Московское городское отделение Общероссийской физкультурно-спортивной общественной организации 
Федерация Славянских боевых искусств «Тризна»




КАЗАЧЬИ ПЕСНИ

ПЕСНИ СЕМИРЕЧЕНСКИХ КАЗАКОВ


Казачьи походные песни

А НЕ ПОЙ ТЫ, МОЯ КУКУШКА

А не пой ты, моя кукушка, 
Не кукуй ты, моя долевая, 
Не кукуй ты, моя рябая, 
В Петербурге да, ой да, во лесочке, 
В Петербурге да во лесочке, 
На сухом да ли на пруточке, 
На сухом-то ли на пруточке 
Вы не пойте, соловьи-пташки, 
Вы не пойте, соловьи-пташки, 
Не давайте казака донского
Отцу с матерью разлуки, 
Отцу с матерью разлуки 
Во зимние во морозы, 
Во зимние во морозы, 
Во крещенские во морозы, 
Во крещенские во морозы. 
Болят ножки да во сапожки, 
Болят ручки от винтовки. 
Ты не плачь да не плачь, дорогая, 
Ты не плачь да не плачь, мамаша, 
Может, может, я ворочуся, 
Через тридцать три, три годочка 
Назовешь ты меня да сыночком.

Записана от Васильеой К. М., 1906 г. р., г. Талгар, в 1976 г. Всего записано 13 текстов. См.: «Фольклор семиреченских казаков», ч. I, № 12

Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 12

ВОТ ПТАШКИ, ПТАШКИ ПЕЛИ 
Вот пташки, пташки пели, 
Чуть слышен голосок. 
Два храбрые героя 
Просились ночевать: 
— Любезная хозяюшка, 
Пусти нас ночевать. 
— Я печку не топила, 
Гостей я не ждала. 
— Любезная хозяюшка, 
Не надо ничего. 
Мы завтра на рассвете 
рано в поход пойдем. 
Хозяюшка сожалилась, 
пустила ночевать, 
Два храбрые героя 
оружием гремят. 
Один герой заходит, 
садится за стол. 
Другой герой заходит, 
стал речи говорить. 
— Любезная хозяюшка, 
давно ль живешь одна? 
— На фронт мужа проводила 
и сына своего, 
И вот уже i0 лет 
слуху нет от них. 
— А как бы ты признала 
мужа своего? 
— Я сына узнавала 
по русым волосам, 
Я мужа узнавала 
по ласковым речам. 
— Признай-ка, хозяюшка, 
сына своего, 
Признай-ка ты, хозяюшка, 
мужа своего

Записана от Тарасенковой А. С., 1916 г. р., г. Иссык, в 1976 г. Кроме того, еще 2 варианта 1976 г. аналогичны данному. См.: «Фольклор семиреченских казаков», ч. I, № 6. 
Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 9

Походная казачья песня. В основе - авторское стихотворение 19 века о возвращении отца и сына с военной службы. В оригинале речь идет не о казачьей службе, а о рекрутчине (первоначально, при Петре I, она была пожизненной, позже снижена до 25, а затем до 20 лет).


Все пташки приумолкли,
Не слышно голосов.
Два храбрые героя
С походика идут.

Подходят ко избенке,
Просились ночевать:
"Любезная хозяюшка,
Пусти нас ночевать.

Мы ноченьку переночуем,
В поход рано пойдем".
Хозяйка сожалела,
Пустила ночевать.

Один герой, вошедши,
Садился на скамью,
Другой герой, вошедши,
Стал речи говорить:
"Любезная хозяюшка,
Зачем же ты одна?"

"Я мужа проводила,
Сыночка своего,
Как двадцать лет, не больше,
Не слышно ничего".

"Признай, признай хозяюшка,
Ты мужа своего,
Признай, признай, любезная,
Сыночка своего".

Бирюков Ю. Е. Казачьи песни. М.: "Современная музыка", 2004.

ЗАЦВЕЛА ЛЬ ЧЕРЕМУХА

Зацвела ль черемуха,
Бел ли пал туман,
Ты о чем задумался,
Старый атаман?
Меньше ль в тебе удали,
Туп ли стал булат
Не согрела ль ладушка
Ночью твой халат?
Верные дружинники
У тебя лихи,
У них кони быстрые,
Вострые клинки,
У них кони быстрые,
Сабли наголо.
Кликнешь клич, и на сердце
Горя не было,
Кликнешь клич — поднимутся,
Степи загудят,
Травы заколышутся,
Леса заговорят.
Там ребяты-хваты,
Кудри жги, что хошь,
Руки, как булаты,
А язык, как нож.
Расцветай, черемуха,
Расступись, туман,
Прикажи коня подать,
Старый атаман,
Беркутами ринемся
За тобой в полет,
В жилах кровь запляшет,
Сердце запоёт.

Записана от Технерядневой В. С., 1910 г. р., г. Талгар, в 1976 г.

Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 16
Походная казачья песня

КАК НАД РЕЧКОЙ, НАД РЕКОЮ...

Как над речкой, над рекою
Под зеленым дубом,
Расставалася казачка
С хлопцем черночубым.

Припев:

Ой-да, ой-да, ой-да,
Ой-да, ой-да, ой-да.

Говорил казак казачке,
На коня седая:
«Ты не плачь и не грусти,
Моя дорогая».

Ты не плачь, не грусти,
Не лей даром слезы,
Еду в армию служить,
Защищать свободу.

Еду в армию служить,
В армию червону,
Шлю горячий свой привет
Я родному дому.

Записана от Гороховой Е. И. , 1904 г. р., пос. Веселое, в 1977 г. Второй вариант дан там же Ковалевой Ф. Н., 1905 г. р.

"Я иду на бой жестокий
Против грозной силы,
Станет наш любимый дом
Для врага могилой...

Обнял дивчину казак,
Взглянул: взгляд горячий,
И помчался догонять
Эскадрон казачий".

Третий вариант Артамоновой Ф. П. (с. Аксеновка) аналогичен второму.


Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 3
Либо песня послереволюционная, либо упоминание "червоной армии" и "свободы" - поздняя вставка.

КОНИ, ВЫ, КОНИ
Кони, вы, кони,
Кони вы казенны,
Отдали вас, как пастушка,
Кони, казакам на службу.
Службу служите,
Сена возите,
Сена до колена,
А дров на полена.

Записано от Лебеденковой М. П., 1893 г. р., г. Иссык, в 1976 г.

Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 5
Казачья походная песня

ОЙ ДА, КАЛИНУШКА-РАЗМАЛИНУШКА

Ой да, калинушка-размалинушка,
Ой да, ты не стой, не стой на горе крутой –
Ой да, не спускай листья во сине море.
Ой да, как по синю морю, по синю морю
Корабль плывет.
Ой да, как во том корабле
Три полка солдат плывет.
Ой да, они богу молются,
Домой просятся:
«Ой да, офицер-майор,
Отпусти домой
К отцу, матери родной,
К жене молодой».

Записана от Верцановой В. А., г. Каскелен, в 1977 г. Второй неполный текст записан там же от Онищенко Я. И. Всего записано 9 текстов песни. См.: «Фольклор семиреченских казаков», ч. I, № 4.

Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 11

Походная солдатская песня

ОЙ, ПОЛЯ, МОИ ПОЛЯ
Ой, поля, мои поля,
Вы, турецкие поля.
Как на этих полях
Урожаю нема.
Только родилась
Полынь — горька трава.
Полынь — горька трава,
Куст-калинка одна.
Как на этом кусту
Мелки пташки поют,
Как под этим кустом
Стражник-воин лежит.
У нето на груди
Золотой крест блестит.
У холодных-то ног
Вороной конь стоит.
Он стоит да стоит,
Все выслушивает.
А хозяин коню
Все наказывает:
«Уж ты, конь, ты, мой конь,
Конь вороный мой!
Побегай-то, конь,
Через большой турецкий фронт,
Не давайся, мой конь,
Неприятелям,
Только дайся, мой конь,
Отцу с матерью.
А жене молодой
На словах расскажи –
Я женился на другой.
Была свашка — медная шашка,
Свинцова пуля дружком,
Обвенчала пуля быстро,
Положила спать копьем.

Записано от Сычёвой А. П., 1869 г. р., г. Иссык, в 1976 г. Всего зафиксировано 8 текстов. См.: "Фольклор семиреченских казаков», ч. I, № 5. Варавва, № 108; "Народное творчество Дона», № 53.
Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 13

Походная казачья песня. Была очень популярной: сохранились ее переделки времен Гражданской войны ("Ах, поля, вы поля!" - о Щорсе).



Вы, поля, вы, поля, вы, широки поля,
Как на вас, на полях, урожаю нема.

Только есть урожай - кучерява верба.
Под вербою казак, он убитый лежал.

Он убит не убит - сильно раненый был,
Бела грудь у него вся изрезанная.

На груди у него крест нательный лежит,
А у ног его вороной конь стоит.

- Уж ты, конь, ты, мой конь, товарищ ты мой,
Ты слетай-ка, мой конь, во Россию домой.

Не скажи ты, мой конь, что убитый лежу,
А скажи ты, мой конь, что женатый хожу.

А женила меня пуля быстрая,
Обвенчала меня сабля острая.

А невеста моя - гробовая доска,
Мать родная моя - сырая земля.

Бирюков Ю. Е. Казачьи песни. М.: "Современная музыка", 2004..

ОТКРОЙ, КАЗАК, ЧАСЫ СТАЛЬНЫЕ

Открой, казак, часы стальные,
Пришла пора седлать коня,
А за минуты остальные
Благословить в поход меня.
Гнедой мой конь почуял сразу
Дорожку дальнюю свою,
По генеральскому приказу
Пойдем в развернутом строю.
Пойдем за дальние курганы,
Через сыпучие пески,
Заноют в сердце наши раны
Походной воинской тоски.
Ни в маршах и ни на привалах
Не позабыть нам отчий дом,
Как грянут песни запевалы,
Подступит к горлу горький ком.

Другой вариант этой песни:

Закрой, казак, часы стальные

Закрой, казак, часы стальные,
На циферблате ровно пять.
Заржали кони строевые,
Поход почуявши опять.
В стремена — ноги, сабли — к бою.
Трубит труба: «Пора, пора».
Уж точно море в час прибоя,
Гремит над площадью «ура!»
Казачьи сборы невелики,
Команда подана в строю,
И заблестят на солнце пики,
Подружки верные в бою.
И запорхают шашки-птахи,
Рука казачья горяча.
Заломим на виски папахи,
Чтобы ловчей рубить сплеча.
Нам не впервые в час тревоги
На клич отчизны дорогой
Лететь по воинской дороге
На жаркий бой, на смертный бой.

Записана от Технерядневой В. С., 1910 г. р., г. Талгар, в 1976 г.

Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 17
Походная казачья песня

ОХ ТЫ, ПОЛЕ МОЕ, ПОЛЕ ЧИСТОЕ

Ох ты, поле мое, поле чистое,
Раздолье мое, степь широкая,
Да чем же ты, поле, прикрашено?
Украшено и все цветочками,
Все цветочками, василечками.
Уж ты, конь, ты, мой конь,
Ты товарищ мой!
Ты ступай, беги ты на тихий Дон!
Поклонись родимым отцу-матери.

Записана от Пискунова П. А., г. Каскелен, в 1977. См.: Варавва, № 80; «Русская песня в Дагестане", № 130; «Народные лирические песни», стр. 464.
Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 7
Казачья походная песня

СОЛДАТУШКИ, БРАВО-РЕБЯТУШКИ
Солдатушки, браво-ребятушки,
Где же ваши деды?
«Наши деды – славные победы,
Вот где наши деды!»

Солдатушки, браво-ребятушки,
Где же ваши матки?
«Наши матки – белые палатки,
Вот где наши матки!»

Солдатушки, браво-ребятушки,
Где же ваши жены?
«Наши жены – ружья заряжены,
Вот где наши жены!»

Солдатушки, браво-ребятушки,
А есть у вас и тетки?
«Есть у нас и тетки – две косушки водки,
Вот где наши тетки!»

Солдатушки, браво-ребятушки,
Где же ваши сестры?
«Наши сестры – штыки, сабли остры,
Вот где наши сестры!»

Солдатушки, браво-ребятушки,
Где же ваши детки?
«Наши детки – пули наши метки,
Вот где наши детки!»

Солдатушки, браво-ребятушки,
А где же ваша хата?
Наша хата – лагерь супостата,
Вот где наша хата!»

«Сборник избранных песен для солдатского хорового пения», Екатеринослав, 1893 г.
Русские песни / Сост. проф. Ив. Н. Розанов. М., Гослитиздат, 1952

"Ура-патриотическая солдафонская песня, несовместимая со светлыми идеалами гуманизма, интернационализма и анархизма" (шутка). Первоначально это была традиционная нерифмованная народная песня - см. "В чистом поле стояло тут дерево". Потом ее обрамление откинулось, остались только вопросы и ответы солдат, и в итоге получилась рифмованная строевая песня, одна из самых популярных в XIX веке. До сих пор подвергается переделкам - см., например, современную "Солдатушки".

ВАРИАНТЫ (5)
1. Солдатушки, браво, ребятушки

Солдатушки, браво, ребятушки,
Кто же ваши деды?
Наши деды – славные победы,
Вот кто наши деды!

Солдатушки, браво, ребятушки,
Кто же ваши отцы?
Наши отцы – русски полководцы,
Вот кто наши отцы!

Солдатушки, браво, ребятушки,
Кто же ваши матки?
Наши матки – белые палатки,
Вот кто наши матки!

Солдатушки, браво, ребятушки,
Кто же ваши сестры?
Наши сестры – пики, сабли остры,
Вот кто наши сестры!

Солдатушки, браво, ребятушки,
Кто же ваши жены?
Наши жены – пушки заряжены,
Вот кто наши жены!

Солдатушки, браво, ребятушки,
Кто же ваши детки?
Наши детки – пули в врагов метки,
Вот кто наши детки!

Солдатушки, браво, ребятушки,
Кто же ваши братцы?
Наши братцы – полевые ранцы,
Вот кто наши братцы!

Солдатушки, браво, ребятушки,
Где же ваша слава?
Наша слава – Русская держава,
Вот где наша слава!

Солдатушки, браво, ребятушки,
Где же ваша сила?
Нашу силу на груди носили -
Крест – вот наша сила!

Солдатушки, браво, ребятушки,
Где же ваш родимый?
Наш родимый – Царь непобедимый,
Вот где наш родимый!

2. Солдатушки, наши ребятушки— Солдатушки, наши ребятушки,
Где же ваши маты?
— Наши маты — белые палаты,
Вот где наши маты.
— Солдатушки, наши ребятушки,
Где же ваши жены?
— Наши жены — пушки заряжены,
Вот где наши жены.
— Солдатушки, наши ребятушки,
Где же ваши детки?
— Наши детки — пули быстры, метки,
Вот где наши детки.
— Солдатушки, наши ребятушки,
Где же ваши сестры?
— Наши сестры — пики, сабли остры,
Вот где наши сестры.

Записана от Щербаковой Е. Д., с. Чемолган, в 1977 году. Два неполных варианта даны в 1976 г. в г. Талгар. См.: Киреевский, Новая серия, вып. 2, ч. 2, № 90; Народные лирические песни, стр. 452.
Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 15
Песня использовалась казаками как походная.

3. Солдатушки, бравы ребятушки
Солдатушки, бравы ребятушки,
А кто ваши деды?
– Наши деды – славные победы,
Вот кто наши деды!

Солдатушки, бравы ребятушки,
А кто ваши отцы?
– Наши отцы – храбры полководцы,
Вот кто наши отцы!

Солдатушки, бравы ребятушки,
А кто ваши матки?
– Наши матки – белые палатки,
Вот кто наши матки!

Солдатушки, бравы ребятушки,
А кто ваши жены?
– Наши жены – ружья заряжены,
Вот кто наши жены!

Солдатушки, бравы ребятушки,
А кто ваши братцы?
– Наши братцы – за спиною ранцы,
Вот кто наши братцы!

Солдатушки, бравы ребятушки,
А кто ваши сестры?
– Наши сестры – штыки, сабли остры,
Вот кто наши сестры!

Солдатушки, бравы ребятушки,
А кто ваши тетки?
– Наши тетки – драные подметки,
Вот кто наши тетки!

Солдатушки, бравы ребятушки,
А кто ваши детки?
– Наши детки – ядра, пули метки,
Вот кто наши детки!

Солдатушки, бравы ребятушки,
А кто ваш родимый?
– Наш родимый – Царь непобедимый,
Вот кто наш родимый!


Солдатушки, браво ребятушки, 
Где же ваши деды? 
— Наши деды — славные победы, 
Вот где наши деды! 

Солдатушки, браво ребятушки, 
Где же ваши матки? 
— Наши матки — белые палатки, 
Вот где наши матки!

Солдатушки, браво ребятушки, 
А где ж ваши жены? 
— Наши жены — ружья заряжены, 
Вот где наши жены! 

Солдатушки, браво ребятушки, 
Где же ваши сестры? 
— Нашли сестры — штыки, сабли остры, 
Вот где наши сестры! 

Солдатушки, браво ребятушки, 
Где же ваши детки? 
— Наши детки — пули наши метки, 
Вот где наши детки!

Русские народные песни. Песенник. Выпуск 4. Составитель Юрий Зацарный. М., «Советский композитор», 1982.



Солдатушки-ребятушки,
Петух кукуреку.
Мы в мушкетик пулю в дуло
Да забили крепенько.
Солдатушки-ребятушки,
Сам Суворов с нами.
Ну, так что же, это — знаем,
Победа за нами.
Солдатушки-ребятушки,
Где же ваши жены?
Наши жены — пушки заряжены,
Вот где наши жены.
Солдатушки-ребятушки,
Где же ваши матки?
Наши матки — белые палатки,
Вот где наши матки.
Солдатушки-ребятушки,
Где же ваши сестры?
Наши сестры — сабли востры,
Вот где наши сестры.
Солдатушки-ребятушки,
Чертов мост пред нами.
Бьем французов, бьем французов,
Сам Суворов с нами.

Рубцов Ф. Народные песни Ленинградской области. М., 1958, с. 10. Приводится по:

 Соболева Г. Г. Россия в песне. Музыкальные страницы. 2-е изд., М., Музыка, 1980.

ЧУ, НЕ В НАС ЛИ ПАЛЯТ?

Чу, не в нас ли палят,
Не идет ли супостат,
Не в поход ли идти
Нас заставляют?
Живо стройся в ряды!
Атаман едет сюда,
Предстоит нам поход небывалый.
Прилетел, как буран,
Наш станичный атаман,
А за ним ординарцы лихие.
Он коня осадил,
Черный ус накрутил
И сказал нам: «Здорово, ребята!»

Записана от Технерядневой В. С., 1910 г. р., с. Ново-Алексеевка, в 1976 г.
Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 4
Казачья походная песня

ЗАСВИСТАЛИ БРАВЫ КАЗАЧЕНЬКИ
Засвистали бравы казаченьки
В поход полуночи,
Заплакала моя Марусенька
Свои ясны очи.
Не плачь, не плачь, моя Марусенька,
Не плачь, не журися,
За своёво дружка любезного
Богу помолися.
Светит месяц, месяц над рекою,
А солнца немае.
Матерь сына, сына в дороженьку
Слезно провожала:
Матерь сына, сына в дороженьку
Слезно провожала:
— Ты поедешь, мой да сыночек,
Нас не забывай да.
Через три, да три ли годочка
Назад домой вертайся,
Через три, да три ли да годочка
Назад домой вертайся.

Записана от Васильевой К. М., 1906 г. р., г. Талгар, в 1976 г. Всего зафиксировано 15 текстов. 

См.: «Фольклор семиреченских казаков», ч. 1., № 1, У Овчаровой Е. В. (Каскелен):

— Иди, иди, моё дито,
Иди, не журися,
Через четыре недельки
До дому вернися.

— Чи вернусь я,
Чи я не вернуся,
Может быть, я сгину,
Поприветти мою Марусеньку
Як малу детину.

У Водневой Е. А. (к/з им. Калинина):

«Не плачь, не плачь, Марусенька,
Возьмем тебя с собою,
Как поедем, как поедем в чужу сторону,
— Ты иди, мой милай, не забавляйся,
На коне вороным назад возвращайся».

Оригинальный текст, данный Пескуновой Е. П., Рубановой .А. А., Русиной А. М. (г. Каскелен), публикуется ниже:

Свите месяц,
Свите ясный,
А солнце немае.
Мате сына в дороженьку
Слезно провожает:
«Иды, иды, мой сыночка,
Иды послужися,
А через четыре недели.
Домой воротися.
«Ой, рад бы, моя матушка
Рад бы я вернуться.
Да мой конь вороненький
В воротах споткнулся.


Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 8
Походная казачья песня, семиреченский вариант. Есть много вариантов в разных казачьих войсках. 
Восходит песня к запорожцам. Легенда приписывает ее создание Марусе Чурай,
 сочинительнице песен из войска Богдана Хмельницкого (середина 17 века). Она умерла в 23 года от чахотки.


За свит всталы козаченки,
В похид с полуночи.
Заплакала Марусенька,
Свои ясни очи!


То есть, в оригинале - не "засвистали", а "за свит всталы" (встали засветло).
Вариант на украинском - см. "Засвыстали козаченьки" (с нотами).

ВАРИАНТ
Засвистали казаченьки

Засвистали казаченьки
В поход с полуночи, -
Заплакала Марусенька
Свои ясны очи.

Не плачь, не плачь, Марусенька:
Мы возьмем тебя с собою,
Мы возьмем тебя с собою
Назовем сестрой родною.

Не сестрою, не родною
Женой своей молодою.



Бирюков Ю. Е. Казачьи песни. М.: "Современная музыка", 2004.

Исторические песни

ПУТИЛОВ (В Петрограде за Невской заставой...)

В Петрограде за Невской заставой,
От Жестанта версте на седьмой,
Там обрыты широкие ямы,
Для рабочих приют дорогой.
Это был генерал заслуженный,
А фамилия Путилов ему.
Он от бога умом награжденный
И научен на свете всему.
Раз задумал великое дело,
Чтоб впоследствии иметь барышей:
За границу поехал он смело
И оттуда привез чертежей.
Понемножку за год стал он строить
И впоследствии стал прибавлять.
А в начале десятого года
Стал Путилов завод бастовать.
Окружили его градиоры
И хотели завод распродать.
Пораспродавши, книги в конторе
Инженеру хотели отдать.
Но Путилов успел застрелиться
И письмо он оставил на столе,
Чтоб заводом его любоваться,
Схоронить на заводской земле.

Записана от Решетниковой Н. Г., 1902 г. р., г. Талгар, в 1976 г.
Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 22. - без заглавия.
Н. И. Путилов – владелец Путиловского завода в 1860-е – 1870-е гг. Данных о мелодии не сообщается; можно смело петь на мотив "Случай в Ватикане".

ВАРИАНТ
Путилов
…А фамилья Путилов ему.
Он от Бога умом награжден
И научен природой всему…
…Хотя жил на широкую ногу,
Но имел небольшой капитал.
Капитала он скоро лишился…
А впоследствии сам спохватился:
Денег нету и должен кругом…
…В это время Путилов скончался
И оставил письмо на столе:
«Чтоб заводом своим любовался,
Схоронить на заводской земле».

Записано Н. П. Ясюкевичем в 1997 г. от петербуржки Анисьи Григорьевны Желадновой 92-х лет

 (песню слышала в детстве в деревне в Тверской губернии)

В. С. Бахтин. Песни XX века //Живая старина, 2001, № 3. - без заглавия.

СМЕРТЬ АЛЕКСАНДРА I
Как задумал Александро
Свою армию смотреть,
Обещался Александро
К рождеству домою быть.
Рождество-праздник проходит –
Александра дома нет.
Его маменька родная
Слезно плакала об нем,
А княгиня молодая
День тоскует, ночь не спит.
«Пойду-выйду на обвахту,
Коей выше у меня нет,
Посмотрю я в ту сторонку:
Александра должен быть».
Вот по Питерской дорожке,
По широкой столбовой,
Что не пыль столбом пылит —
Молодой курьер спешит,
«Ты курьерчик, мой голубчик,
Ты куда ж скоро спешишь?» —
«Я спешу и тороплюсь я,
Я из Питера в Москву.
Скидовайте цветно платье,
Вы смывайте всю красу,
Надевайте черный траур,
Тогда всю правду скажу:
Наш отец-то Александро
В Таганроге жизнь скончал,
И двенадцать генералов
На главах его несут,
И двенадцать офицеров
Со знамям сзади идут».

В начале сентября 1825 года Александр I отправился в поездку по Южной России.
 Во время этой поездки, после короткой болезни, он умер в Таганроге 19 ноября. 
Гроб с его телом везли через Москву и другие города в Петербург,
 куда похоронная процессия прибыла только в марте 1826 года.


Обвахта - гауптвахта.

Исторические песни. Баллады. Сост., подг. текстов, вступ. статья и примеч. С. Н. Азбелева. М.: Современник, 1986

ЕЙ, ДА ПОЕХАЛ ЦАРЬ НАШ АЛЕКСАНДР
Ей, да поехал царь наш Александр,
Ей, да свою армию смотреть,
Ей, да обещался царь наш Александр,
Ох, и к рождеству домой прибыть,
Ей, да обещался царь наш Александр,
Ох, и к рождеству домой прибыть,
Ой, все праздники его проходят,
Александра царя дома нет,
Ой, да как по питерской по дорожке,
Ой, да молодой курьер бежит.
Ох, да я скачу, ох, да я бегу,
Ой, да про царя я весть везу,
Ой, да как наш царь Александр,
Ой, да свою жизнь он скончал,
Ой, как по пыльной вдоль по дорожке
Двенадцать его адъютантов,
Эй, на главах его несут,
Молодая его супруга,
Ой, погребенницу поет.

Записана от Осипова Т. Б., 1904 г. р., с. Чемолган, в 1977 г., следует, отметить наличие подробностей похорон.
См. варианты: «Исторические песни XIX в.», «Курьер сообщает о смерти Александра I" , № 181-194;
 Киреевский П. В. Песни, собранные П. В. Киреевским, т. 2, вып. 2, М., 1929, в. Х, стр. 197—199; 
«Русская песня в Дагестане", № 339.

Багизбаева М.М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 19

ОЙ, ДА ВСПОМНИМ, БРАТЦЫ

Ой, да вспомним, братцы,
Мы, кубанцы, 21 сентября -
Да как дралися мы с поляком
От рассвету допоздна,
Ой, как дралися мы с поляком
От рассвету допоздна,
Да с нами музыка играла,
Барабаны громко бьют
Ой да с нами музыка играла,
Барабаны громко бьют,
Да сигналисты заиграли,
Вынул сашку наголо,
Ой, да сигналисты заиграли,
Выгнул сашку наголо,
Да командир наш не трусливый,
Он всегда шел впереди,
Ой, да командир наш не трусливый,
Он всегда шел впереди,
Да получил тяжелу рану
От поляков на груди,
Ой, да получил тяжелу рану
От поляков на груди,
Да уж вы, братцы-кубанцы,
Не бросайте вы меня,
Ой, да уж вы, братцы-кубанцы,
Не бросайте вы меня,
Да жив я буду, не забуду,
Всех до дому отпущу,
Ой, да жив я буду — не забуду,
Всех до дому отпущу,
Да как приедем мы до дому,
Орденами награжу.

Записана от Ивановой М. П., 1906 г. р., г. Талгар, в 1976 г. См.: Варавва, № 110. В примечании Варавва отмечает, что песня была распространена по всей Кубани. До Великой Отечественной войны пелось "Как дралися мы с поляками», а в период войны «Как дралися мы с фашистом». Зафиксированы также дальневосточный, среднерусские варианты. Песня создана в дни освобождения от польского ига Западной Белоруссии и Украины. Всего нами записано 6 текстов.

Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 21

Популярная старая казачья песня (см. "Эх, да вспомним, братцы, вы кубанцы..."). Даннный вариант связывают со временем советской агрессии на Польшу в сентябре 1939 года, но вообще песню пели и до этого, и после этого, менялось только наименование врага. Возможно, что как раз "польский" вариант и есть первоначальный, и песня связана с участием казаков в подавлении польских восстаний (1794 г., 1830-31 гг., 1863-64 гг.)

Советско-немецкая агрессия на Польшу в сентябре 1939 года, одна из самых позорных страниц истории 20 века, явилась начальным этапом Второй мировой войны. Согласно пакту Молотова-Рибентроппа (1939 г.), Польша подлежала уничтожению и разделу между Германией и СССР. Вскоре обе страны ввели войска в Польшу (1 сентября - Германия, 17 сентября - СССР). После разгрома поляков обе армии агрессоров устроили совместный праздничный парад в Бресте (бывш. Брест-Литовск, польск. Бжешч), павшем после героического сопротивления.

СОЛОВЕЙ КУКУШЕЧКУ УГОВАРИВАЛ

Соловей кукушечку уговаривал:
«Полетим, кукушечка,
В Казань-город жить.
Казань-город славный,
На горе стоит,
Мимо его речка
Золотом блестит.
Там стоит лесочек,
Мы совьем гнездо,
Выведем кукушков –
Двух детеношек.
Тебе — куковьёнка,-
А мне — соловья.
Тебе для забавы,
А мне для себя.
Твой же куковьёнок
Будет куковать,
А мой соловьёнок
Будет распевать».

Записана от Игнатенковой О. М., 1929 г. р, г. Иссык, 1976 г. Второй вариант дан Осиповой Л. М., с. Чемолган. См. варианты: Шейн П. В. "Великорусс...", т. I, в. I, 1898, № 668, «Исторические песни XIII— XVI вв." № 84-105; «Русская песня в Дагестане» №321, № 322; Б. Н. Путилов "Русский историко-песенный фольклор XIII — XVI вв.», стр. 181-187; «Фольклор семиреченских казаков», ч. I, № 132.

Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Бектеп», 1979, № 20

Семиреки-казаки

Едут, едут, бравы казаки,
Едут семиреки - удальцы.
Здесь, во дальней стороне,
Эх, служить досталось мне.

Прощевай Сибирь родная,
Туркестанский край встречай.
Едем сотней, песню запевая.
Нас с победой ожидай.

Отстоим мы степь родную.
От набегов охраним.
И как мать свою драгую,
Крепость Верный защитим.

Впереди бунчук, и значит
С нами храбрый атаман.
Вот палатки замаячат,
Где стоит походный стан.

Распрягут коней казаки,
Сядут кругом вечерять.
Будут стары забияки
Про походы вспоминать.

Как свободу отстояли,
И аулы защищали.
Как и крепость штурмовали,
И набеги отбивали.

Утром снова выступаем,
Собираемся в поход.
Здесь границу охраняем,
Там степняк подмоги ждет.

И на праздник, на Георгий,
Много лета им поют.
А живот свой положивший,
В Царство Божие уйдут.

Едут степью семиреки,
Наши храбры молодцы.
Сохраним же мы навеки
Славу нашу казаки!

СВАДЕБНЫЕ ПЕСНИ СЕМИРЕЧЕНСКИХ КАЗАКОВ


УЖ, ТЫ, ПТАШЕЧКА

Уж, ты, пташечка,
Уж, касаточка,
Ты зачем рано вылетывала
Из своего гнезда теплого?
Все подруженьки присоветовали,
Родной папенька приневолил:
«Ты садись-ка, моя доченька,
За дубовый стол.
Обсажу тебя кругом подружками,
Обовью тебя кругом веночками
И оболью я тебя всю кругом душочками»


У ГОЛУБЯ, У ГОЛУБОЧКА

У голубя, у голубочка — золотая голова,
У его белой голубки — позолоченная.
Дивовались господа, все товарищи его.
— Если бы у моего у сына
Была едака жена,
Если бы у моего у сына
Была едака жена,
Я бы летом, я бы летом
На колясочке катал,
Я бы летом, я бы летом
На колясочке катал,
А зимою холодною
Я на питерских санях,
Я на питерских санях,
На дворянских лошадях.


ЕСТЬ ЗА ВОЛГОЙ СЕЛО

Есть за Волгой село,
На крутом берегу –
Там отец мой живет
И родимая мать,
Сына в гости зовет.
Я поеду к нему,
Поклонюся родной
И с согласья возьму,
И с согласья возьму
Обвенчаться с тобой,
Снарядись, уберись
В шаль с каймой голубой.


ОТ ПЕНЕЧКА ДО ПЕНЕЧКА

От пенечка до пенечка
Было два следочка.
Жило-было два следочка —
Снежком призапали.
Про меня, красну девицу,
Небыль рассказали.
Все я, красная девица,
Все рано вставала,
Свечу зажигала,
Гребешок искала,
Гребешочек,
Голову чесала,
Буйну голову чесала,
Дружка целовала.


ВЬЕТСЯ, ВЬЕТСЯ ВОРОБЕЙ У ОКНА

Вьется, вьется воробей у окна,
У того окна — немецкого стекла.
Тут ли, здесь ли вечеровинка* была,
До вечерня луча возвернуся,
На все стороны четыре поклонюся.
Создай, боже, невесту хорошу
И со многим приданым.

* Вечеровинка — вечеринка.


КАК ЗА МНОЙ, ЗА МЛАДОЙ

Как за мной, за младой,
Идет той долиной,
Татьяной, да люли.
Идет той долиной
Офицерик молодой.
На нем платье с галуну,
Перчатки лаковыя.
— Уж я милости прошу –
На квартиру, на мою.
На квартире, на моей,
Право, нету никого.
Один ты, друга я,
Третья верная слуга.
Уж я вернаю слугу
За напитками пошлю,
Я за пивом, за вином,
За сладкой водочкой.
Сладку водку изопьем,
Все графины разобьем,
Гулять с миленьким пойдем.


КАК ПО ТРАВКЕ, ПО МУРАВКЕ

Как по травке, по муравке,
По лазореву цветочку