Московское городское отделение Общероссийской физкультурно-спортивной общественной организации 
Федерация Славянских боевых искусств «Тризна»



ЛИТЕРАТУРА КАЗАЧЬЕГО КЛУБА СКАРБ

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ

КАЗАЧЬИ РАССКАЗЫ - Гончаров С.А.

КАЗАЧИЙ БОЙ

   Оренбургский казак Анатолий Григорьевич Бусыгин проснулся и прислушался. Ему почудилось, что за окном слышится какой-то шум. Отворив окно, он выглянул из куреня. Солнце только встало, и его лучи весело освещали вишнёвый садик и щебетавших на ветвях утренних птах. Взяв с Божницы икону «Спаса в силах» Анатолий Григорьевич босиком прошёл по свежа вымытому и добела выскребленному полу, а затем тихонько приотворив скрипучую дверь, вышел на баз. Его с оттенком желтизны колмыковатое лицо с редкой бородкой было не заспано и светилось каким-то внутренним светом, а в его немного раскосых глазах прятались хитринки. В этом он был весь, потомственный казак с Дона, ведущий свою родословную от ордынских казаков и волею судеб оказавшийся на Исетской линии.

   Поставив перед собой икону «Спаса в силах» Анатолий Григорьевич встал на колени и стал молиться.

- Всё рассеивается и собирается рукой Бога и нет силы, препятствовать этому - подумал он.

- Сколько бы Вы не старались ускорить возрождение казачества, однако желаемое Вы получите только по чистоте своих помыслов и безмерной вере в Бога – неожиданно услыхал он.

- Храните и развивайте и множите традиции православного казачества. Не будьте казаками только по названию своему. Вспомните всё и вся, чем владели, что умели и к чему прилагали усилия свои ваши предки - продолжил тот же голос.

   Анатолий оглянулся, однако около него никого не было. Ему стало и весело и страшно. Он понял, что с ним разговаривает сам Господь.

- Будьте вдумчивыми и внимательными. Чаще молитесь при начинании и завершении дел ваших! Никогда правду не заменяйте лицемерием и обманом якобы для пользы дела. Думайте над каждым помыслом своим, над каждым словом и делом своим. -

   Затем Господь продолжал:

- Казаки! Загляните в душу свою со вниманием! Вспомните бесстрашных предков своих. Молитесь Мне и чувствуйте моё присутствие в каждой клеточке своего тела, и Я всегда помогу Вам, и станет слово Казак вновь почитаемое не только в православной Руси, но и по всему свету. Передавайте только достойным казакам чистой душой подаренный мною Вам «Казачий спас», оберегайте его от тех казаков, которые отошли от веры, с чёрной душой и с нечистыми помыслами. Учите казачат.-

   Анатолий Григорьевич встал с колен и трижды перекрестился. И стало ему светлее на душе и понятнее, почему так странно и уродливо устроена нынешняя жизнь на казачьей православной земле и в чём состоит промысел Божий о казаке-человеке. В чём состоит суть правильного развития и воспитания своих детей и привития гордости за свои родовые корни.

- Оделил Вас, господа казаки, Господь «Казачьим спасом». – услыхал он голос ангела хранителя.

- Он живёт в Вас. Возьмите шашечку, выйдите в степь и покрутите её. Посмотрите в душу свою. Почувствуйте, как оживает каждая клеточка вашего тела доставшегося вам от твоих воинственных предков и ваша божественная душа и как входит в каждую вашу клеточку Бог. -

   Окончив молиться, Анатолий Григорьевич взошёл в курень, подкрутил усы, надел форму и пошёл в церковь.

   День был праздничным, и церковь была полона. Войдя в церковь он трижды перекрестился. Навстречу ему попалась стайка юных православных воспитанниц. Они взглянули на него, и в их глазах он прочёл не только восхищение казачьей формой и его выправкой. В них светилась простодушная радость, что Господь послал им радость повстречать воина человека - казака. И в блеске их глаз он увидел отражение радости веры и уверенность, что среди грязи современной демократической жизни они духовно не одиноки и не беззащитны. Что живо ещё православное казачество. И что перед ними один из тех людей на земле, единокровников, единоверцев, божьих воинов, защитников православных семей, их жизней и жизни их будущих детей, умелых и бесстрашных воителей за веру и божью справедливость на грешной земле, которых нельзя ни купить, ни сломить, ни запугать, ни победить. Так как они созданы Богом для защиты православного народа, для смертной безжалостной и бескомпромиссной борьбы со злом и сам Господь одарил их непобедимым оружием «Казачьим спасом».

   Их юные души, какими неведомыми путями, каким то внутренним чутьём, присущим искренно верующим людям уловили и поняли суть и предназначения существования православного казачества.

   Взволнованный всем духовно увиденным Анатолий Григорьевич вышел из храма и столкнулся с атаманом казаков охраняющих храм.

- Слышь Григорич! Не в службу, а в дружбу помоги ради Христа - начал скороговоркой атаман.

- Мне сообщили, что что-то на рынке произошло, а что понять не могу. Толи драка, толи погром, толи ещё что-то посерьёзнее. Я послал туда казаков, да только вот вестей от них нет. Слетай пулей туда и разберись.-

- Кубыть так. Помогу - промолвил Анатолий Григорьевич и сев в машину с племянником Николаем, направился к рынку.

   На рынке было вавилонское столпотворение. Толпа торговцев с Кавказа вооружённых палками и железными прутьями билась в истерике у тоненькой шеренги казаков при въезде на рынок. Окуренные, в незаправленных и разорванных рубахах, со сбитыми на затылок фуражками «аэродормами», с перекошенными злобой жирными лицами, крутя над головой железные прутья, матерясь и рыча, они напирали на казаков. Не считаясь ни с чем и чувствуя свою силу, толпа из здоровенных джигитов с Кавказа крушила всё вокруг себя, ломая столики и скамейки, на которых были разложены картошка и соления с помидорами, огурцами и капустой. Перевёрнутые столы, разбросанные овощи и фрукты, под ногами толпы с плачущими старушками, торговавшими солениями и зеленью, избитыми стариками, пытавшимся защитить от разъяренной толпы своё жалкое имущество, дополняли картину.

   Впереди толпы выделялись шестеро молодых кавказцем с особым остервенением крушивших вокруг себя. Видя такое дело, племянник Анатолия Григорьевича, Николай, горячий, лихой и чубатый казак с блестящими глазами, кровь с молоком, решил храбростью и лихостью один остановить этих шестерых кавказцев. Служил он в Дивизии им. Дзержинского, а, следовательно, занимался в армии рукопашным боем и карате. Сняв шашку и засунув за голенище сапога нагайку, Николай храбро бросился на них. Схлестнулись. Столкновение было ожесточённым и скоротечным. Кавказцы буквально «понесли» его, избивая и затаптывая в пыль. Только вмешательство других казаков не позволило закончиться столкновению трагически. В кровь избитый, в разорванной гимнастёрке Николай представлял собою наглядную агитацию того, что ожидало казаков, если они не отступят. Вдруг толпа расступилась и впереди мятущегося человеческого стада как сорвавшийся с цепи бугай, сигналя и мигая фарами, появился огромный блестящий автомонстр Hammer.

   Анатолий Григорьевич сразу понял, что именно он появился для того, чтобы прорвать казачью цепь.

- Передел на рынке с помощью братков - мелькнуло у Анатолия Григорьевича в голове. – Не иначе как, глава районной администрации, член Единой России, коммунист - интернационалист по убеждениям, но рыночная поскудная и продажная тварь по жизни задумал и организовал этот передел. Видать «братки» вместе с кавказцами, обещали заплатить ему не малые деньги за этот гешефт. Однако Бог не в деньгах, а в правде-

   Подбежав к Hammeru, он постучал в дверь, требуя остановиться. Затемнённое стекло машины слегка опустилось, и послышалась отборная матерщина. Анатолий Григорьевич забежал наперёд и, выхватив из-за голенища ногайку, хлестнул ею по фарам. Раздался звон разбитого стекла. В тот же момент двери Hammera растворились и из машины на асфальт вывалились в чёрных пальто и чёрных очках пятеро «братков - качков», с накаченными шеями увенчаных небольшими бритыми макушками с жирными щеками. В руках у них были биты, цепи и кастеты. Поигрывая плечами и помахивая «инструментом» они вместе с шестью кавказцами как один дружной группой двинулись на казаков во главе с Анатолием Григорьевичем.

   Избитый Николай, видя такое неравенство сил, сделал попытку придти на помощь дяде.

-Всем назад - крикнул Анатолий Григорьевич и стремительно двинулся навстречу «качкам». Он с места крутнулся и тело его, вращаясь всё быстрее и быстрее, полетело над землёй навстречу «браткам» и кавказцами. Тело его вращалось так быстро, что руки и ноги исчезли, слившись в кокон, и только возникшие светящиеся огоньки указывали направление движения. Словно вихрь он пролетел через идущих на него «качков» с кавказцами, оставив после себя небольшие кучи прикрытые кепками и огромные черные кучи с чёрными очками на асфальте оттого, что совсем недавно было остервенелыми кавказцами вооруженными металлическими прутьями и грозными «братками - качками».

   Дверь Hammera хлопнула, и на асфальт выпрыгнул водитель. В руках у него у него был пистолет. Вскинув его, он открыл огонь по Анатолию Григорьевичу, который в этот момент остановился и был к нему спиной. Почувствовав спиной летевшую в него пулю, Анатолий Григорьевич довернулся и пуля, пройдя под мышкой, смачно цокнула в ствол растущего возле ворот рынка дерева. Находясь в состоянии «изменённого сознания» Анатолий Григорьевич видел, как ходит ствол в руке «братка», видел то место, в которое он был направлен, видел, как палец тянет курок и как из ствола одна за другой вылетают пули и медленно вращаясь, летят к нему.

   Пытаясь спасти дядю, Николай, кинулся к нему, пытаясь прикрыть его собою. Анатолий Григорьевич краем глаза увидел, как из ствола вылетела пуля, предназначенная Николаю. Крутнувшись, он протянул руку, и, перехватив её, бросил ещё горячую под ноги Николаю.

   Расстреляв всю обойму, «браток», видя невозможность застрелить Анатолия Григорьевича, обезумел от страха, и, бросив пистолет, кинулся бежать. Однако нож, который метнул Анатолий Григорьевич, быстро остановил его слоновий бег.

   Воодушевлённые такой развязкой казаки дружно взяли вооруженных торговцев с Кавказа в ногайки и шашки. Видя, что дело их не выгорело, толпа торговцев поддалась назад и, бросая палки с прутьями, стала разбегаться.

   Спустя некоторое время казаки тоже разошлись, и Николай остался с Анатолием Григорьевичем один. Вытирая платком, кровь с разбитого лица, Николай снял фуражку и, став на колени, с трепетом в голосе произнёс

- Дорогой дядюшка, научи меня этому бою. Как я хочу научиться Казачьему спасу! Я сделаю всё, что ты от меня потребуешь. Брошу пить, курить и ходить по бабам, стану примерным христианином, только обучи меня казачьему бою. Сделай из меня настоящего казака, казака воина, достойного своих дедов и прадедов.-

- Добро. Причастись и приходи после причастия ко мне на рассвете. Тогда и погуторим – ответил Анатолий. Обнявшись, они направились на хутор.

   Прошло две недели. После причастия, ранним солнечным утром, Николай пришёл к Анатолию Григорьевичу. Они вместе пошли на луг, в то место где Анатолий Григорьевич обычно тренировался. Посадив Николая на бугорок возле родника недалеко от лужка, Анатолий Григорьевич начал свой рассказ.

- Сегодня я расскажу тебе кое-что о «Казачьем Спасе». Учил ему меня старый казак, выживший после выдачи англичанами казаков в городе Лиенце коммунистам на смертные мучения и прошедший все сталинские лагеря. Сказывал он, что этому способу сражаться научил его крёстный. А того в свою очередь научил, даурский казак, проживший большую часть своей жизни отшельником в тайге. Сказывал тот даурец, что этот бой является чисто казачьим и называется он Казачьим спасом. Даётся он казакам и ещё русским. Другим народам он не доступен. Чем древней казачий род, тем легче идёт обучение, так как оно основывается на генетической памяти обучаемого Спасу. Только чистых казачьих родов ныне не сохранилось, а всё больше смешение из трёх или четырёх родов. Обучающему Спасу надо как бы вытащить из памяти обучаемого всё то, что записано в его генетической памяти, то есть всё, что умели его предки, сумевшие выжить и продлить свой род.

- А чем отличается «Казачий Спас» например, от карате или других восточных единоборств – спросил Николай.

- Основным отличием казачьего спаса от других видов единоборств является то, что основывается он на вере в Бога, на молитве и чистоте души. Знающий Спас не только умеет сражаться против противника во много раз его превосходящего и побеждать его, но и владеет умением лечить, может выживать в любых сколь угодно трудных условиях. Справиться с владеющим Спасом не может и десяток казаков, не владеющих Спасом. В спасе нет «ката» как в карате. Всё происходит на интуитивном уровне.

   В Казачьем спасе есть несколько уровней. Так казак, который овладел четвёртым уровнем знаний, мог вместе с конём переноситься из одного места в пространство в другое, его нельзя было зарубить, он ловил и останавливал пули.

-А как же обучали «Спасу» казаки молодых казаков и казачат раньше, например, лет сто-сто пятьдесят тому назад - спросил удивлённо Николай.

   В стародавнее время старики начинали обучать казачат с семи лет, а занятия проводили после захода солнца. На начальном этапе занятий перед казаками, прежде всего ставилась задача по развитию у них силы, ловкости и выносливости. В качестве тренировочных предметов они использовали: большой клубок ниток для вытаскивания страха, для развития интуиции меченые дощечки, два маленьких мячика, кожаная лапа в виде боксёрской, донская ногайка, разновесные деревянные куколки для работы с ножами, пара ножей пригодных для метания, повязятка на глаза для стрельбы в слепую по интуиции и винтовка. Занятия проводились как на лугу, так и на ровной вытоптанной земле.

-А с чего начиналось обучение «Спаса» на начальном этапе - спросил Николай.

   К молодым казакам желающими научить этому бою, старики тщательно приглядывались, и многим отказывали. С теми, кто по их пониманию подходил обучению, они начинали обучение с казачьих игр. Одной из любимейших игр казачат была игра в чехарду, развивающую прыгучесть, выносливость, координацию движения, позволяющая научиться перепрыгивать и перекатываться с высоким поднятием ног, имитирующую удар ногами, через препятствие почти на него не опираясь. Одновременно с этим производилось обучение умение правильной стойки и движению, так называемой «рюмочки» - умению отклоняться от ударов. Если казак уставал, то он «обжигался», то есть делал специальные движения, позволяющие мгновенно восстанавливать силы и приводить себя в боевое состояние. Центральным в движении казака является движения «свия», с помощью, которой проводятся удары руками и ногами.

-Дядька Анатолий! Как ты узнавал что будут делать «братки» и кавказцы когда ты на них пошёл? Откуда ты знал, как и в какие места, они собираются наносить тебе удары?- заглядывая в глаза, спросил Николай.

- Огромную роль в «Казачьем Спасе» играет способность казака предчувствовать поведение противников, угадывать их мысли и действия, опережать действия противников, уходя от ударов и заставляя своих противников не только «молотить пустой воздух», но и уничтожать друг друга. Эта способность развивается с помощью специальных упражнений. Так стоя спиной к противнику, знающий «Спас» ощущает то место тела, в которое будет произведён выстрел и, отклоняя тело, уходит от пули. Это свойство развивается с помощью клубка ниток и называется «вытягиванием страха». Поэтому Казака знающего «Казачий Спас» нельзя убить. Если казак гибнет, то о нём говорят, что он не убит, а «не уберёгся» -

   Окончив рассказ, Анатолий Григорьевич вздохнул, и «ожёгся», то есть по казачьи, взбодрился, а затем неторопливой волчьей рысцой затрусил к лужку. Луг встретил его утренней обильною росою. Издав негромкий хриплый вой, как старый бирюк, Анатолий Григорьевич повалился в траву и стал кататься по росе. Накатавшись вдоволь, он встал и стал разогревать своё тело особым, казачьим способом. Тело его как утюг стало быстро нагреваться и вскоре стало очень горячим. Не прошло и десяти минут, как рубашка и шаровары на нём высохли. Покачав «рюмочку» Анатолий Григорьевич стал постепенно вводить себя в состояние «изменённого сознания». Двигаясь вращениями, словно летая, он стал замечать, что время и всё движущееся вокруг его словно замедляет свой бег или останавливается. Так пролетающий мимо воробей так и не понял, как он оказался в руке Анатолия Григорьевича, который видел его, словно висящим в воздухе и взял осторожно его в свою руку.

   Нежно держа его, он улыбнулся и отпустил воробья, вспомнив, как батя вместе с крёстным отцом, когда он был ещё мàльцом, учил видеть летящую пулю.

   Окончив двигаться, Анатолий Григорьевич занялся «куколкой». Воткнув в «куколку» несколько ножей он стал играть с ней, подбрасывая и ловя её одной или двумя руками, перебрасывая с руки - на руку, и жонглируя ею да так, чтобы при хвате её уворачиваться от наточенных лезвий ножей.

- Не ленись играть с «куколками» - говаривал крёстный.

- Никто тебя не сможет нанести тебе удар ножом. Ты всегда успеешь перехватить руку противника с ножом, да зажмёшь её так, что он не сможет её вырвать – поучал его батя.

- Посмотри на себя Николай – обернувшись к племяннику, произнёс Анатолий Григорьевич. -Рази ты казак. У тебя что ни день, то пьянка, то новая утешительница на одну ночку-

- Совсем и не так. Это сеструха меня за свою подружку оговорила. А рази казаки в старину не пили, и не было женщин у них? – обидчиво проговорил племянник.

- Я вот что тебе скажу – ответил Анатолий Григорьевич.- Есть предание, что один из казаков атаман Ермака на кануне битвы ночь ушёл к любимой женщине. На утро, когда он вернулся, казаки, многие из которых, как и он владевшие «Казачьим спасом» собравшись в круг, приговорили его к смерти через отрубание головы. В бою казаки надеются друг на друга, вверяя друг другу свою жизнь. А тот казак потратил свою силу на женщину, поставил свою похоть выше казачьего братства, и поэтому в смертельном бою у братьев казаков ему уже не было веры и надежды на его помощь. Поэтому всякому занимающемуся «Казачьим спасом» следует отказать от сожительства с женщиной или, по крайней мере, сделать интимные встречи крайне редкими.-

- Эка, ты загнул, дядька Анатолий! Так то ж в походе, я ныне не в походе, а на роздыхе. – возразил Николай.

- От обучаемому Казачьему спасу требуется быть человеком исключительно трудолюбивым во всех делах, православным, честным, доброжелательным, не мстительным, не распутным, не пьяницей, крепко верующим в Христа и Пресвятую Богородицу и выше жизни ценить казачье братство. А ты вот уже два месяца как ты пришёл из Армии. И сколько разов за это время ты был в церкви и сколько разов причастился? Один только раз. Вот какой ты казак! - с укоризной произнёс Анатолий Григорьевич.- Да и слабоват ты – оглядывая невысокую, накаченную фигуру племяша судя по всему обладающему недюжей силой, усмехнувшись, ответил Анатолий.

- Как это слабоват? – удивился Николай. - Да знаешь ли ты, что в армии я занимался карате, борьбой, штангой и гирями. Ведь я служил спец войсках. Смотри, как я накачался. –

   Николай стал в позу «качка», напряг мышцы, показывая «колбасные» бицепсы и надутые грудные мышцы.

- Тогда покаж свою силу - сказал Анатолий Григорьевич. -Возьмись своей рукой как можно крепче за моё запястье и держи его изо всех сил-

   Николай крепко, как мог, сжал запястье дяди. Анатолий Григорьевич легко хлопнул ладонью по плечу и предплечью Николая и после этого легко выдернул из его сжатых пальцев свою руку.

- Вот и вся твоя сила – сказал он.

- А разве казак не должен быть накаченным? – глядя на жилистую фигуру Анатолия Григорьевича, сказал Николай. - А можно ли занимающемуся «Спасом» для развития силы заниматься штангой или гирями?-

- Запомни так же, что казакам изучающим «Спас», строго настрого было запрещено поднимать какие - либо тяжести, так как сила у казаков развивается только при работе со своим телом - ответил Анатолий Григорьевич. - С одной стороны это разнообразные подтягивания и медленные отжимания, а с другой стороны это разнообразные подъемы и повороты туловища, корпуса, прыжки, мягкий неслышный кошачий бег, включая резкие ускорения. -

- А теперь возьми шашку и набегая руби меня – глядя прямо в глаза Николаю приказал Анатолий Григорьевич.

- Да ты что! – воскликнул Николай. – Я ведь тебя зарублю. Не буду я этого делать-

-Руби!- приказал Анатолий Григорьевич.

   Вытащив шашку из ножен и закрутив её над головой, то есть, сделав «солнце», Николай устремился к Анатолию Григорьевичу. Но, не доходя до него, словно наткнувшись на что-то твёрдое и круглое, отлетел в сторону, а его шашка вместо того, чтобы развалить Анатолия Григорьевича до пояса, словно скользнув по невидимому щиту, рубанула пустой воздух.

- Это называется надувать пузырь – улыбаясь, пояснил Анатолий Григорьевич. - С помощью специальной тренировки можно добиться, что из живота как бы появляется пузырь, который, ты «надуваешь» и не позволяешь никому приблизиться к тебе. А теперь я завяжу себе глаза и стану к тебе спиной. Отойди от меня и затем нападай на меня со спины. –

   Николай отошёл метров на двадцать вынул нож из ножен и стал бесшумно приближаться к Анатолию Григорьевичу который стоя к нему спиной только слегка шевелил пальцами рук. Когда осталось несколько метров Николай вдруг стал как пьяный изгибать и качаться. Не доходя нескольких шагов до Анатолия Григорьевича он выронил нож и кувыркнувшись словно пьяный упал на траву. Это выглядело так, словно кто-то схватил его в охапку и швырнул на землю.

   Прошло два месяца с тех пор, как произошёл этот разговор, и Николай стал заниматься «Казачьим Спасом». За это время он сильно изменился. Перестал пить, ходить по бабам, стал уважительным к старикам и родителям, стал посещать регулярно церковь и причащаться. Кроме того, Николай подал документы и успешно сдал вступительные экзамены в Московский автомобильно-дорожный институт (Технический Университет) по специальности автомобильные двигатели.

   Наступило время расставания. Николай, физически и душевно изменившийся, поджарый и гибкий от занятия «Спасом», чувствовал себя сильно расстроенным. Поезд на Москву уходил утром. Его провожали всею дружною семьёю. Когда все простились, он получил следующий наказ от Анатолия Григорьевича.

-Когда приедешь в Москву, сначала припишись к студенческой казачьей станице, а затем попроси атамана станицы познакомить тебя с потомственным оренбургским казаком Макаровым Сергеем Станиславовичем. Он возглавляет «Казачий клуб казачьего рукопашного боя СКАРБ» и у него сайт в интернете (www.scarb.ru), а так - же с донским, из ордынских казаков, Бибяевым Валерием Филипповичем, знатоком Казачьего Спаса. Я знаю, что они бывают в Храме Пресвятой Богородицы, что около метро Динамо. Передай им поклон от меня и попроси разрешения поучиться у них. Береги честь оренбургских казаков и не роняй её. Вот и всё. Бог тебе в помощь! Спаси тебя Христос! Ангела Хранителя тебе в дорогу!-

   Анатолий Григорьевич снял папаху и трижды поцеловал Николая. Они обнялись. Перекрестив Николая, Анатолий Григорьевич подал ему вещи в тамбур вагона, успев засунуть при этом ему в сапог свою боевую нагайку. Тепловоз низко загудел и поезд медленно тронулся. И насколько Николай мог видеть, на перроне стоял Анатолий Григорьевич, махал папахой и крестил его в след.



22.12.16 | 19:15:05

05.07.16 | 10:20:35

12.04.16 | 15:27:26

31.03.14 | 15:55:47

05.12.13 | 14:06:25


ГоловнаяНовостиСсылкиКонтактыКарта сайта


Работает на Amiro CMS - Free