Московское городское отделение Общероссийской физкультурно-спортивной общественной организации 
Федерация Славянских боевых искусств «Тризна»



ЛИТЕРАТУРА КАЗАЧЬЕГО КЛУБА СКАРБ

ИСТОРИЧЕСКАЯ

ОРЕНБУРГСКИЕ КАЗАКИ НА КУБАНИ


   В решении стоящих сегодня проблем определения этносоциального статуса российского казачества особый интерес представляет изучение историко-культурных связей различных казачьих областей в ходе освоения азиатских окраин Российской империи. Данное сообщение посвящено вопросу включения оренбургских казаков в состав кубанского казачества в о второй половине XIX века.

   Казачья колонизация Закубанья по плану командующего войсками Кубанской области графа Н.И. Евдокимова была одним из наиболее действенных средств в деле скорейшего окончания Кавказской войны. В процесс заселения края помимо кубанских казаков, бывших черноморцев и линейцев, были вовлечены переселенцы из Донского, Оренбургского, Уральского, Азовского войск, малороссийские казаки, солдаты Кавказской армии, государственные крестьяне.

   4 октября 1863г. начальник Главного штаба Кавказской армии обратился к оренбургскому и самарскому генерал-губернатору с просьбой о "вызове охотников из Оренбургского и Уральского казачьих войск в возможно большем числе для переселения на Кавказ". В дореволюционной литературе как оренбургскими (П.И. Авдеев, А.И. Мякутин), так и кавказскими (И.В. Бентковский) исследователями называется цифра в 414 семей оренбуржцев, отправленных на Кавказ. В ведомости о постаничном размещении переселенцев, хранящейся в личном фонде графа Н.И. Евдокимова в РГВИА, на 1864г. называется 425 семей оренбургских казаков. В составе 25-го полка в станице Каменномостской было поселено семей 21, Тубинской - 1, Перевальной - 16, Гойтхской - 21, Елизаветинской - 3, Навагинской - 11, Куринской - 4, Хадыженской - 9, Нефтяной - 11, Абхазской - 8, Черноморской - 15, Кутаисской - 105; в составе Псекупского полка: в Пятигорской - 19, Хребтовой - 6, Фанагорийской - 14, во Владикавказской - 30, в Бакинской - 23, в Супской (Калужская) - 15, Новодмитриевской - 28, Афипской - 12, в пос. При ст. Тхамахинской - 13, Шабановской - 40, итого - 425.

   Но в 1865г. была основана в составе 27-го полка станица Оренбургская .в которой были дополнительно поселены еще 30 семей оренбургских казаков. В документах ГАКК содержаться сведения. Что оренбуржцами была населена и ст. Сохрайская (число семей вместе с переселенцами из 4-й бригады Кавказского линейного казачьего войска - 107).

   Помимо этого материалы архива Краснодарского края дают уточнения по некоторым станицам: с ст. Владикавказской - 14 семей оренбургских казаков. в ст. Владикавказской у впадения р. Псекупс - 35, в ст. Хребтовой - 16, в пос. Адыгако - 4. Очевидно, что переселенцев из Оренбургского войска было гораздо больше, чем указывалось дореволюционными авторами. В обнаруженном в РГВИА документе, датированном мартом 1863г. отмечается, что "по собранным в настоящее время сведениям из Оренбургского войска вызвалось охотников к переселению до 500 семейств и что при этом пожелали переселиться туда же сотник Боровин, есаул Овчинников, хорунжий Плотников с семействами, из коих первый состоит на службе, а последние двое, находящиеся в отставке, желают вновь поступить на "службу".

   Оренбуржцы прибыли на Кавказ на пароходах компании "Меркурий" четырьмя партиями и уже 2 июня 1864г. две из них из Кизляра двинулись в Кубанскую область. Большинство станиц уже было возведено войсками Кавказской армии, причем при их устройстве принимались во внимание прежде всего военные соображения, зачастую без учета местных условий. Это привело к заболеваниям и неурожаям, повлекшим за собой большую смертность. В результате часть устроенных на скорую руку станиц пришлось упразднить. Исчезла с карты Кубани ст. Оренбургская, жители которой были переселены в Кабардинскую, упразднены ст. Перевальная с переселением оренбуржцев в Мартанскую и Нефтяную, Гойтхская с выселением в Мартанскую, Елизаветинская с водворением казаков в Имеретинскую, Навагинская - в Гурийскую, Пятикорская - в Супскую, Владикавказская - в Супскую и Чибийскую (Пензенская), Сахрайская - в ст. Царскую, пос. Царский - в Абадзехскую и Бесленеевскую, Тхамахинская - в Новожмитриевскую и Афипскую (Смоленскую).

   А.И. Мягутин отмечал, что многие из оренбуржцев "вернулись домой в следствии нездорового климата". В то же время, документы свидетельствуют, что из всех переселенцев оренбургские казаки оказались наиболее устойчивыми к местным природным условиям. Командир Псекупского полка в апреле 1865г. сообщил, что "болезнь свирепствовала более в крестьянском, чем в казачьем элементе", и что "в настоящее время горные поселенцы свыклись с новой для них местностью". В другом документе указывалось, что "лучшими из поселенцев оказались казаки линейные и оренбургские". Правда, в одном из донесений командира 24-го полка говорится, что из-за отсутствия свободных от леса и способных к пахоте земель больше всего страдают "переселенцы 4 (Хоперской) бригады и Оренбургского войска, привыкшие к большому простору и удобству в земельном довольствии". Как бы то ни было, очевидно, что значительная часть оренбуржцев окончательно осела в крае. Об этом свидетельствуют полевые материалы фольклорно-этнографических экспедиций, ежегодно организуемых Центром народной культуры Кубани.

   Одиночные переселения из Оренбургского войска на Кубань происходили в 70-х гг. Так, в июне 1873г. казак ст. Донецкой Оренбургского казачьего войска Алексей Кожевников обратился в Войсковое хозяйственное правление "с ходатайством о перечислении его с материю и семейством, заключающимся в 2-х душахмужского и 2-х женского пола из Оренбургского войска в таковое же Кубанское казачье войско, для совместного проживания с братом Василием Кожевниковым, переселившимся на Кавказ в 1864г. и живущим ныне в поселке Кабардинском ст. Хадыженской". Вопрос был решен положительно.

   Вопрос об адаптации оренбуржцев в кубанской среде лишь мимоходом затрагивался в научной литературе (Н.И. Бондарь). Стремясь воссоздать в новых условиях привычную среду обитания "оренбуржцы везли оружие, в том числе и нарезные винтовки, а их жены - козий пух и прутики для вязания платков". Однако в ходе формирования новой восточнославянской локально-культурной традиции преобладающими во второй половине XIX века на Кубани становятся ассимилятивно-консолидационные процессы. Так, в начале XX века в ст. Кабардинской Н.С. Державин записал фольклорные тексты (сказки, заговоры, передразнивания русского говора и т.д.) от Арины Дмитриевны Жмурковой, 56-ти лет, которая юной приехала с родителями на Кубань из Оренбургской губернии, - на кубанском диалекте. "Балакали" и потомки оренбургских казаков, с которыми мы встречались в ходе фольклорно-этнографических экспедиций в Северский район. Конечно, необходимо иметь в виду, что 10% Оренбургского войска составляли малороссияне (Ф.М. Стариков, В.П. Баканов), поэтому приобретает важность выяснение вопроса о том, из каких станиц и поселков Оренбургского войска вызывались "охотники" для поселения на Кавказе. Пока удалось выяснить по документам лишь 3 метропольных населенных пункта: станица Кардаиловская, Городищенская и поселок Переволоцкий станицы Донецкой. Обнаруженные постаничные списки оренбургских переселенцев (около сотни) имеют лишь несколько украинских фамилий, большинство фамилий русского происхождения. На будущий год мы запланировали поездку в ст. Кабаржинскую Апшеронского района Краснодарского края, где проживает наибольшее число оренбургских казаков. Возможно, полевой материал позволит много прояснить в вопросе о степени их адаптации.

О.В. Матвеев


22.12.16 | 19:15:05

05.07.16 | 10:20:35

12.04.16 | 15:27:26

31.03.14 | 15:55:47

05.12.13 | 14:06:25


ГоловнаяНовостиСсылкиКонтактыКарта сайта


Работает на Amiro CMS - Free