Московское городское отделение Общероссийской физкультурно-спортивной общественной организации 
Федерация Славянских боевых искусств «Тризна»



ЛИТЕРАТУРА КАЗАЧЬЕГО КЛУБА СКАРБ

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ

КАЗАЧЬИ РАССКАЗЫ - Гончаров С.А.

СЕКРЕТНЫЕ СТРАНИЦЫ 
жизни Фильки Миронова

   Фёдор Кузьмич Миронов самая тёмная и загадочная фигура на Дону, воевавшая на стороне большевиков. В отличие от своих сотоварищей по большевистскому движению Голубова и Подтёлкова, он прожил долгую и бурную жизнь, убил множество православных казаков и казачат, вырезал множество никонианских казачьих семей, возглавил последнюю и самую кровавую религиозную гражданскую войну на Дону. И как милый друг московитских большевичков и палач православного имперского казачества, заливший донскую землю казачьей кровью, получил от своих масонских друзей и подельников высшую награду: Бутырскую тюрьму и пулю в спину. Советские историки сделали из этого сектантского оборотня Героя гражданской войны и всячески внушали, да и до сих пор внушают казакам, например Е.Ф.Лосев в своей книге «Миронов», что Миронов есть истый борец за счастье казачества и невинно пострадавший народный герой за свободу и счастье казачьего народа. В 1960 году на радость всех донских сектантов с него сняли вину в контрреволюционной деятельности то есть, против большевистской власти и ВКП(б). Его оправдали, обелили, отмыли, «почистили» и объявили «красным героем и вновь «поставили» на службу иудо - коммунистической власти на Дону. По этому случаю в бывшем Усть-Медведицком округе был всенародный праздник, как бывших сослуживцев, так и разделявших взгляды Миронова и сочувствующих ему. Кроме того, был поставлен памятник казаку в форме, но без погон, олицетворяющему «всесектантское» мироновское войско. Была сочинена героическая биография «всесектантского казачьего вождя». Сразу следует отметить, что та часть биографии героя гражданской войны, Филиппа Кузьмича Миронова, которая относится к его детству и юности крайне мала. Советские писатели и библиографы ограничивались крайне малой информацией. Типа: бедный казачёнок проявил незаурядную волю и, обладая исключительными способностями, без какай либо помощи окончил гимназию, Новочеркасское казачье юнкерское училище и дослужился до войскового старшины и стал зам. командира полка. То есть все советские биографии Миронова написаны в одном агитационном ключе: «кто был ни кем, тот станет всем». Советские биографы пишут: Филипп Кузьмич Миронов родился 27 октября 1872г. на хуторе Буерак - Сенюткином Усть - Медведицкого округа в бедной казачьей семье. Он окончил церковно-приходскую школу и два класса Усть - Медведицкой гимназии. Проявив большое стремление к знаниям, он затем самостоятельно проштудировал остальной гимназический курс.

   Однако для каждого, кто внимательно прочитал выше написанное описание жизни Фильки, возникает много вопросов.

   Первый вопрос напрашивается сам собой. «Батей Фильки был Миронов али кто другой?» Почему возникает этот вопрос. А вот почему. Все биографы пишут, что семья Мироновых была, не была офицерской, была очень бедной, и поэтому батя Фильки работал водовозом в станице Усть - Медведицкой. Как известно каждый казак наделялся паем, который в Усть-Медведицком округе составлял около 12 десятин. Семья Мироновых состояла из Филькиного бати, мамани и Фильки. Следовательно, на семью приходилось 24 десятины земли. Обычно оставляли для огорода 4-5 десятин, а остальную землю сдавали в аренду, что обеспечивало безбедное существование семьи. Но судя по всему, на Фильку пай был не нарезан. Это возможно только в случае того, что он был не родной сын казака, а приёмыш из коренных донских крестьян ( хохлов) и земельный пай ему полагался только после 17 лет.

Затем напрашивается вопрос: « Какого вероисповедания был Миронов?» Ответ на этот вопрос очень труден, так как на Дону наряду с императорскими православными казаками проживали как поповцы старообрядцы из Московии, так и донские старообрядцы. Кроме того старообрядцы беспоповцы, а так же многочисленные сектанты, начиная с хлыстов, молокан разного толка, духоборов, штундистов и другие секты. На мой взгляд, ответ на этот вопрос даёт описание внешности братьев бати Миронова Тита, Луки и дяди Филиппа, Увара Фроловича - огромного, черноволосого, чернобородого. Выглядят они как типичные старообрядцы поповцы или молокане –.знают Библию, отмечают христианские праздники, не бреют бород, крепкие в вере, трудолюбивые, не конфликтуют с властями. Кроме того они справные казаки, что в свою очередь косвенно указывает их на принадлежность старообрядцам поповцам али молоканам. Таким образом, мы можем утверждать, что и батя Фильки принадлежал к казакам старообрядцам поповцам али беспоповцам. А то что Филька в зрелом возрасте попал в православный храм, косвенно говорит о принадлежности его бати к старообрядцам беспоповцам. А для чего надо было отдавать Фильку старообрядцу? Всё дело в том, что молоканам запрещалось иметь в услужении православных, их избегали нанимать на работу предприниматели православного вероисповедания, и самое главное молокан не производили в офицеры

   Как известно из биографии Филиппа Кузьмича Миронова он до 12 лет, а некоторые биографы пишут что и до1 5 лет, пас скотину. Конечно, пасти скотину сыну казака до такого возраста не дюже приглядно, но вот если он имел психические отклонения, тогда становится понятной его затянувшаяся работа пастухом. А был ли Филька Миронов и в прям психически здоров? Врачи утверждают, что для людей с больной психикой отсутствие людей, уединение, свежий воздух, движение, общение с животными очень благоприятно влияют на психическое состояние больного. Биографы Филиппа Кузьмича все отмечают его неуравновешенность, склонность к конфликтности, стремление к первенству любой ценой, частое впадение в ярость. Казачата дразнили его следующим образом. Делали над головой из пальцев рога, дико тараща глаза, шли на Фильку и начали мычать: — Му-у... Му-у... Бу-у... Бу-у... В глазах от обиды у Фильки сразу темнело, а в висках начинало стучать.. И Филька впадал в неконтролируемую ярость. Он вообще не признавал ничего, кроме первенства во всем. Совсем как юный будущий командарм Думенко, который был сыном хохла и который ненавидел казачат и старался превзойти их во всёх воинских играх. На его не казачье происхождение косвенно указывает и постоянная забота о коренных донских крестьянах, принятых всех скопом атаманом Красновым в казаки, и попытка создания крестьяно - казацкой партии. С малых лет Филька чуял в себе большую способность к атаманствованию и завсегда атаманил среди сверстников. Всегда мечтал он об атаманской булаве и хотел стать таким же известным донским атаманом как Степан Разин или Кондратий Булавин. Как-то Филька прочитал книжку про Степана Разина и на всю жизнь ему в память врезались слова русского царя : «Жечь без остатку, а людей рубить, и заводчиков на колесы и кольи, ибо сия сарынь кроме жесточи не может быть унята».. И затаил Фёдор в душе злобу. «Вот погодь. Как в силу войду я тебе русский царь всё припомню. Буду жечь без остатку, а твоих православных слуг дворян, офицеров и никонианских имперских казаков буду рубить на колёса и колья буду сажать.... Я не так, как Пугач, но еще лучше сделаю: как возьмусь за меч, го вся Россия затрясется...». Что он потом и делал. Всё это указывает на то, что Филька с детства был психически болен, что в дальнейшем и отразилось на нём в зрелом возрасте. В во время учёбы в Новочеркасском юнкерском казачьем училище он хватается за револьвер. Так в 1895г., когда его начальник присвоил себе 6 из 9 рублей мироновского жалованья, нижний чин Филипп Миронов впал в необузданный гнев, а может быть у него и был припадок. Он заявил, что пристрелит вора-начальника как собаку.. Так, когда командир 4-й казачьей дивизии Телешов за свои перешедшие всякую меру бесчинства был посажен в арестантское отделение, Миронова на радостях «заклинило» и он публично «выговорил всё что думал о нём » своему командиру полка. И добавил, что с Телешовым это давно пора было сделать, поскольку невозможно терпеть дольше те безобразия, которые совершаются в нашей Русской Императорской армии. С первой минуты службы он постоянно конфликтует со старшими по званию офицерами, наотрез отказывается «исполнять идиотские приказы», а кроме того в беспамятстве из-за всякого пустяка хватается то за шашку, то за револьвер. После одной из таких «припадочных» выходок его в невменяемом состоянии упекают в госпиталь для нервнобольных (точно так- же как и Подтёлкова), а после выписки из госпиталя, его отправляют домой на долечивание.

   А вот какого вероисповедания был Филька? Казалось на этот вопрос ответ прост- старообрядец поповец. Ан нет ! По собственному признанию Филиппа Кузьмича он первый раз попал в храм уже в зрелом возрасте. Это ещё раз подтверждает гипотезу , что он приёмыш. Однако для ответа на этот вопрос есть подсказка. Филька женился в 17 лет, взяв в жёны 15 летнюю казачку. Известна некая байка, которую советские биографы любят выдавать за истину. Некий казак дал обет, что если на войне останется живым, то отдаст свою дочку в монастырь. Она же от монастырской жизни попыталась утопиться, но её спас Филька, а затем и на ней женился. В станице Усть-Медведицкой только один женский монастырь. Указом от 9 июня 1785 г Святой Синод по ходатайству А. И. Иловайского велел преобразовать Усть-Медведицкий мужской монастырь в женский. Тогда же в монастырь были переведены сорок девиц из Сиротинской станицы составляющих девичье собрание. Первой настоятельницей девичьего монастыря стала вдова войскового старшины Мария Абрамовна Карпова. В 1801г. М. Карпова постригается в монашество с именем Александра. За свое правление от Преосвященного Арсения епископа Воронежского и Черкасского награждена игуменским жезлом. Скончалась она в 1827 г. (в схиме Мария). Преемницею Александры стала игумения Августа. Заслуга ее в том, что она обучала девочек церковному пению. При ней открылся новый источник благотворного влияния на край: малолетние дочери не богатых старшин и казаков, живя по кельям монахинь, получали начатки мирского воспитания и, возвращаясь в свет, уносили в своей душе семена нравственной чистоты и благочестия. Благодаря чему монастырь пользовался большим уважением. Скончалась она в 1835 г. Её заменила казначея Вирсавия. При ней был устроен двухэтажный дом, для трапезы. Число монашествующих, при ней увеличилось от семнадцати до тридцати двух (1854 г.). Скончалась игуменья Вирсавия 21 ноября 1863 г., а вместо неё стала казначея игуменья Арсения, одна из наиболее известных насельниц монастыря. Дочь знаменитого генерала Михаила Васильевича Себрякова. 3 января на 31 г. своей жизни, она была посвящена в сан игуменьи Архиепископом Иоанном. Наделенная властью игуменья Арсения занялась устройством обители, как с внешней стороны, так и с внутренней. Первым ее делом, было распространение грамотности в монастыре между сестрами, так как поступающие в монастырь девицы были лишены возможности получить образование, как светское, так и духовное. В 1867 г. заботами игуменьи Арсении, при монастыре открылось бесплатное четырех классное женское училище с преподаванием Закона Божия, русского и славянского языков, географии, арифметики и русской истории. Так же была открыта живописная школа, в которой преподавала сама игуменья. В училище обучались дети дворянские и чиновников, духовных и городских жителей, сельские, коренные и иногородние где их учили светским манерам, чтению, и другим светским наукам. То есть этот монастырь был своеобразным Смольным институтом, что в Петербурге, где воспитывались будущие жёны войсковой старшины, но ни как ни бедные замученные монашки. В живописной школе обучалось до 15 детей постоянно живущих при монастыре. Занятия проводились три раза в неделю по два часа. Училище действовало до 1918 г. В него принимали и дочерей казачьей старшины. Интересно сообщение Фильки о своей женитьбе. Он пришёл домой и сказал мамане, что он женится. И всё! Никаких отговоров! Хочу и женюсь! Да же не спрашивал благословления родителей! А ведь ему было только 17 лет и он числится в Усть-Медведицкой гимназии студентом. Вопрос: «На какие шишы ему содержать семью?» Маманя даже не стала ему перечить и сразу дала своё согласие. Сразу же дал своё согласие и атаман Усть-Медведицкой станицы. Батю, же Филька поставил в известность в последнюю очередь. Правда Козьма Фролович, в такую пришел ярость, что дело дошло до рукопашной. Да из тебя простого, путевого казака не выйдет, коли ты, молокосос, с пеленками связываешься - в сердцах выкрикнул он. Батя! — крикнул Филька, — Поднимать руку на офицера не позволю!.. Правда, будущего, — тише добавил он. А откель он знал, что будет офицером сын не офицера? Откуда такая уверенность?

   Да и отец невесты не был против женитьбы, а дочка его должна была бы выйти замуж за справного казака из войсковой старшины, а здесь как - бы голутвенный казачишка. Вот это и не вяжется. Знать Филька происходил из зажиточной семьи и родной батя на деньги не поскупился. А может и секта донских молокан решила, что это в её традициях, очень полезно ему пораньше жениться для сохранения психического здоровья.

   Теперь о его вероисповедании. Известно, что донская войсковая старшина, которая придерживалась старой веры, пройдя в своём развитии через хлыстовство и молоканство, со временем организовалась в секту донских молокан. Секта «Донские молокане», или по другому «молокане донского толка», появились на Дону в начале XIX века. Членами секты являлась прежде всего казачья старшина из молокан сделавшая недвусмысленный шаг навстречу православию . За исключением миропомазания и священничества, они признали все таинства православной церкви (именно как таинства, а не просто обряды). Религиозный культ был у них упрощён и сводился к молениям в обычных домах, во время которых читались тексты из Библии и пелись молитвы. Этот толк отличался от других молокан тем, что обрядность и таинства «молокан донского толка» были близки к православным. Они молились за власти и подчинялись властям, без каких- либо ограничительных условий. Они так же не уклонялись от воинской службы и давали присягу на верность императору. Однако такая политика наталкивалась на открытое противодействие сектантских масс. Активизируются выступления молоканских низов против новоявленной иерархии, в частности, против сближения донских верхов с православной церковью. Молокане, как и хлысты и духоборы стремились построить “царство Божье” на земле, организовывали коммуны, где провозглашалась общая собственность и равное распределение. Уже первоначальные молокане (так называемого уклеинского толка), до конца не порывая с православием, на свой лад стремились создать крепкую, организованную церковь. Молокане выражали социальное мироощущение и самосознание тех индивидуальных предпринимателей, которые уже достигли определенной хозяйственной самостоятельности, а поэтому стремились к “порядку”, опасаясь всякого рода брожений и неустойчивости как в религиозной, так и в политической сферах. Молоканская верхушка стремилась, с одной стороны, ликвидировать дискриминационную политику со стороны властей в отношении собственной общественно-хозяйственной деятельности, а с другой — обезопасить свое бытие от спонтанных бурлений снизу, от всякого рода обязанностей по отношению к неимущим “братьям во Христе”. Кроме того она так же стремилась к созданию строгой, как правило, иерархической церковной организации, способной взять под свой контроль и нейтрализовать всякого рода “бунтарские” противоправительственные движения в своих рядах. Паллиативом стало возникновение в 80-е годы так называемых “штундо-молокан” (“новомолоканство”, или “христиане евангелического вероисповедания, пресвитерианцы”). Их ряды чаше всего пополнялось последователями Донского толка. В своих “Кратких правилах веры” новомолокане практически приняли баптистское вероучение, за исключением крещения взрослых. Они разделяли лютеранское учение о грехе, узаконили сан пресвитера и т.п. Но и то же время признавали церковные таинства и усиленно демонстрировали верноподданнические чувства.

   Молокане женились и выходили замуж очень рано. Женихам от 16-17 лет, а невестам от 14-15 лет. Считалось, что это укрепляет семью и отвращает молодёжь от дурных мыслей и поступков. В нашем случае Фильке шёл 17, а невесте Степаниде 16 год. Таким образом, можно утверждать, что Филька был молоканином донского толка. У молокан, как у всех сектантов, присутствует родовое наследие тех сект, от которых они произошли. Так в поведении молокан, мы видим отдельные черты присущие духоборам и беспоповцам. Однако это родовое наследие проявляется не у всех молокан, а, а только у наиболее ярких, харизматических личностей. Примером может служить Филька Миронов, который хотя и был молоканином, но, тем не менее, в нём ярко проявились черты присущие духоборам и беспоповцам. От духоборов в нём было жажда чистой и святой жизни, жизни по разуму и совести. От беспоповцев стремление всё проверить, исследовать и «сделать собственную совесть судьёю приказания», борьба до конца против всякой неправды, защита всех обиженных и угнетенных, грабёж и умерщвление богатых (помещиков, буржуев и генералов). А так же в нём было чувство не подсознательной, а сознательной религиозности, что и позволило ему уйти от массовой религии и исповедовать индивидуальную веру.

   Вызывает удивление и поступление Фильки в Гимназию. В Гимназию принимали с 12 лет. Но для этого надо было окончить церковно-приходскую школу и затем сдать экзамены. Но Филька до 12 лет пас скотину и ходил ли он в церковно-приходскую школу неизвестно. Посьба скотины является своеобразным лечением при нервных болезнях. Она благотворно действует на нервную систему и постоянное уединение от людей уменьшает возбудимость нервов. Акромя того Филька был беден и к тому же молоканин, а, как известно молокане постов не соблюдают и в посты пьют молоко. А чего-чего, а молока у него было вдоволь. Цельное стадо. Захотелось, ему есть, так он надоит себе молока, сколько ему нужно, вот он и сыт. Обычно с десяти лет казачат отдавали в церковно-приходскую школу, однако Фёдор же пас станичную скотину толи до двенадцати лет, толи до пятнадцати лет, точно неизвестно. Кроме того он был как бы припадочным и постоянно задирался со своими сверстниками что мешало его учёбе в церковно-приходской школе. Однако он не был дебилом, и имел способности к учёбе. Поэтому в церковноприходскую школу ходить его не принуждали, и ходил он в неё через пень колоду. Видя такое дело, станичные донские молокане пожалели его и как единоверцу помогли закончить церковно - приходскую школу. Но тогда возникает вопрос: как он сдал экзамены в Гимназию и кто платил за его образование. Батя Фильки Миронов платить не мог, так как был не богат. И тут неожиданно объявился благодетель атаман Усть-Медведицкой станицы. А вот с какого это бодуна атаман Усть - Медведицкой станицы берёт Филькино обучение на станичный кош доподлинно неизвестно. А когда гимназию закрывают, то бывшего гимназиста Миронова, почему-то сразу принимают писарем в канцелярию станичного атамана. Здесь возможны следующие варианты. Либо настоящий Филькин батя вносит свои деньги за обучение и чтобы не светиться просит атамана объявить, что станица берёт на свой кош обучение Фильки, либо это идёт через единоверцев донских молокан, заинтересованных в своих образованных членах секты. Через 2 года после поступления Фильки в Гимназию её закрывают в связи с покушением на Государя Императора, в котором принял участие казак станицы Потёмкинская. Советске биографы восхищаясь пишут, что Филька самостоятельно сдаёт экстерном экзамены за весь курс гимназии (за 6 лет обучения). Такую лапшу на уши можно вешать только рабочим и крестьянам, а так же советским казакам не имевшим никогда никакого представления о гимназическом курсе, включавшего в себя греческий, латынь, иностранный язык, историю, риторику, математику и ещё много других дисциплин, которые не изучаются в церковно-приходской школе, и о которых Филька слыхом не слыхивал. Сам самостоятельно изучить их он не мог никак, так как изучение многочисленных наук а тем более сдача экзаменов по всем предметам за шесть лет обучения, представляла для такого плохо развитого и малограмотного юноши непреодолимую трудность. .Возникает вопрос: Кто помог Фильке получить документы о сдаче экзаменов за гимназический курс экстерном? Ларчик же открывается просто. В гимназии преподавала семья Поповых (дед и сын - Михаил Попов), которые приходили родственниками Попову (Серафимовичу). Сынок Михаила Попова Маркиан в 1920 г. вступил в Красную Армию и стал известным Красным генералом. Однако в 1937г. был расстрелян. Серафимович, он же Попов Александр Серафимович был на девять лет старше Фёдора Миронова. Родился в 1863г в станице Нижне-Курмоярской. Закончил Усть-Медведицкую гимназию. Уже в гимназии он создал кружок, в котором велись беседы о справедливости, о правах человека, о равенстве и свободе. В кружок попадала нелегальная литература, привозимая приехавшими на каникулы студентами в родные станицы. Постепенно у Серафимовича формируются народнические убеждения крайнего толка. Однако после поступления в Петербургский университет, на физико-математический факультет, он попадает в среду революционного студенчества и знакомится с марксизмом. Затем он порывает с народничеством и становится убеждённым марксистом. В связи с причастием к неудавшемуся покушению на Государя Императора Александра III он был арестован и выслан в Архангельскую губернию. По окончании ссылки он возвращается в станицу Усть - Медведицкую, где находясь под надзором полиции, он продолжал свою революционную деятельность. Именно в это время ему в руки и попадает Филька Миронов. В обществе Серафимовича он постигает азы марксистского учения и пропитывается классовой ненавистью, которая легко накладывается в его сектантской душе на ненависть к существующему строю и церкви.

   Этот Серафимович и взял шефство над Филькой и помог ему вместе с исключенным из Петербургского императорского университета и находящимся под негласным надзором полиции студентом Мавриным и преподавателями Гимназии Поповыми получить документ об окончании экстерном курса Гимназии. При этом не обошлось здесь без помощи братьев донских молокан и их покровителей масонов или говоря современным языком блата .

   После получения документа об окончании гимназии, у Фильки хватило ума не поступать в университет. По призыву на военную службу, Филька выражает желание получить офицерский чин и его зачисляют не без помощи единоверцев в Новочеркасское юнкерское казачье училище. Однако при этом опять возникли проблемы. Так как он числился сыном не офицера, то он не мог быть выпущен из училища офицером. Однако поступив в училище сыном не офицера (по первому разряду), он уже в 1898г. оканчивает его уже по второму разряду ( как сын офицера) с присвоением офицерского чина. Возникает законный вопрос: «Почему Фильке везде открыты двери с чёрного хода?» Ответ может быть только один. Ему помогала и толкала секта донских молокан и их хозяев масонов, заинтересованная в своих людях во власти наверху. И даже получим желаемый офицерский чин Филька опять недоволен тем, что не находит среди офицеров своих единомышленников и единоверцев.. «Я пошёл в училище, -- позже вспоминал он, -- с надеждой получить на казённый счёт образование и найти под офицерскими мундирами честных людей. Но глубоко ошибся: они, как правило, оказывались слугами самой тяжёлой реакции». Тем не менее, не смотря на вышесказанное, он стремится сделать военную карьеру. Продвижение же по службе у него идёт без задержек. Уже в 1902г. он имел уже звание хорунжего, а в 1903г. избирается станичным атаманом в станице Распопинская. Очень известная на Дону станица. Бабы от туда звери. Ей стрижено она кошено и хоть убей на своём будет стоять. Это про них поговорка: «на казачке жаниться что дикую кобылицу укротить». И опять ему помогают стать станичным атаманом! Правда, в атаманах пробыл он недолго. Через год казаки его с треском изгоняют из станицы. Опять вопрос. « Кто его устроил в станичные атаманы и зачем?». Ответ может быть только один. Атаманство нужно для продвижения по службе и толкали его опять донские молокане и их благодетели масоны, готовившие таких полоумных как он к своей власти и будущей гражданской войне на Дону.

   Как видим, психически больной Филька Миронов, али ещё как его там, всегда шёл с чёрного хода и без помощи своих сектанских братьев никогда бы ничего не достигнул бы. Но именно такие “отмеченных печатью”, полоумные, одиозные, ни перед чем не останавливающиеся фигуры, люто ненавидевшие Империю и Государя, заранее готовились и ставились на нужные места для развязывания гражданской войны на Дону

   К этому времени сформировалось не только его мировоззрение, но и обманчивая внешность. Для всех казаков он лихой щиголиватый имперский офицер. А внутри его, ненависть к Государю и Российской империи, замешанной на сектанской хлыстовской ненависти с примесью марксистского учения о диктатуре пролетариата во главе с кучкой избранных (почти как у секты Новоизраильтян), мечты о Духобории на Дону, то есть “царство Божие на земле” предсказанное Писанием, границы которого определялись системой специфических верований, обрядности, нравственных предописаний. Во главе Духобории стоит он, новоявленный Христос, справедливый и любимый всеми, окружённый “архангелами”, “апостолами”, как представителями “горнего” мира, его доверенными людьми, несущими непререкаемую истину и свет, а потому непогрешимые в своих действиях. Он осознавал себя в качестве вождя некого казачьего народа сплотившегося вокруг него живого Христа и во всем подвластного его воли. Он мечтал стать окружным атаманом Усть - Медведецкого округа чтобы реализовать заветную мечту всех сектантов и старообрядцев: очистить округ от никонианов, организовать сектантские коммуны которые зарекомендовали себя как производственные сообщества, по организации и эффективности хозяйства, заметно опережавшие остальное крестьянство. Он тщательно готовил для себя сакральную маску, которая должна была надежно скрывать, все самые его неблаговидные земные вожделения и пороки. И надо сказать, что он этого достиг. Но, не смотря на то, что эта маска была сорвана Лейбой Бронштейном (Троцким) тем не мене вот уже спустя почти сто лет эта сакральная маска, надетая на Фильку его духовным учителем марксистом и хлыстом Серафимовичем, продолжает выполнять свою функцию.


22.12.16 | 19:15:05

05.07.16 | 10:20:35

12.04.16 | 15:27:26

31.03.14 | 15:55:47

05.12.13 | 14:06:25


ГоловнаяНовостиСсылкиКонтактыКарта сайта


Работает на Amiro CMS - Free