайской дороги Уфимском уезде, те строитель и братия Вознесенской пустыни от солеваренного городка вверх по коренной и до бора пашут и сено косят, переписати и ту перепись тебе, стр. 38

*т.е. вероятно в 30 саж. поперек, как видно из грамоты царя Михаила Феодоровича 1605 года. Верхотурскому воеводе о измерении земель (акт. стор. т. III стр. 226).

воевода, подать нашему приказу Казанского двора, а с тоя по урочищам переписи выпись дати Уфимского уезда Вознесенской пустыни Ногайской дороги строителю, черному попу Захарию с братиею и чтобы им по той выписи теми землями владети вечно».

На обороте подпись дьяка Стефана Дурова, справка подъячего Васьки Замыцкого; правописание подлинников обоих актов сохранено в точности.

Место явления святой иконы отличается особенною живописностью. Главная дорога древних кочевых народов, прорезывающая горы хребта Уральского, как мы выше заметили, есть Ногайская; она ведет путника на эти непроходимые холмы, в эти дремучие леса, так роскошно одевающие весь хребет Зауральских гор, от села Табынского с северо-запада прямо на восток. Оставляя роскошные долины с севера и запада, путник ущельем вступает зигзагами в эти, как бы самою природою устроенные тайники, где укрывалось буйное татарское население.

При самом входе в ущелье представляется высокая гора — первый вестник исполинского хребта. У подошвы этой горы дорога пересекается многоразличными ключами, пресными и солеными, из коих главный бьет из-под огромного камня, на котором явилась св. икона. Над ним очень красиво образовался большой утес однородных камней. Самая средина горы, подобно шитому поясу, убрана мелким кустарником разной породы.

С другой стороны, если идти к источнику Матери Божией из завода с юго-запада, то нельзя миновать едва заметного ската той же горы, составляющей правое плечо ущелья горного хребта. Здесь на пути, не доходя до ключей полверсты или и того меньше, представляется равнина, на которой был заселен известный монастырский городок. Вправо идет дубрава, облегающая или лучше обрамляющая гору; живописный вид этой природной каймы невольно останавливает взоры каждого: тут роскошные деревья, инде группами драпируются, приветливо заманивая путника на вершину горы, инде они, как нарочно, расставлены в стройном порядке и невольно возбуждают в душе вашей чувства благоговения и трепета пред Вышним художником, вся премудростью сотворшим.

Углубляясь более и более в то же ущелье, наконец представляется во всей красоте место явления Царицы Небесной. Смотря на гору к востоку, взор останавливается на богато ветвистом вековом дереве, стр. 39

под сенью которого, как некогда под сенью дуба Мамврийского, всегда отдыхают усталые богомольцы; далее, как бы в глубине горы, видна часовня, устроенная над камнем, на котором явилась икона Богоматери. Выше священной сени простирается утес из беловатых огромных камней, красиво убранных зеленью мелких между ними порослей разных родов.

Место явления на земле избрано Матерью Божиею вполне достойно Ее небесного величия; здесь усталый путник полуазиатского края, отыскивающий небесного утешения, невольно останавливается и благоговейно падает на колена, вознося теплые молитвы к Небесной Путеводительнице нашего спасения; здесь дух его возносится к подножию престола Миросоздателя, и самое немощное тело сладко отдыхает после трудного пути.

Явления святой иконы

Первое явление св. иконы относится ко 2-й половине XVI или к 1-й XVII века, вскоре после покорения Казани и даже до первого сеитовского бунта, в 1676 г., когда башкиры под предводительством старшины Сеита, соединившись с калмыцкими тайшами и подвластными им ногайцами разорили селения в Уфимском и Казанском уездах*.

Предание местных жителей о святыне повествует следующее: первый, удостоившийся обретения св. иконы, был монастырский диакон, имя которого давностию времени изгладилось из памяти. В одно время он, возвращаясь с поля, слышал глас: «Да потщится правоверующая братия Богоспасаемого монастыря принять меня в храм Господа моего». Диакон первоначально не внял сему неземному гласу, опасаясь, может быть, внутреннего самообольщения, но, спустя немного дней, возвращаясь вторично с обычных полевых занятий, он снова слышит тот же призывной голос.

При сем диакон остановился и с притрепетным любопытством стал осматривать место, откуда слышен был голос и, наконец, подобно известной девятилетней Матроне, обретшей икону Богоматери в Казани, увидев св. икону на большом камне у подошвы горы над источником, известным и доныне под именем «соленного ключа», пересекающего Ногайскую дорогу. Почему объятный страхом величия Приснодевы и преисполненный радости, стр. 40

*Стр. 3 опис. Оренб. губ. Черемшанскаго.

он поспешил в монастырь и возвестил о своем дивном обретении монастырской братии. По обычном удостоверении пречистая икона Богоматери была перенесена братиею в монастырь. О чем своевременно было донесено, по надлежащему, воеводе Уфимскому и святейшему иерарху города Казани, как гласит предание. Вследствие чего св. икона Богоматери была носима сначала в Казань, а потом в Уфу, но, как бы не обретшая там себе места, она снова явилась на камне и снова была поставляема в монастыре.

Здесь умолкает голос древнего предания. Он прерывается страшными бедствиями, какие тогда наносили здешнему краю башкирские бунты, как-то: страшный бунт сеитовский в 1676 г. и бунт всеобщий в 1707 г. по наущению двух главных мятежников Аидара и Кусюма*. Божественная святыня, как бы намереваясь явиться в большем величии и славе, на время, по неисповедимым судьбам Божественного Провидения, сокрывается в неизвестности. В это время частых мятежей и был разорен монастырь; братия рассеялась, и сам городок монастырский со своим заводом, единственным источником продовольствия монастырского, разорен и сожжен.

*Стр. 4 опис. Оренб. губ. Черемшанского.

Где была на это время скрыта святая икона Богоматери, под спудом ли разрушенного храма монастырского, или в другом месте, предание молчит**, но как дар неба, свыше ниспосланный от Бога, в подкрепление св. веры и на спасение роду человеческому, недолго Царица Небесная скрывала свой Божественный лик, вскоре после сего Она в святой своей иконе снова явилась на том же камне.

Второе явление святыни относится к первой половине XVIII века

По преданию, второе обретение св. иконы последовало следующим образом: св. икона на том же самом камне обретена была башкирами, которые из ненависти к христианству ругались над святынею***, за что достойно и были наказаны Всемощною Царицею неба. стр. 41

**Молчит точно так же, как молчит история и предание о том, где она скрывалась по изгнания монголами бывших здесь Болгар до явлемя диакону монастырскому; молчит подобно тому, как вообще молчит история и предание явленных икон на местах, где они находились до последнего их явления миру.
***Ее рубили, кололи, но она осталась несокрушимою для позднейших времен почему и поднесь, в укрепление веры на ней остались следы того святотатственного поругания.

Они лишились зрения и долго блуждали в таком состоянии по лесу. Наконец в сердце одного из них просиял луч веры во Всемогущество великого Бога: он раскаялся в своем дерзновении против святыни и действием всеисцеляющей благодати Божией получил прозрение. С прозрением он вывел из заблуждения и своих товарищей, представ вместе с ними пред святою иконою, он долго изливал пред нею моления о помиловании заблудших. Наконец любвеобильная Матерь Божия услыхала вопли заблудших и всем им, оскорбившим Ее Божественное величие, даровала прозрение.

Казалось бы, после такого чудного и неизреченного дара милосердной и благолюбивой Царицы Небесной они все должны были уверовать в истинного Бога. Но не всех одинаково коснулась всеспасительная сила благодати Божией; не все они воздали одинаковую благодарность Небесной Покровительнице. Все они явились в Богоспасаемую весь Табынскую и возвестили о всем случившемся с ними православным христианам и указали им обретенное сокровище неба. Но при всем том все они остались при своем магометанстве, кроме первого прозревшего, который, как повествует предание, один исповедал истинного Бога и принял св. крещение. Он жил 130 лет и по крещении всем и каждому с трепетом говорил: «Наконец-то я узнал, как велик русский Бог».

После сего св. икона с подобающею честью была перенесена в село Табынское, где находится и поднесь, изливая верным обильные дары целебные и всем подавая помощь и утешение, смотря по нужде, с верою к ней притекающих. С каковых пор она и получила название «Табынская икона Божией Матери». С сего-то достопамятного времени явления Царицы Небесной и положено благодарными жителями Табынской веси совершение празднества обретению св. Ее иконы в IX пятницу по Пасхе и установлен в следующий за тем день Воскресения Господня крестный ход с иконою на «соленые ключи» — место славного Ее явления.

Девятая пятница по Пасхе есть день явления сей иконы, как гласит священное предание. Такое чудо, как чудо, не осталось тайною и достоянием одних табынцев: весть о нем пронеслась по всем окрестностям православного населения всей обширной тогда провинции Уфимской. С тех пор православные христиане во множестве стекаются в весь Табынскую на поклонение этой святыне. стр. 42

И не без причины воздается такое чествование св. иконе. Вероятно, были случаи, когда Матерь Божия являла и дары чудотворения от своей иконы. Жаль одного, что ни одно из них не сохранено в летописи Табынского храма, чему причиною были, вероятно, те пожары, которые уничтожили прежние храмы до основания. Настоящий каменный храм основан в 1848 г. и есть уже третий после построенного в 1734 г. Первые два были деревянные. Первый сгорел в 1793 г., причем св. икона и антиминсы были вынесены. Второй сгорел в 1828 г., именно в то время, когда св. икона была унесена на ключи; антиминсы, как утверждают старожилы, были спасены одним из казаков, по фамилии Кадошников, уже умершим.

Чудеса от иконы Богоматери

А. Сожалея о вероятно бывших опытах благодатной силы от иконы Табынской Божией Матери и неизвестных для потомства по причинам, угодным Промыслу, мы здесь не можем не коснуться упоминания о тех чудодейственных дарах Царицы Небесной, которые совершались на наших глазах и в наше время, а именно в 1848 г., когда сильная эпидемия (холера) страшно свирепствовала в здешнем крае.

Жители г. Стерлитамака, чтобы смягчить гнев Божий, праведно карающий человека за беззакония его, возымели желание поднять св. икону Богоматери и принести в свой град, где и умолить предмилосердную Заступницу о помиловани, что они с разрешения тогда местного епископа, преосвященнейшего Иоанникия, и совершили. С принесением св. иконы в г. Стерлитамак и по совершении ей торжественного молебного пения губительная холера, видимо, ослабила свою силу, и пока пребывала там Матерь Божия зараза совершенно прекратилась.

С тех пор граждане Стерлитамакские в память сего избавления от губительной болезни и в благодарность Царице Небесной положили обет каждогодно брать к себе прямо с ключей в IX пятницу икону Богоматери; что они продолжали до 1856 г. с одного, впрочем, устного разрешения местных своих архипастырей.

Б. В 1848 г. холера во всей своей силе свирепствовала в г. Оренбурге, и тысячи народа пали там жертвою смерти в самое короткое время. С тех пор эта недобрая гостья каждогодно стала посещать г. Оренбург. стр. 43

Видя каждогодно посещение гнева Божия над собою, жители г. Оренбурга обратились с молитвою о помощи к Табынской Божией Матери и подвигнулись желанием брать каждогодно, подобно Стерлитамакским гражданам, святую Ее икону в свой город.

В 1856 г. они обратились о том с просьбою к местному архипастырю. Но прежде разрешений и ходатайства о том пред Святейшим Синодом покойный преосвященный Антоний поручил произвести законное расследование о древности и досточтимости св. иконы. Произвели надлежащее расследование в Табынском селе и Богоявленском заводе, где с клятвой утверждали вышеописанные по преданию явления и незапамятное почитание св. иконы Богоматери. Предание имеет на своей стороне по крайней мере стосорокалетнюю давность, т.е. что дети получили от отцов, а сии — от своих отцов и так далее, у которых родители были уроженцы села Табынска и даже той деревни Монастырской, которая существовала еще до населения крепости Табынской.

По представлении произведенного дознания преосвященный Антоний ходатайствовал пред Св. Синодом об открытии крестного хода с иконою Божией Матери. Определение по сему предмету Святейшего Синода было повергнуто на Высочайшее утверждение. Вследствие сего с 1856 г. св. икона Царицы Небесной каждогодно носится торжественно из Табынской веси в города Стерлитамак и Оренбург и по уездам их.

С принесением иконы Богоматери в г. Оренбург в 1856 году холера совершенно прекратилась в городе и с тех пор сия губительная язва не появлялась ни в самом Оренбурге и Стерлитамаке, ни даже в окрестности их. Так приснопамятно первое пришествие св. иконы Табынской в г. Оренбург! И не только христиане ежегодно жаждут благодатного посещения для испрошения от нее милостей себе свыше, но магометане, обитающие в среде верных, часто с восторженным чувством благодарной души возносят хвалу Богоматери.

К этим общим благодатным явлениям милости от Приснодевы нужно отнести и местное явление, которое повторяется каждый год IX неделю по Пасхе, когда совершается обыкновенно празднество в честь св. иконы Божией Матери Табынской: именно если до IX недели бывает продолжительная засуха, то включительно на этой неделе и всегда неизменно милосердие Небесной Покровительницы, стр. 44

бывает обильный дождь, и наоборот, если до IX недели льет дождь и бывает холод, то с наступлением IX недели непременно становится ведро. В том и другом случае крестный ход с иконою на ключи жителями Табынскими совершается с особенным чувством умиления сердца и отрады для души. Такая видимая благодать Божия молитвами Божией Матери ниспосылается небом или собственно на весь Табынскую и завод Усольский, чрез который совершается крестный ход со святыней или же иногда и на окрестные места до самаго Стерлитамака и на уезд его.

К местным же явлениям благодатной силы от св. иконы Богоматери должно отнести следующее:

В. В 1861 г. с ранней весны во всем Стерлитамакском уезде была засуха и открылись страшные жары; самый Стерлитамак потерпел в это время значительное бедствие от неоднократных пожаров. Слух, может быть и ложный о поджогах, в ужас приводил всех и каждого. В умилостивление разгневанного Божия правосудия много совершалось богослужений: повсеместно, где только находятся храмы Божий, были неоднократные крестные ходы на поля и ближайшие источники — места общественных богомолий, определенные и временем, и обычаем жителей.

Но Господь как будто не внимал молениям. Наконец как бы разбуженные от сна жители завода Архангельского, живущие в 60 верстах от Табынска, вспомнили о Табынской иконе Богоматери и первые обратились с молитвою к Приснодеве, Небесной Покровительнице края.

Едва жители Архангельского завода взяли к себе Ходатаицу неба, едва достигли они со святынею первой четверти пути, как Господь оросил их каплями дождя, и чем сокращеннее становился путь их к жительству, тем чаще ниспадал на землю дождь, и замечательно: в самом Табынском в день поднятая иконы и уже по отшествии с нею прошел небольшой дождь; в стороне же, именно на северо-восток, куда совершала шествие свое Царица Небесная, беспрестанно днем слышен был гром и показались тучи, ночью же вся местность к заводу Архангельскому покрывалась облаками, почти непрерывно прорезываемыми и освещаемыми молниею. Там лил беспрерывный дождь. Между тем как в противоположной стороне, на юго-запад от Табынска к Стерлитамаку, солнце непомерно жгло землю, и ночи были ясны как день. стр. 45

С возвращением Святыни в Табынск подвиглись на молитву к Ней православные и с юго-запада. Еще не прибыла Ходатаица неба, как явились за Ней посланные ближайших весей — именно из деревни Садовки, населенной мордвою, от помещицы Амбразанцевой и друтие, которые сожидали прибытия Ее двое суток. По возвращении икона Матери Божией побыла во св. храме своем только одну ночь.

При посещении своем юго-западной стороны не скоро Царица Небесная преклонила на милосердие Сына своего и Господа к стенящим от зноя жителям: четыре дня в разных селениях молили Матерь Божию о заступлении и ходатайстве пред разгневанным правосудием Божием; но дождя не было, и солнце по прежнему жгло землю; скорбь сопровождавших икону Божией Матери была невыразима.

Вести о поджогах разносились более и более, явный голод угрожал жителям. Видя вопли отчаяния притекающих с верою, Матерь Божия наконец милостиво воззрела на раскаяние людей: на пятый день путешествия своего, именно в селе Резановке, она открыла людям материнскую любовь свою: здесь к вечеру появилось над жительством небольшое облако, и дождь оросил землю. Радость отпечатлевалась на лице каждого.

На закате солнца снова было ведро, ночь ясная и следующее утро великолепное. Жаждущий благодатной росы народ не верил глазам. Он уже верил, что не до конца прогневался Господь, что молитвами пречистой своей Матери Он откроет щедроты свои и даст обильный дождь жаждущей земле и в этом трепетном чувстве, одушевленный упованием на милость Божию, он пал ниц пред иконою Богоматери и излил слезы умиления пред Заступницею.

Долго совершалось в храме молебное пение к Богоматери; пред выносом Ее долго читалась молитва с коленопреклонением к Ходатаице мира, но народ, несмотря на усталость, не только не ослабевал в молитве, напротив, молился еще с большим усердием. Казалось, гнев Божий неотвратим. Но вера восторжествовала!.. Среди самых молебных пений и коленопреклонений вдруг ударил гром и полил крупный дождь. Не описаны были слезы умиления благодарных сердец! В одно мгновение народ встал — и икона была на пути. Трогательны слезы умиления, но неизреченно и Божие милосердие! На двухверстном расстоянии на путешествующих не осталось нитки сухой.

Но это не все: в продолжение молебствия дождь не переставал в Амбразановке. стр. 46

На поле же г. Карамзина произошло поразительное явление. Лишь только началось молебное пение, как среди самых, можно сказать, молитв все окрестности покрылись густыми тучами и пошел сильный дождь. Нельзя было ни идти, ни ехать, так что со святою иконою должны были остановиться в ближайшей деревне, в которой не предполагалось отдыха. Но жители, тронутые неизреченным благоутробием Божией Матери, приняли икону Ее все, без исключения, каждый под свой кров.

Между тем в Стерлитамаке, на расстоянии 12 верст от настоящего места, не было и капли дождя. Вести о близком шествии Царицы Небесной и о ниспослании Ею окрестным странам столь обильного дара благости Божией пробудили усердие и в жителях г. Стерлитамака: они возжелали принять к себе Заступницу Мира, и в тот же вечер явилась депутация с письменным посланием из городовой ратуши от всего Стерлитамакского общества. В следующее утро народ толпами шел из города в сретение дражайшей чудотворной иконе. Чувство радости и полного упования отпечатлевалось на лице каждого.

С приближением к городу мрачная картина невольно поражала каждого: лучшая половина города была истреблена огнем, вместо жилищ видны были одни горелые пни; пепел и пыль мешались вместе, и воздух становился удушливым. Но с принесением иконы в тот же день в городе пошел дождь. На следующий день по крестном ходе он усиливался до того, что вода покрыла все улицы города. Пятеро суток пребывала св. икона в городе, и во все продолжение пребывания ее почти непрерывно лил дождь, тогда как до принесения в город св. иконы трудно было дышать от зноя и дыма среди тлевшихся обгорелых зданий.

Неизъяснимы были чувства благодарных жителей; св. икона была принята не только в оставшиеся от пожара дома, но и в каждом балагане. Ей совершено было благодарственное молебное пение. С прибытием ее прекратилось все: и засуха, и пожары, и уныние бедствующих.

Царица Небесная, как любвеобильная и Матерь Жизни, подает свою святую помощь всем, притекающим к ее всесильному ходатайству, ничто не отходит от пречистого образа Ее тощ. А потому как неисчислимо количество почитателей, так неисчислимы чудеса от иконы Богоматери. Из многого мы скажем то, что совершилось на наших глазах. стр. 47

Вот два рассказа отставного солдата, жителя города Оренбурга, и подпоручика Черникова-Онучина.

А. В 1860 г. первый (Василий Петров) был одержим лихорадкою так сильно, что во время каждодневных пароксизмов ему при нестерпимой боли от судорог свело все тело. Такое наказание Божие продолжалось с ним более трех месяцев, и оно было тем чувствительнее, что у него не было в Оренбурге ни роду, ни племени. Ему были два откровения в сновидениях, из которых первому он не верил; но когда через два дня повторилось тоже сновидение, он увидел в том сновидении небесное указание.

Ему виделось после одного пароксизма, будто он по настоянию своих товарищей идет в Табынск и просит исцеления у Матери Божией пред св. Ее иконою. В полной надежде на милосердие Матери Божией он решился исполнить откровение сновидения. Триста верст до Табынска он совершил как истинный страдалец: то шел, пока не изнемогал от болезни, то лежал на пути один среди дикой степи, то его подвозили добрые спутники. Так он достиг Табынска при совершенном изнеможении, от которого в продолжение трех суток он не вкушал даже пищи.

Наконец с помощью других он пришел в храм Божий, где отслужено было по его просьбе молебное пение Богоматери и он приложился к св. иконе. Среди самого молебного пения ему вдруг захотелось искупаться в реке на том самом месте, где впадает родник, при котором явилась св. икона Божией Матери. Многие отговаривали его от исполнения своего намерения, но он, несмотря ни на что, решил искупаться и едва только вошел в воду, как в тот же час почувствовал облегчение болезни. Событие это было подтверждено присягою как им самим, так и хозяевами его, у которых он имел квартиру.

Б. Бывши еще мальчиком, говорил г-н Черниковъ-Онучин, я ездил с отцом своим на поклонение чудотворной иконе Божией Матери в Табынск, откуда вместе с ним ходил пешком на место явления св. иконы, где в знак памяти взял несколько камешков, которые достал посредством отбивания от большого камня, на котором явилась Матерь Божия. Прошло много времени после того, но камешки эти я берег у себя как святыню, с особенным благоговением, и по просьбе делился ими с знакомыми. По неисповедимым судьбам Промысла Божия, юношеские мои желания иметь эти камешки не остались без добрых последствий. стр. 48

а) Однажды заболел кто-то в нашей семье. Рассуждая с родными о многих исцелениях больных от чудотворной иконы Табынской Пресвятой Богородицы, я припомнил, что у меня есть осколки от большого камня, где явилась св. икона. С твердою верою, что будет исцеление больному, я положил камешек в стакан, наполненный водою, которую дал пить и умыться больному, и что же — к общей нашей радости больной стал здоров!

б) Один раз оборвал я неосторожно заусеницу на пальце, отчего последний разболелся до того, что образовалась рана, из которой текла кровь с сильной болью. Лекарство не помогало, и я боялся за палец; но по совету жены своей стал примачивать водою с камешка и скоро почувствовал облегчение, а через три дня палец мой совершенно был здоров, тогда как примачивание водою по советам медиков было очень вредно.

в) Одна из моих родственниц, полковница А. Е. Ч. А., пожелала иметь один камешек у себя, каковой я и дал ей. При первом свидании с нею я слышал, что она в свою очередь данный мною камешек одолжила одной женщине, у которой было больное дитя. «Что же было? — спросил я. — Дитя стало здорово, — говорила А. Е. Ч. А., — в скором времени, как только его умыли водою с камешка, но при этом, — с грустью заметила Ч. А, — что женщина та камешка ей не возвратила» . «Оставьте, — сказал я, — пусть владеет им», — и вместо его дал родственнице другой.

г) Чудесно и то, что налитая вода в стакане, куда положен был камешек, в продолжение двух месяцев во время лета не только не испортилась, но была свежа до того, как будто ее сейчас налили. Заметьте и то, говорил Ч. А., что, когда я и мои семейные пили ее, она на вкус всегда отзывалась солоноватою, как бы вы ее пили из того самого ключа, и все это мы общим голосом приписываем единственно к чудесам Царицы Небесной. И это обстоятельство подтверждено было присягою.

N. В. Оба присяжные листа, служащие к подтверждению настоящих повествований о чудесах от иконы Матери Божией, находятся при делах местной церкви села Табынска.

Преданием запечатлены в числе многих еще следующие замечательные чудеса от св. иконы Матери Божией.

Прошло с лишком двадцать лет, как жители завода Богоявленского оспаривали икону у табынцев, основываясь на том, что место явления ее находится в дачах завода.стр. 49

Жители с. Табынска не уступали им своего небесного дара, искони присущего местному им храму, почему и стали носить икону на ключи, минуя завод прямо из Табынска, древнею Ногаевскою дорогою. Жители завода Богоявленского вместе с клиром вошли о том с жалобою бывшему местному тогда благочинному, протоиерею Базилевскому.

Отец протоиерей прибыл на завод, вызвал к себе Табынский причт и церковного старосту; после долгого рассуждения благочинным решено было поставить икону однажды и навсегда в храме завода. На что с подобающим уважением к лицу представителями Табынского храма было сказано так: «Если угодно это Пречистой Матери, то пусть будет по определению сему».

На утро о. благочинный созвал кого было нужно, сказал: «Неугодно Матери Божией мое распоряжение, ибо она достойно наказала меня за таковое; у меня отнялась правая рука». Затем он принес истинное раскаяние за свое скороспешное решение и получил исцеление к утверждению в вере всех. Он с клятвою говорил об этом всем. Церковным старостою был в это время Табынский крестьянин Степан Зимен, который также клятвою утверждал событие, бывшее с о. протоиереем.

В 1848 г. во время губительной эпидемии жители завода Архангельского с благословения местнаго архипастыря брали к себе икону Богоматери. Когда святыню несли чрез населенную магометанами деревню Зелим-Каран, то один из жителей с дерзновением богохульствовал против святыни, и однодеревенцы уговаривали его от такого неразумия, но он не внимал благому совету. Чем же кончилась эта дерзкая выходка? Тем, что он в виду всех скоропостижно умер, и доныне рассказывают об этом татары, жители деревни Карана.

В 1857 г. в июле была носима св. икона по Стерлитамакскому уезду. Приближаясь к селу Петровскому (г. Пашковых, ныне г. Тимашева), сопровождавший св. икону священник Петров предуведомил о том местного управителя, которого и просил сделать к встрече святыни надлежащее распоряжение. Принесению иконы в село Петровское предстоял день праздничный 8 июля; управляющий, чтобы соблюсти выгоды по отношению к помещичьей экономии, сделал такое распоряжение: для встречи Богоматери выслал женщин, а мужчин под видом помощи назначил для постройки каменной господской риги. стр. 50

Крестьяне просили управляющего оставить суетные затеи, а воздать подобающую честь Царице Небесной, но поборник барского интереса не внял просьбе крестьян. Собрано было на работу мужчин 120 человек. Чем же кончилось это предприятие? После многих работ около самого полудня все бывшие на работе крестьяне, а с ними управляющий и многие другие собрались в сарай молотильный для принятия пищи и обыкновенного отдохновения. В это время сначала пошел небольшой дождь, потом покрыла страшная туча и вдруг ударил гром; в одно мгновение как бы божественною силою весь сарай был поднят ветром на воздух, так что самые столбы, на которых утверждено было здание, были вырваны из земли и разметаны, а столбы числом 30 врыты были в землю на 7 четвертей.

При этом убиты до смерти, по свидетельству полиции, три человека и одна лошадь, а двум изломало ноги, самого же Богданова (управителя) откинуло в ближайший овраг и повредило ему ногу. Св. икона в это самое время была встречена за татарскою деревнею Селеуком женщинами и они с принесением святыни с грустью узнали о столь ужасном происшествии. Происшествие это подтверждено следствием местной гражданской власти.

Наконец нельзя умолчать о чудесах таких, которые основаны на личном убеждении служителей святыни, но не были утверждены присягою: или за недосугом и суетами, или даже за совершенною невозможностью того сделать.

В 1861 г. к празднику IX пятницы был привезен в Табынск из Верхне-Уральскаго уезда слободы Краснинской казак Гавриил Мельников, который чудесно получил исцеление от Царицы Небесной и отправился в обратный путь совершенно здоровым. О ходе болезни он и родная его сестра передали так: в 1857—1858 гг. он был болен расслаблением всего тела. Сестра Мельникова, посвятившая себя девству, со многими другими с ранних лет своего возраста имела обыкновение каждогодно ходить к IX неделе в Табынск.

В 1858 г., собираясь в известный путь, она убедила и брата не тратить понапрасну денег на лекарство, а ехать и поклониться Матери Божией и ждать от нее исцеления. Совет сестры был исполнен. Получив облегчение от болезни, казак Гавриил пред иконою Богоматери во всеуслышание всех прославил Матерь Милосердия  стр. 51

и дал обет каждогодно посещать Табынск в IX пятницу и изливать чувства благодарной души и сердца пред источником исцеления. Но в следующий год за мирскою суетою, невзирая на советы и убеждения сестры и других, слышавших его данный обет, он не пошел к IX пятнице. Так нередко и все мы бываем не благодарны к Подательнице Божественной благодати! Но Мельников был достойно наказан за нарушение обета. Возвратившись от IX недели сестра и ближние нашли его снова расслабленным. Так он страдал полтора года, лежал на одре неподвижно, так что легкое прикосновение причиняло ему нестерпимую боль.

Раскаиваясь в своем поступке, он в 1860 г. просил сестру снова свозить его в Табынск, но его по крайнему его изнеможению сестра не решилась сделать. Наконец в1861 г. и тяжкое страдание его от мучительной болезни, и слезы раскаяния убедили как сестру, так и многих других снова исполнить его желание. Кое-как едва могли уложить его в телегу, так он был расслаблен. До половины пути он не вкушал никакой пищи, затем с сокращением пути сокращалась и сила его болезни, так что на последней станции к Табынску он с помощью двух лиц мог слезать с дорожного болезненного одра своего.

С прибытием в Табынск его сначала возили к церкви, потом водили под руки, затем на двух костылях он, хотя с величайшим трудом, сам стал ходить в храм. В самый пяток он исповедался и удостоился Таинства Елеосвящения, которое служителями храма было совершено соборне во славу Матери Божией при необыкновенном множестве народа. Все присутствовавшие единодушно вознесли хвалу Богоматери; когда елеопомазанный по окончании совершения над ним Таинства без всякой помощи других и только с одною клюшкою подошел к образу Матери Божией, поклонился до земли и лобызал св. икону.

В субботу он приобщился св. Христовых Тайн. В воскресенье же, пред литургиею, сестра Мельникова и спутники ее возвестили служителям алтаря, что больной утром рано встал и один без всякой помощи подмазал телегу, заложил лошадь и отправился вперед на место явления Матери Божией. Но к сожалънию, обычная суета в это время, совершение лигургии, крестный ход с иконою Богоматери не дозволили местным священнослужителям подтвердить это обстоятельство законным порядком. Но все жители знают это и всегда готовы рассказывать об этом происшествии. стр. 52

С принесением св. иконы в г. Оренбург Матерь Божия явила дар прозрения одной старушке, казачке, по фамилии Пискунова, бывшей тогда всего от роду 80 лет. Как слепота, по словам старушки, было ей наказание от Бога, так и прозрение было для нее даром того же Всемогущего Бога, по молитвам всемилостивой и милосердной Заступницы. Воспитанная в недрах православной Христовой Церкви, до замужества она исповедовала веру православную, но вышедши в замужество за раскольника, она по настоянию мужа вынуждена была оставить Православие и обратиться в раскол. Но, сознавая свое заблуждение, она просила от Бога явного вразумления еще на земле; почему и получила попущения Всемогущего, слепоту.

Восемь лет она несла на себе наказание Божие, восемь лет приносила покаяние в своем заблуждении и молилась о помиловании. Сам муж наконец уступил ее желанию; она через шесть лет слепоты своей оставила раскол и присоединилась опять к Православной церкви, и Господу Богу угодно было призреть на ее раскаяние и услышать вопли ее молитвы.

В 1856 г., ровно через 8 лет, как она ослепла, Бог даровал ей прозрение таким образом: когда пронеслась по Оренбургу первая весть о приближении к граду св. иконы Табынской Божией Матери, все спешили на сретение Богоматери; хотела идти вместе с другими и слепая Пискунова, но по неимению спутника осталась дома. С нею вместе в доме была сноха ее. Старуха горько плакала, что лишена была небесного утешения видеть св. икону Богоматери. Слезы ее тронули сноху, которая решилась проводить ее до места встречи св. иконы, но, доведя до городских ворот и будучи стеснена народом, оставила ее.

Потеряв вожатую, старица пришла в решительное затруднение: она недоумевала, как спастись ей при таком стеснении народа. И тут-то она с воплем пламенной души обратилась к Матери Божией о помощи. Натиском народа она наконец поставлена была за ворота. И здесь, не веря себе, она увидела икону Матери Божией сначала как бы вдали, в виде звездочки, затем образ Божий становился явственнее и явственнее для нее, и когда миновала ее св. икона, она не могла видеть еще лик Матери Божией. Надобно заметить, что с принесением иконы и небо радостно приветствовало благоверных граждан дождем. Старица, идя за иконою, в состоянии была различать воду от земли и таким образом шла со всею осторожностью, стр. 53

но всею душою трепетала, по ее словам, от страха и радости. В таком состоянии при трепетной душе она шла до самого соборного храма. Здесь уже она явственно видела и лики святых, и все изображение священное. При лобзании св. иконы она удостоилась зреть на лик Пресвятой Богородицы. Потоки благодарных слез были свидетельством совершившегося над нею чуда исцеления; здесь она не в силах была молчать и тотчас же открыла об этом многим, а в том числе и приходскому своему священнику о. Архангельскому.

Чудо прозрения старицы не могло остаться тайною; оно коснулось слуха каждого и благодатно действовало на сердца благоговейных граждан. Все, знавшие старицу слепою: и простолюдины, и именитые граждане, посещали ее и вместе с нею прославляли милосердие Матери. Старица доселе жива и всякому с благодарными слезами повествует о чуде милости к ней Матери Божией.

Не менее важно и второе событие, явленное милосердием Владычицы в 1862 г. в Уфимской губернии Стерлитамакского уезда. Жена управляющего имением г-на Карташевского в деревне Пёстровке (Аксаково тож), Прасковья Андреева Губанова, тяжко болевшая восемнадцать дней, получила исцеление при сретении иконы Богоматери. Страдание болевшей и чудесное ее исцеление благоволением Матери Божией при законном расследовании подтверждено присягою очевидцев. Для точнейшего убеждения в истине благочестивому читателю мы представляем самый факт.

Письмо г-на Губанова бывшему настоятелю Табынского храма Богоматери о. благочинному священнику Гуменскому.

В 1862 г. в июне постигла болезнь мою жену Прасковью Андрееву, которая тяжким недугом была одержима восемнадцать дней, в продолжение которых во все время не имела здравого рассудка. Силы ее были истощены до такой степени, что без помощи других она не могла поворотиться. Такое безотрадное положение страдалицы приводило меня в отчаяние: я лишился всякой надежды на ее жизнь. Хотя и были приняты медицинские пособия чрез доктора г. Стерлитамака, но все это было тщетно.

Вдруг известился я, что икона Царицы Небесной, именуемая Казанскою, что в Табынске, принесена в нашу приходскую церковь*.стр. 54

*Церковь от дер. Пёстровки в 8-ми верстах.

Я, оставя больную, поспешил молить Царицу Небесную о избавлении скорби больной и с тем вместе просить принести икону в мой дом, что и было исполнено. Когда же св. икона была принесена к дому (пред тем больная очнулась и спросила обо мне, ей ответили, что пошел в Зубовку просить к себе икону Царицы Небесной и что икону несут близко от дома), больная велела подать чистое платье и с помощью других оделась. По приносе святыни в комнату, где помешалась больная моя жена, последняя поднялась и приложилась к иконе Царицы Небесной и во время начатого молебствия могла сойти с постели, встать на колени и молиться.

После молебна икону перенесли в другую комнату, где совершена была всенощная. В эту комнату больная могла перейти и, сидя на канапе, все время молилась. На второй день утром отслужены были часы, во время которых больная могла более стоять и молиться, и при выносе иконы в путь следовала за нею до самого крыльца, откуда, приложась к образу Царицы Небесной, возвратилась и затем дня через три силы ее совершенно восстановились.

О таковом чудном исцелении, ниспосланном Царицею Небесною чрез чтимую всеми Ее икону Табынскою, явленную на «соленых ключах», я долгом считаю довести до сведения вашего высокоблагословения. Подлинное своеручно писал и подписал Василий Иванов Губанов.

Во время пребывания св. иконы в г. Оренбурге в 1868 г. в 16-е число октября было заявлено благочинному священнику Иоанну Гуменскому, солдатскою вдовою Пелагеею Ивановной Панюшиной следующее: 1 октября она, Палюшина, почувствовала сильную боль в голове, которая и продолжалась трое суток, постоянно усиливаясь; в третье же число к 3 часу пополудни ей, Панюшиной, перекосило лицо с правой стороны на левую и помешался язык. В каковом состоянии Пелагея Ивановна и была до 15-го числа того же октября. Баталионный фельдшер ставил ей банки, но без успеха. Призреваемая в богодельне, средств к большому и усиленному лечению Панюшина не имела. Вследствие чего, когда св. икону Табынской Божией Матери принесли в собор, больная Панюшина обратилась о помощи и исцелении к Царице Небесной и после усердной ее молитвы пред сею иконою она получила исцеление: челюсти ее исправились, боль прекратилась и лицо приняло свой прежний природный вид. стр. 55

В знак благоговейной благодарности к Царице Небесной она долгом сочла заявить об этом чудесном ее исцелении, совершившимся по милосердию Владычицы от Пречистой Ее иконы Табынской. Заявление сделано в том же соборе, при свидетельстве посторонних: помощника церковного старосты, соборного причта и других. Проникнутая чувством радости, благодарная Панюшина не умолкает заявлять об этом всем и каждому. Заявление это тем более достойно вероятия, что Панюшина имеет от роду около 48 лет и поведения честного, трезвого и богобоязненна.

Заявление купца Ивана Григорьевича Скворцова поданное 5 декабря 1870 г. настоятелю Табынского храма о. благочинному, священнику Иоанну Гуменскому: «Я имел счастие приобрести и читать книжку «Сказание об иконе Табынской Божией Матери». Проникнутый полным благоговением к тому милосердию Владычицы, по которому Она, Небесная наша Заступница, всем, с верою поклоняющимся сему чудотворному Ее образу, подает радость и утешение, исцеляет недуги немощным, дарует зрение слепым, я похвалил тех верующих, которые неумолкно, во всеуслышание сего мира прославили Ее величие заявлением милостей, полученных ими от неисчерпаемого источника оной святой Ее иконы; прославил, говорю, тех и осудил себя, как бы неблагодарного, скрывшего от всеобщего видения дар милосердия, который явила Матерь Божия и мне, недостойному.

Но, не желая уничтожать славу Матери Милосердия, осуждая себя, раскаиваюсь и заявляю вам, как настоятелю того св. храма, в котором обитает Ее св. икона, следующее: «Сын мой Михаил, будучи от роду 3-х лет, в сентябре 1860 года был одержим неизлечимым горловым недугом, от которого он так сильно страдал, что более недели был без сна и пищи, кричал день и ночь, неумолкно стонал и метался. Для подачи ему помощи были приглашены два медика, которые по нескольку раз в сутки посещали больного, прилагали все свое старание к излечению этой опасной детской болезни, употребляли все медицинские средства и наконец решительно мне объявили, что они употребили со своей стороны все. Но так как болезнь не только не ослабела, а, напротив, приняла свой убийственный характер, то они не скрыли и последнего, что ребенок должен умереть и что разве только всемощная воля одного жизнодавца может возвратить ему жизнь, стр. 56

а потому, посоветовав мне приготовить ребенка к смертному одру, они удалились и уже более не возвращались ко мне по данному предмету. Понятно, какова была грусть моя и всей моей семьи! В отчаянии на помощь врачебную, но в твердом уповании на Господа я по общему совету сетующей семьи немедленно попросил в свой дом бывшую в то время в Оренбурге св. икону Табынской Божией Матери.

Едва отправились за иконою, как ребенок закашлял и отхаркнул какие-то печени, затем успокоился и уснул самым легким невозмутимым сном. С принесением святыни в комнату ребенок проснулся, встал и молился, как умел, вместе со всеми нами пред образом Владычицы. С окончанием молебна кончилась и болезнь ребенка. По уносе св. иконы последний был здоров и весел, и разве только одно исхудание его тела могло, по-видимому, свидетельствовать о бывшей с ним столь тяжкой болезни. В благоговейном восторге моей благодарной души я заявляю ныне вам об этом на тот предмет, не сочтете ли вы за нужное внести и это чудо в летопись храма Богоматери и тем изгладить мою мучительную ошибку и успокоить мою совесть».

Не менее наконец важно и заявление отставного урядника Оренбургской станицы Николая Ускова, который собственноручно пишет тому же настоятелю Табынского храма Богоматери следующее: «В 1856 г., когда в первый раз была принесена икона Табынской Божией Матери в г. Оренбург, я был одержим более года грудною болезнею, неоднократно был отправляем для пользования в военный госпиталь, но не получил облегчения; с течением времени болезнь моя развилась до такой степени, что у меня захватывало дыхание, силы мои ослабели до того, что я сам без помощи посторонних не мог вставать с постели, меня поднимали, и сидеть я мог только с помощью других.

Столь тяжкое мое страдание и безнадежное положение причиняли невыразимую скорбь семье моей. В глубокой вере на заступление Матери Божией жена моя дает обет принять в дом св. икону Табынской Божией Матери и отслужить ей молебен при одре моем об исцелении от недуга. Это и исполнено было ею без замедления. По принесении еще во двор св. иконы Царица Небесная уже явила надо мною чудо милосердия своего; без всякой помощи других я сам поднялся с постели и сидел, никем не поддерживаемый. стр. 57

Когда начали служить молебен пред чудотворным образом Владычицы, я уже мог слезть с постели, омочив ее слезами благодарной моей души, встал и молился Царице Небесной о помиловании меня от тяжкой болезни. По окончании молебна я мог одеться в теплую шубу и проводил без труда Небесную Исцелительницу со двора и по улице не менее сотни сажен. С тех пор я не принимал никаких лекарств и доселе* чувствую себя здоровым. Но да простит меня многоблагоутробная Матерь Господа моего за то, что я до сих пор об этом никому не заявлял; это я сделал не с намерением скрыть дар милости Небесной Царицы, а по неведению моему. Ныне же, когда прочитал книжку «Сказание об иконе Табынской Божией Матери», я заявляю об этом с чистою моею совестью и неумолкну возвещать о такой милости, дарованной мне Матерью Живота, пока не испущу последнего моего дыхания из той же моей груди».

В 1871 г. 12 мая получено Табынским о. благочинным священником Гуменским, записано в книге под № 108, следующее собственноручное заявление от г-жи Филатовой.

*Заявление сделано в 1870 г., октября 17дня.

«Я заявляю Табынскому духовенству, как чудо милосердием Владычицы исцеление меня. Полтора года я была больна кровотечением и постоянно лечилась у докторов, акушерок и даже простых старух, но все напрасно, ничто мне не помогло. Наконец я прибегла к Владычице с молитвою и дала обещание быть в Табынске в IX пятницу. В Табынске в продолжение недели я была больна этою болезнею; но здесь я однажды, несмотря на нечистоту свою, осмелилась приложиться к чудотворному образу Заступницы, служила молебен и потом была на ключе, где явилась св. икона. Там пила воду от источника Богоматери и там же я почувствовала новую силу. Возвратилась домой здоровою и с тех пор я не страдаю этою болезнею». Подлинное подписала своеручно жена Стерлитамакского почтмейстера Мария Филатова в 1870 г. «Сим свидетельствую, — пишет муж ее, — действительно показание жены моей справедливо». Подписано: Стерлитамакский уездный почтмейстер, титулярный советник Алексей Филатов. стр. 58

Священник Верхнеозерного отряда Оренбургской губернии Василий Васильев от 27 ноября 1870 г. за № 21 уведомляет о. благочинного священника Гуменского о следующем событии: девица Верхнеозерного отряда Мария Матвеевна Гайдина девять лет находилась недвижимою ногами и всем корпусом, так что под ее ранами в летнее время появлялся червь. Облегчение в первый раз Гайдина почувствовала во время звона ко встрече Царицы Небесной, по словам ее матери и родных.

Она говорила так: «Когда я услышала звон ко встрече Царицы Небесной, то возымела сильное желание посмотреть, как Ее понесут в церковь, и, начав понемногу трогаться, почувствовала в ногах и теле облегчение, встала на ноги, перешла чрез улицу и села около одного дома; посидев немного, обратно отправилась домой». Этого никто не видел, и сама она никому не сказывала. Когда Царицу Небесную принесли в дом Гайдиной и когда пронесли Ее чрез больную, девица Гайдина почувствовала себя еще лучше, но опять об этом никому ни слова.

После провода Царицы Небесной в отряде нашем вскоре вследствие поджога произошел сильный пожар в 3 часа пополудни. Девица Гайдина, услышав звон в набат, поспешнее других схватила мешок с ягодами и еще кое-что, вынесла на улицу, а потом отправилась обратно в дом за другим имуществом. Это самое удивило всех и открыло тайну силы Божией. В настоящую пору девица Гайдина ходит везде сама, метет в доме пол и во многом помогает престарелой своей матери по домашним делам. Подлинное подписал Оренбургской епархии Орского уезда Верхнеозерного отряда священник Василий Васильев.

1871 г. милостию Матери Божией останется в памяти не у одних табынцев, постоянно, так сказать, дышащих и живущих благостью Матери Жизни: жители Оренбурга должны всего более прочувствовать и достойно ценить ту материнскую любовь, какую явила к ним ныне Пресвятая Дева в чудотворном Своем образе Табынском. Холера, развившаяся в сем году смертоносным потоком по всей обширной империи Российской, посетила и село Табынское, но здесь она слегка коснулась жизни люда Божия, похитив из среды его только троих; в Оренбурге же в продолжение каких-либо 8—10 дней она унесла в замогильный край более 1000 душ. Но, о чудо милосердия Матери Божией! Как только принесен был в этот город источник исцеления — св. икона Богоматери, то обоюдоострый меч праведного гнева Божия стр. 59

тотчас притупил свое всесокрушающее лезвие — холера прекратилась. Утром на второй день вшествия Царицы Небесной в г. Оренбург вынесли на общественное градское кладбище последнего, павшего жертвою холеры еще накануне приноса св. иконы. Это было тем более заметно в многолюдном Оренбурге, что покойник принадлежал к среде, видной в обществе: он был купец-миллионер (г. Веснин). Далее во все пребывание св. иконы в Оренбурге не слышно было ни одного заболевания эпидемиею. Если и были случаи погребения умерших от холеры, то эти жертвы смерти были поражены эпидемиею еще до приноса в город чудотворного образа Богоматери.

Доказательством тому кроме общего благоговейного восторга жителей было вскоре последовавшее распоряжение подлежащего начальства дозволить на рынках города и других пунктах торговли продажу сырых овощей: арбузов, яблок и т.п. И благоговейно благодарные жители Оренбурга достойно воздали славу, хвалу и благодарение Матери Божией в чудотворной Ее иконе: с 7 сентября по 8 октября святыня постоянно была принимаема жителями, даже однажды целую ночь с Нею неустанно ходили по домам (это было в форштате). Несмотря на все это, еще остались люди, жаждавшие принятия в дом Царицы Небесной.

Наконец и вновь совершенное путешествие Матери Божией в настоящей чудотворной иконе в г. Уральск справедливо заслуживает благоговейного внимания верующих. Об этом причт Табынской церкви, сопровождавший святыню по новому ее пути, от 24 декабря 1871 г. за № 94, донес местному настоятелю Табынского храма следующее:

«1871 г. месяца октября 22-го дня, быв командированывами на следование со святою и чудотворною иконою Табынской Божией Матери из г. Оренбурга в г. Уральск и обратно из оного считаем долгом донести вашему высокоблагословению о благосостоянии совершенного нами хода. По вниманию к тому, что следование с Табынскою святынею в г. Уральск по желанию жителей и с разрешения Святейшего Синода открыто в первый раз — и что Уральский край в религиозном отношении преимущественно есть единоверческий, и в среде единоверия немалое место занимает и раскол, шествие святыни Табынской в таковой край заслуживало особенного внимания  стр. 60

не только путевого причта, но и всех, кто ревнует о прославлении имени Богоматери в досточтимой Табынской Ее иконе. Для встречи и беспрепятственного шествия святыни в г. Уральск был командирован уральского уездного начальника помощник г-н Чорторогов. Он встретил святыню за 180 верст на черте Уральского края, и именно в городке Илецком, откуда я сопутствовал до самого г. Уральска. Он же сопровождал нас и обратно. На протяжении пути по означенному тракту встречалось немало и селений, жителями коих мало того, что оказана подобающая честь Царице Небесной в единоверческих их храмах службою и торжественною с крестным ходом встречею в оные; усердие их простиралось даже и до святого желания принять святыню в свои дома.

В форпосте Генварцевском, где проходила святыня и несколько часов совершалась служба в домах, передано жителями следующего рода событие, совершившееся в прошлом, 1870 г. от Табынской иконы Богоматери в бытность ее в городе Илецком: «У односеленного их казака NN больна была дочь ногами и несколько лет положительно ими не владела. Случилось быть этому казаку в городке Илецком по хозяйственным нуждам вместе со своим братом NN. Брат был единоверец, а другой — отец больной — состоял в секте некудынцев (так там называются нетовцы).

Приезд их в Илецк совпадал со временем посещения оного и Табынскую святыню, что было в ноябре 1870 г. Брат-единоверец, заметя почитание святыни жителями илецкими, сам возымев желание помолиться ей, к чем приглашал и своего брата-некудынца. Сей последний, отказываясь по своему сектантскому заблуждению неверием в таковую святыню, долго не соглашался и склонился на молитву ей только по следующему убеждению брата: «У тебя ведь есть дочь больная, помолись лучше, быть может, Пречистая и пошлет ей исцеление»...

Такое убеждение брата подействовал на невера. Отслужили молебен Царицы Небесной, и молитва их услышана была Ею. Возвратясь из Илецка домой, в форпост Генварцевский, вышесказанная больная встречает своего отца и с радостью объявляет, что она выздоровела, отец спрашивает: «Когда дочь выздоровела?» Из ответа семьи казак узнал, что она выздоровление получила в тс самое время, когда он с братом молился Табынской чудотворной иконе Богоматери в городке Илецком. стр. 61

Этот факт, переданный нам жителями форпоста Генварцевского, в настоящее время подлежит расследованию. Благочинный г. Уральска иерей Донсков, в ведомстве коего состоит Генварцевский приход, при надлежащем расследовании обещал сообщить о сем как своему епархиальному начальству, так и настоятелю Табынской церкви со включением такового события в приходскую летопись.

Заявляя об этом факте, не лишним считаем сообщить и о пребывании святыни в г. Уральске. Жители города, зная день прибытия (16 ноября) к ним святыни, за 20 верст и далее шли и ехали навстречу оной. Стечение граждан было весьма многолюдное. Духовенство двух соборов и шести приходских церквей с крестным ходом встретило святыню на пятой версте от города. В ходе этом участвовали и стар и млад. Каждый, увидев шествующую к ним Святую гостью, старался с благоговением подойти к ней и лобызать ее, а некоторые с детскою простотою теснились в массе народа, горя тем же святым желанием.

При этом местным духовенством замечено было еще и то, что некоторые из раскольников, быв первоначально любопытными зрителями, приступили сами к святыне и неели ее на своих руках. Этот их приступ, совершившийся воочию всех и первоначально удививший как православных, так и единоверцев, еще более удивил, когда при приносе иконы во храм раскольники, никогда не посещавшие оных, стали ходить в оные к богослужению и принимать святыню в свои дома. Не есть ли это видимый Промысл Царицы Небесной, вразумляющий нас и соединявший всех во едино стадо Единородного Сына Ее Иисуса Христа.

Уральцы за единомесячное пребывание святой иконы в их городе не остались неблагодарными к Царице Небесной: усердие их было слишком велико — денно и нощно совершался крестный ход со святынею по домам. В день выноса святой иконы из г. Уральска в предлежащий путь несметная масса народа совмещала в себе всех и все; здесь уже не рознились ни православные, ни единоверцы, ни раскольники, а все дышали, так сказать, одним общим чувством одинаковой любви и благоговейного почитания святыни Православия. Вообще можем донести вашему высокоблагословению, что уральцы за честь, какую воздали святыне, достойно подражания многих, имущих затупления в деле спасения Пресвятой Матери Господа Бога Вышнего. Месяца декабря, 24-го дня 1871 г. № 94. Подлинный подписали: священник Иоанн Смирнов, диакон Мефодий Скворцов и диакон Николай Гуменский».

Такое знамение благодатной силы Царицы Небесной лике Табынского образа — не есть ли знамение того, что Царица Небесная, являя свой чудотворный образ в Православной церкви, там ясно показывает, что истинна и православна токмо единая Православная церковь и что другой церкви, спасающей на земле, и быть не может, кроме церкви Православной.


 

Публикуется по: Уфимская епархия Русской Православной Церкви: справ.-путеводитель / [авт.-сост. Егоров П.В., Рудин Л.Г.]. – М.: Уфим. епархия РПЦ: О-во сохранения лит. наследия, 2005. С. 33-63.




Мои фото 2004 года, недалёко от ст.Краснинской, Верхнеуральского уезда Макаров С.С.

22.12.16 | 19:15:05

05.07.16 | 10:20:35

12.04.16 | 15:27:26

31.03.14 | 15:55:47

05.12.13 | 14:06:25


ГоловнаяНовостиСсылкиКонтактыКарта сайта


Работает на Amiro CMS - Free