Московское городское отделение Общероссийской физкультурно-спортивной общественной организации 
Федерация Славянских боевых искусств «Тризна»



ЛИТЕРАТУРА КАЗАЧЬЕГО КЛУБА СКАРБ

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ

ДМИТРИЙ ЕФРЕМОВ - РАССКАЗЫ

УДАЧНЫЙ ДЕНЁК

Февраль — особенный месяц. В нём много солнца и ветра, в каждом его порыве, пусть даже самом отчаянном, пахнет весной.

В этот день солнце было по-весеннему ярким, и его тёплые лучи мягко ласкали истерзанную жестокими ветрами землю. В воздухе, пронизанном солнечным теплом, казалось, всё замерло. Даже старые прошлогодние листья, вечные спутники ветров, молчали, едва покачиваясь при редких вздохах проплывающей по широкому распадку зимы.

Витька и сам не верил, да и не помнил такой тишины в феврале. Он был очень доволен тем, что не смалодушничал и собрался поохотиться, и что смог растолкать брата, стащив с него тёплое одеяло. Ещё бы! Кому захочется ни свет ни заря, да ещё по зимнему холоду в лес. Ладно бы в машине, а то верхом.

Орлик, не знавший лени и усталости, весело вышагивал по мёрзлой земле, обходя свисающие низко ветки, выбирая безопасный путь для своего хозяина. Конь знал своё дело отменно: обходил стороной каждую ветку и за весь путь ни разу не споткнулся. От его нагретого тела клубами исходил пар, словно это был не конь, а железная печка, на которую только что бросили снега.

Всматриваясь в бесконечную даль, Виктору всё время приходилось щуриться. От ярких ослепительных искр постоянно текли слёзы, и с этим ничего нельзя было поделать; если едешь первым, то смотри в оба. Хотя в такой тишине зверь за версту услышит — размышлял про себя Виктор, иногда оглядываясь назад, переживая за брата. Тесный полушубок ужасно мешал поворачиваться, давил пояс, и если бы не дробовик, перекинутый через плечо, он давно расстегнул бы шубу. Чувствуя на своём лице мягкие прикосновения солнечного тепла, он непроизвольно улыбался и думал о жизни. О том, что если человек живёт мгновениями, то лучше этих быть не может. Так хорошо было ехать на послушной коняшке и беззаботно размышлять. Но даже в эти минуты глаза его блуждали в прозрачной голубой дымке среди сопок, отыскивая зверя. На этом жизнь резко меняла свою форму, превращаясь в сладкую бешеную погоню за удачей. А пока на горизонте было тихо, Витька плавно покачивался в седле и поглядывал на Орлика, для которого вопрос его лошадиной жизни определялся длиной дороги и количеством овса в конце пути. Его смешной рыжий чуб торчал между ушей, словно пучок сена. Прижав свои ослиные уши и выпучив глаза, Орлик ловил каждое движение хозяина и охотно выполнял все его команды.

— Добрый конишко, спокойный. Самый что ни на есть охотницкий, — рассуждал Виктор. — И выстрела не боится, и шагает мягко. Даром что низкорослый. Оно и лучше, по веткам головой меньше стучать. Да и падать, если что, меньше лететь до земли.

Разные кони попадались Витьке на его коротком веку. Встречались и такие, что сбрасывали с себя, вставали на дыбы и тут же падали на спину, калеча седоков. С конями не шути. А если шарахаются от зверя или просто чудят, как ненормальные — от таких упаси боже.

Конь на ходу успевал срывать пучки прошлогодней травы, умудряясь не сбиваться с ритма и не замедлять частого шага. В его брюхе, похожем на цистерну, всегда что-то бурлило, словно это был не живот, а паровозный котёл.


Из головы никак не выходила шальная утренняя коза. Стрелял уже вдогон, на удачу. Молнией пролетела коза, будто её ткнули в зад. Витька и прицелиться толком не успел. «Теперь до вечера трястись будет от страха где-нибудь в орешнике», — думал Витька, нисколько ни жалея о том, что не попал. А попади тогда, то и путешествию этому давно был конец, а день тока начинался, да и какой день… Красота.

Где-то позади едва плёлся Андрей. Услышав, как брат дубасит Белого и ругается последней бранью, Витька натянул поводья и поставил своего коня поперёк дороги, чтобы тот был ближе мордой к корму. Никто, кроме «якутов», не смог бы питаться такой травой.

— Оголодал, поди, — съязвил Андрей, когда его конь почти поравнялся с Витькиным. — Может, пересядешь? Низко, поди, сидеть. Ноги-то по земле волочишь. С моего-то лучше видать. Смотри, какой высокий.

— Ты меня, работушка, не бойся — я тебя не трону, — не скрывая смеха, пропел Витька, обнажая свои крепкие плотные зубы. — Давай, дядюшка, лучше покурим с твоего горя. Запарился, смотрю. Коня-то убрал. Аж пена изо рта идёт, — поддел он брата. Андрей ткнул нерадивого коня в толстый зад, и тот, сделав последнюю серию шагов, замер, обнюхивая своего товарища.

— Чо у тебя? Опять «Беломор»? Сам травись им, — отшутился Андрей, напуская на себя нарочитую серьёзность. — Своими обойдёмся, из портсигара. — Он важно прикурил от спички белую сигарету и длинно затянулся. — Чего скалишь зубы? Гы-гы. Знал же наверняка что за конь. Хоть за собой в поводу веди его. Да руку же оттянешь. Пропастишша, а не конь!

— Не-а. У меня к красивому недоверие. Красивый конь — это всё равно что красивая женщина. Нет надёжи. Опять же увести могут в любой момент.

— И не польстился же на добро! — Андрей с силой натянул повод, и Белый в ужасе попятился назад, выпучив свои огромные глаза. — Бывают же такие ленивые. У! Шельма. Хоть слезай и пешком иди.

— Ну, и разомнись малёха. Дай коню отдохнуть. Пусть хоть отдышится. — Витька ловко слез с седла и оглядел подпруги. Те как были тугие, так и остались. Конь действительно отвечал всем требованиям и вызывал неподдельное уважение. — Кости молодые. Полезно, - продолжал он подтрунивать над Андреем. — Он выправил полушубок и полез в карман за куревом. — А то, может, на Каменушку проедем? Где Костыль кабанов видел.

— А чего там без собак делать? Только коней портить.

— Пожалел волк кобылу! Свои что ли ноги. У них вон сколько их. — Витька с досадой покосился на брата. Выбрав бугорок, он подтянул Орлика и влез в седло. — Зря шубу надел. Жарко невыносимо. Ужасть как неудобно.

— Погоди. Может, к вечеру потянет снизу. Я и сам упарился. — Андрей приподнялся на стременах и, прикрыв от солнца глаза, огляделся. — Давай к тому косогору. В прошлый год там норы еночьи были.

Витька искоса посмотрел на брата и ухмыльнулся.

— В прошлую зиму ты плац армейский подметал.

— Не плац, а палубу. И не подметал, а драил. Деревня!

— Разницы-то. По мне всё одно, муштра.

— А меня не спрашивали, — обиделся Андрей.

— Да знаю. Ну, пошли что ли? Где там, говоришь, твои еноччи норы? Небось, дедушка наговорил, а ты уши развесил? Слушай его. Он уже пять лет, как с печки не сползает. — Витька громко рассмеялся и, ткнув по пузу своего якута, резво пошёл впереди Белого. — Догоняй! Палку потолще выломай. Он это враз соображает.

За спиной раздался треск ломающейся ветки. Белый в одно мгновение оказался впереди, с перепугу чуть не сбросив Андрея на землю.

— Чтоб я ещё раз сел на этого урода! — ругался Андрей. — Ты давай не смейся!

— Красна ложка едоком, а лошадь ездоком, — подначивал брата Витька.

Вспомнив утреннюю делёжку, он ещё глубже провалился в старое седло, испытывая прилив благодарности к маленькой неказистой лошадке со смешной и немного нагловатой чубатой мордой.

— Мы на красивое не заримся, — вдогонку крикнул он брату. — Мы по-простому.

Шаг коня наладился, и Витька подумал, что животного умнее и благороднее, чем конь, быть не может. Хотя и в его жизни попадались никчёмные лошадки. Но в этом уже были виноваты сами люди.

Через полчаса пошёл косогор. Его подветренная сторона плавно спускалась к ручью. В некоторых местах вода выходила из-под снега и образовала небольшие наледи. Ручей «кипел». Витька слез с коня, подошёл к самому краю. Закрывая глаза от слепящего света, он стал всматриваться в заметённый снегом склон.

— А и точчно! Вроде как нора. — Витька прищурил глаза и посмотрел на брата.

— А я что говорил. Ты же Фома неверующий.

Андрей важно сидел в седле и слазить с коня не думал.

— Они самые. Еночии норы. Одну точно вижу, — лениво зевая во весь рот, сказал Андрей. — Давай потихоньку. А я пока за конями посмотрю.

— Чего за ими глядеть! Слазь! Разомнись хоть. Пошли! — Витька поправил на спине дробовик и стал не спеша спускаться по косогору к темнеющей среди белого снега норе.

…— Ну, чего сидишь! — уже не отрывая взгляда от тёмного пятна норы, крикнул Витька. — Слазь давай! Сейчас выскочит. Кто его догонять будет?

— А вдруг кони уйдут? — до последнего сопротивлялся Андрей, не желая вылезать из нагретого седла. — Кругом ни кустика. Каво их нам потом догонять?

— У медведя десять песен, и все про мёд. Ладно. Хрен с тобой, — пробурчал Витька. — Сиди уж. Емеля.

Андрей ехидно улыбнулся и полез в карман за своим портсигаром.

— Снял бы хоть ружьё. Вдруг медведь выскочит.

— Наговоришь сейчас, ворона!

Про себя Витька обиделся на брата. За то, что он не захотел идти вместе с ним и даже не слез с коня. Это было неправильно. Так рассуждал Витька. Он был старшим среди трёх братьев, сестру он в расчёт не брал. Женщина. А брат, хоть и после армии, всё равно младший. А раз младший, то изволь уважать и слушать. Конечно, армия — дело серьёзное… А то, что сам Витька из-за своей руки не служил в армии, не давало Андрею повода для поучений. Этого Витька не переваривал. А рука, так силы в ней хватало на двоих. «Чем она там, в военкомате, не понравилась?» Стрелял Витька не хуже других. К своей правой он давно привык и не стеснялся протягивать её для приветствия хорошим людям.

Пройдя небольшую каменистую осыпь, Витька вышел на глубокий, хорошо слежавшийся снег. Чтобы не проваливаться, на всякий случай пошёл медленнее, делая небольшие остановки. Спускаться было непросто. Слишком круто шёл склон. Оставалось чуть больше десятка метров. Он огляделся и вытер шапкой пот с мокрого лба, представив, как будет лезть обратно. «Ну и хитёр же этот дядюшка, — подумал Витька о брате. — Знает, где наступить, а где подстелить. Всё предусмотрел. Караульщик коней!»

В это время на противоположном склоне слетели с дубков сороки и понесли по тайге чью-то дурную весть.

— Вас тут не хватало, — буркнул недовольно Витька и, поправив за спиной дробовик, подошёл к норе.

Уже на подходе мелькнула у него мысль о том, что нора-то вовсе не енотов и не барсучья. Он нагнулся и заглянул внутрь тёмного пятна, чётко разглядев пару глаз, внимательно смотревших на него из глубины.

— Вот чья это нора, — пролетело в его голове.

От этой мысли у него всё похолодело, а душа в один миг провалилась куда-то в валенки. В это же мгновение он услышал недовольное ворчание под снегом. Глаза в темноте вдруг зашевелились, и Витька почувствовал, как его шапка приподнялась, а голове стало совсем жарко.

— Медведь! — прошептал Витька, на мгновение потеряв свой голос. Потом он судорожно вздохнул и что есть силы заорал, рванул от берлоги со всех ног, пытаясь на ходу стянуть с себя дробовик. Делая гигантские прыжки вниз, краем глаза он увидел, как огромный чёрный ком, рассыпая вокруг себя снежную пыль, вылетел из-под снега и, постепенно увеличиваясь, стал накатываться на него.

Работая ногами и руками изо всех сил, Витька ждал, что сейчас вот-вот прогремит выстрел. Ведь Андрей всё видел. Силы таяли с каждым прыжком. Но брат почему-то всё не стрелял.

— Андрюха, стреляй! — хрипя, как загнанное животное, заорал что есть силы Витька. Он уже слышал за спиной отвратительное шипение разъярённого зверя, переходящее на рёв. — Стреляй же!

На мгновение обернувшись, он успел разглядеть растерянную фигуру брата, возившегося с дробовиком, и всё понял. Из последних сил Витьке всё же удалось просунуть «чёртову» правую руку под ремень. Резким движением он сдёрнул дробовик с плеча, умудрившись на лету взвести оба курка. Его шапка слетела с головы и оказалась в объятиях разъярённого зверя. На доли секунды медведь обрушил свой гнев на шапку. Витька вскинул дробовик и, почти не целясь, с полуоборота пальнул из обоих стволов. Ноги его запнулись, он потерял равновесие и с лёта воткнулся головой в слежавшийся снег. Краем глаза он всё же успел заметить, как зверь судорожно подпрыгнул в каком-то метре от него и комком покатился вниз по склону.

Зная повадки медведя, Витька резко вскочил и сразу же попытался перезарядить ружьё. Но дутые гильзы словно примёрзли в патроннике. Руки судорожно тряслись, а сердце, отбивая бешеный ритм, готово было выскочить из тесного полушубка. Хватая воздух, словно рыба, он рванул пуговицы и упал на колени. Ему вдруг стало безразлично, бросится зверь на него или станет убегать.

Подлетел брат и с ходу набросился на Витьку.

— Что же ты заранее ружьё не снял?! Я же говорил! Говорил! — затараторил он, не переставая ни на секунду.

Витька с удивлением посмотрел снизу, потом указал стволами в сторону мёртвого зверя:

— Посмотри его. Смотри осторожней. Может она претворяется, — морщась от боли в правом боку, произнёс Витька.

— Ты куда? — окликнул его Андрей, когда тот, пошатываясь, побрёл наверх.

— На кудыкину гору! Коней держать. А то уйдут же! Или ты собираешься на себе медведя вытаскивать? — бросил он, не оборачиваясь. В его глазах всё ещё прыгали тёмные круги. Он зачерпнул ладонью снега и приложил ко лбу. Ему вдруг стало весело оттого, что брат сдрейфил, оставшись один на один с медведицей.

…— Да ты не боись! Если что, добей.

Проходя мимо берлоги, Витька остановился и огляделся, разглядывая свои гигантские прыжки. До него вдруг дошло, что вся его охота длилась секунды, но им, как ему показалось, не было конца. Ещё он ощутил как день, в котором он только что находился, наполненный и бесконечный, вдруг опустел. Как опустело и внутри его самого. Он прислушался. Из норы всё ещё выходил тёплый и до ужаса вонючий медвежий дух. Вокруг всё было по-прежнему тихо и спокойно. «И в этом спокойствии меня могли запросто порвать на части или, по крайней мере, покалечить». От этой мысли по спине пробежала холодная дрожь. Он натянул полушубок и побрёл наверх. Поднявшись к коням, он присел на одно колено и закурил. Руки всё ещё дрожали. Краем глаза он видел, как внизу, выставив перед собой дробовик, подкрадывается к мёртвой туше брат. Не дойдя пяти метров, Андрей остановился и оглянулся.

— Да пульни ты в него на всякий случай! Не жадничай! — крикнул ему весело Витька. — Ткни его в задницу! — рассмеялся он. — Это тебе не барсуков по норам гонять.

Витька нехотя поднялся с колена и принялся готовить Орлика под волокушу. Вдруг за спиной прогремел выстрел. Витька обернулся. Брат стоял внизу и целился совсем в другую сторону.

Уже на самой вершине косогора, чуть выше от себя, Витька увидел два маленьких тёмных комочка, похожих на собак. Досада обожгла его горло. Это были медвежата, ещё совсем крохотные. От изумления Витька вскрикнул. Он вдруг растерялся. Предчувствие не обмануло его. Там, у норы, он действительно почувствовал что-то живое.

— Кого палишь зря! Не стреляй! — заорал Витька.

Андрей обернулся, опустил стволы и с удивлением посмотрел на брата.

— Какого хрена порох переводишь! — с досадой в голосе крикнул Витька. — Тебе что, мяса мало? Раньше надо было стрелять! — Он повернулся спиной к брату, испытывая досаду от произошедшего. «Надо же! И не сиделось же матушке в берлоге. Медвежата же. Целых два! И сорвались горемычные. Хотя...», — он посмотрел туда, где скрылись за косогором косолапые братья, и вздохнул. Комок подкатил к самому горлу. Ему вдруг стало нестерпимо жаль этих ещё совсем крохотных медвежат, почти младенцев. «Бредут среди голодного леса по голой земле в поисках пищи и тепла. А он, человек, преспокойно обделает свои дела, снимет шкуру с ихней мамки и поедет домой».

Медвежата были обречены. Их ждала голодная смерть. Да и волки своей добычи не упустят.

Ему стало тошно от себя самого. Он уже пожалел, что не дал стрелять Андрею. Но что было, то было.

Кони по-прежнему спокойно стояли на голом, выветренном косогоре и дремали под тёплыми лучами полуденного солнца. Взяв обоих под уздцы, Витька пошёл к брату. Зимой каждый час дорог. Солнце на месте не стояло. Надо было ещё разделывать зверя; после пережитого бросить понапрасну добычу Витька не мог позволить себе. Жизнь есть жизнь, и выбирать не приходилось. Это он усвоил ещё с детства. «Сильный побеждает слабого. В природе так, — по привычке рассуждал он про себя. — Уж если родился здесь, так и живи по здешним законам».

Но сердцем Витька понимал, что так не должно быть вечно. Что-то не сходилось в его мыслях. Он нутром чувствовал, что не сделал ничего хорошего. Убить зверя — дело нехитрое.

Пропуская мимо ушей восторженные слова брата, он только грустно улыбался, стараясь не смотреть в ему глаза:

— Повезло нам, паря. Повезло капитально.


22.12.16 | 19:15:05

05.07.16 | 10:20:35

12.04.16 | 15:27:26

31.03.14 | 15:55:47

05.12.13 | 14:06:25


ГоловнаяСсылкиКарта сайта


Работает на Amiro CMS - Free